Игорь Саульский: Каждая песня Градского – стихотворение…

В продолжение цикла, посвящённого жизни и творчеству Александра Градского, своими воспоминаниями с читателями Петропавловск.news делится музыкант, композитор, аранжировщик Игорь Саульский.

12.12.2021 Дмитрий Авдеев музыкальный обозреватель







На фото: «Скоморохи», начало 70-х, – предположительно снимок был сделан во время выступления в МГУ.


— Игорь, Вы познакомились с Александром Градским и присоединились к «Скоморохам» незадолго до фестиваля «Серебряные струны-71» в Горьком?

— Да, мы встретились за несколько дней до фестиваля. Нас познакомил Юра Фокин (мы с ним познакомились на одном из джем-концертов). Мы с Сашей поболтали о музыке, которая нам нравилась — думаю, мы сошлись, когда я сказал ему, как сильно люблю The Beatles. Так Саша пригласил меня присоединиться к «Скоморохам» и поехать с ними в Горький. Это была просто потребность в басисте, и, полагаю, я был хорошим кандидатом – хотя никогда раньше не играл на басу… Так что со стороны Саши это было рискованное решение, но оно в итоге оправдалось.

— И Градский уже в поезде показывал Вам партии баса?

— Совершенно верно. Насколько помню, мы должны были ехать в Горький либо в тот же вечер, когда встретились, либо на следующий день. Сели в ночной поезд до Горького, Саша дал мне бас-гитару и в течение нескольких часов поездки показал басовые партии нескольких песен, которые мы планировали сыграть на фестивале.

— Там прозвучала знаменитая «Джорджия» Рэя Чарльза. Что ещё тогда было в программе «Скоморохов»?

— Мы играли «Скоморохов» (песню, которая была своего рода гимном группы), также «Синий лес»… Помню дикую энергетику нашего выступления и абсолютно оглушительную реакцию зрителей. Зал просто взорвался, когда мы закончили наш сет. В общем, было очень весело!

— Это был успех – несмотря на то, что репетировать пришлось в не совсем обычных условиях…

— Самым забавным в той импровизированной репетиции в поезде было полное отсутствие усилителей. Мы просто использовали звук, который могли издавать наши инструменты. При этом репетировали не только инструментал, но и вокал – как Вы знаете, «Скоморохи» были известны мощными вокальными гармониями и аранжировками. Вот так закончили с четырьмя или пятью песнями и немного вздремнули – следующим вечером нужно было быть на сцене… Кстати, организаторы фестиваля встретили нас очень тепло, отвезли в гостиницу. Мы перекусили и отправились на саундчек. Да, вот забавная деталь. Если не ошибаюсь, у меня были брюки-клёш, которые моя мама сшила из старых штор (я не шучу)! Саша захотел надеть эти брюки на сцену, мы поменялись, и в итоге я надел его джинсы. Сейчас в это трудно поверить, и мы с Сашей смеялись над этим много лет спустя. Он ведь позже стал несколько больше, и у него не было возможности влезть в те расклешённые штаны…

— Можно сказать, что тогда, в начале 70-х, кроме The Beatles, основными кумирами Александра Градского были Чеслав Немен и Led Zeppelin?

— Ему нравилось всё вышеперечисленное, но The Beatles стояли на голову выше всего остального в Сашиной жизни и музыке. Он действительно отождествлял себя с Джоном Ленноном, и, думаю, в те дни даже немного походил на него. Самое главное, что тексты песен Леннона и поэтические песни Саши имеют какую-то таинственную связь. Думаю, не стань Саша фантастическим певцом, автором песен, музыкантом, он был бы признан замечательным поэтом. Просто послушайте его песни и представьте, что тексты читаются как стихи. Каждая песня Саши – это настоящее стихотворение! Чеслав Немен был, конечно, знаковой рок-фигурой и для Саши. Вообще, существовала сильная связь между авторами песен на славянском (польском, русском) языке и множеством общих лирических и драматических музыкально-культурных корней. Помните – Саша Градский был одним из первых (если не первым), кто создал русскоязычные рок-песни? И последнее, но не менее важное. Led Zeppelin – это было нечто новое, огромное и мощное, с невероятными барабанами Джона Бонэма, потрясающими клавишными и басом Джона Пола Джонса, божественной гитарой Джимми Пейджа и парящим вокалом Роберта Планта. Никто никогда не слышал ничего подобного раньше, и их первый альбом поразил всех. Затем второй, третий и т.д. С тех пор мир рок-музыки уже никогда не был прежним, верно? И голос Саши мог покрыть всё, что делал Роберт Плант, и Юра мог играть мощные паттерны Джона Бонэма и все эти хитрые трюки как никто другой. Между прочим, Юра мог даже спеть вокальную партию Планта, и делал это с большим успехом!

— Чем сейчас занимается Юрий Фокин?

— Насколько знаю, Юра живёт в Вашингтоне. Женат, занимается IT-бизнесом, разрабатывает проекты веб-сайтов. Он всегда был умён и обладал хорошими техническими способностями.

— Кто ещё из западных музыкантов особенно нравился Градскому?

— Ему также очень нравились Rolling Stones, Дженис Джоплин и Эрик Клэптон. Он был всеядным артистом и любил любую музыку – рок, поп, оперу и т.д. Мы все становимся тем, что слушаем, читаем, слышим, думаем, чувствуем и делаем, поэтому уникальный талант Саши впитал, усвоил и персонализировал вышеперечисленное, а затем и некоторое другое. Всё это вы можете услышать в его музыке. Он был подобен мощной призме, которая поглощала весь сияющий свет вокруг себя и превращала его в уникальное музыкальное искусство Градского.

— На «Серебряных струнах» «Скоморохи» разделили триумф с «Ариэлем». Общались, джемовали?

— Да, конечно. Вся атмосфера фестиваля была исключительно тёплой и дружелюбной. Конечно, пообщались с ребятами из «Ариэля» и, насколько помню, после этого поддерживали связь. Словом, на «Серебряных струнах» царило прекрасное чувство товарищества, включая организаторов.

— А после фестиваля группа начала записывать цикл «Размышления шута»…

— Да, но, к сожалению, не уверен, что могу многое вспомнить спустя столько лет. Помню, мы записали цикл песен в студии звукозаписи Московского радио (думаю, тогда Саша и написал такие песни, как “My Friend” на стихи Роберта Бёрнса). Помню, как играл на басу и челесте на данном треке среди прочих (речь идёт о песне «В полях под снегом и дождём» — прим. авт.).

— Невозможно не упомянуть в очередной раз и «Романс о влюблённых».

— Это был весьма интересный проект. Во-первых, благодаря Кончаловскому – он очень творческий и талантливый кинорежиссёр, и фильм тогда мне очень понравился. Актёрский состав также был потрясающим, у Елены Кореневой и Евгения Киндинова была очень сильная химия на экране – так, что ты мог видеть и чувствовать их талант и историю любви, которую они создали.

— Сейчас Вы продолжаете активно заниматься музыкой?

— Нет, сейчас я активно не занимаюсь никакими музыкальными проектами. В прошлом выступал, записывал и продюсировал некоторые радио- и телепроекты, включая шоу CBS и NBC. Потом меня привлекли технологии цифрового производства, что привело к изучению IT-индустрии общего предприятия. Вот так, много лет назад, я занялся этим бизнесом. Но музыку люблю, и всегда буду любить, теперь как слушатель. А мир сейчас другой, особенно из-за пандемии Covid-19. Живых выступлений очень мало, и лучший способ наслаждаться музыкой – транслировать её.

— На Ваш взгляд, главное, чему Вы научились благодаря совместной работе и общению с Александром Градским?

— Как Вы знаете, я вырос в музыкальной семье. Мои папа и мама учились в Московской консерватории и училище, моя бабушка Катерина была профессиональной певицей, её мать Анна была профессиональной оперной певицей, так что… У меня не было особого выбора, кроме как начать учиться музыке, когда мне было лет пять-шесть. Но это, скажем так, был мой путь классической музыки. Когда же я (и все мы) открыли для себя The Beatles, The Stones и других, моя музыкальная жизнь резко изменилась, и я начал играть в рок-группах. Если не ошибаюсь, тогда мне ещё не было четырнадцати. И когда я присоединился к «Скоморохам», это был естественный шаг от ранних попыток играть рок к чему-то очень оригинальному, аутентичному и уникальному. Так что это произвело на меня огромное впечатление и повиляло на мой дальнейший музыкальный путь, который привёл к «Машине времени», где Андрей Макаревич, ещё один выдающийся художник, музыкант, автор песен, изменил русский рок. К «Арсеналу», с которым Алексей Козлов возглавил российское инновационное джаз-рок-движение. К экспериментальному дуэту с Алексом Зубовым, фантастически талантливым музыкантом и композитором. Но первой моей рок-школой стали «Скоморохи», где волшебные песни Саши, удивительный музыкальный талант Юры и наша дружба заложили прочную основу для моих будущих музыкальных приключений. Саша всегда стоит особняком в моей книге о музыке – он был больше, чем жизнь, он был силой природы, его нельзя определить ни по какой категории или музыкальному формату. Он был просто вулканом музыкального искусства и творческой энергии. Какая потеря для всех нас… И сегодня, более полувека спустя, наша дружба, наша страсть к музыке, наша молодость (помните песню «Как молоды мы были, как искренне любили»?)… всё это ещё здесь, внутри нас. Моя дружба с Сашей продолжалась, мы много раз встречались, когда он приезжал в Штаты. Я ходил на его концерты в Нью-Йорке, наслаждался его прекрасной музыкой. Познакомился с его прекрасной семьёй. Вот таким образом наша дружба продолжалась, несмотря на то, что мы много лет жили на разных континентах, в разных странах. И почему-то каждый раз, когда мы встречались, мне казалось, что мы возвращаемся к нашему вчерашнему разговору. Огромный пласт моей жизни ушёл вместе с ним. Вы знаете, наше прошлое остаётся с нами – оно всегда внутри. Люди подобны деревьям – если срубить дерево, можно увидеть все концентрические круги с древнейших до последних времён… Думаю, вся наша жизнь и наши близкие никогда полностью не уходят. Наше прошлое и наши покойные друзья продолжают жить в наших воспоминаниях, в нашем сердце. И до тех пор, пока мы их помним, они в каком-то смысле остаются живыми. Саша ушёл, но он всё ещё жив – его музыка здесь, и воспоминания о нём всё ещё с нами.

Sasha Gradsky is gone – Long Live to Sasha Gradsky…

На видео: несколько слов в память об Александре Градском. К клавишам этого рояля когда-то прикасался и он сам…

Предыдущая публикация 2021 года                         Следующая публикация 2021 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online http://people.dp.ua/articles/chystka-septykov-skolko-stoyt

Проблема состоит не в Сталине, и не только в Сталине, а вообще, действительно, в национальных чертах нашего народа, а именно в мифологии, в мифологичности русского человека, в его любви к сказкам, к мифам. И это касается не только Сталина, это касается певцов, писателей, музыкантов, актеров, политических деятелей, спортсменов, всех. Мы создаем себе мифы, которые таковыми не являются, мы возводим их на пьедестал, потом начинаем им поклоняться, потом, когда через поколение, через два выясняется, что это просто никто, мы забываем его и так далее. Вот этим мы занимаемся 400 лет.... Подробнее