Александр Градский
Театр одного актера - 2

Коган Александр
Фото Михаила КОРОЛЕВА (для книги «The Голос»).

"moskva.bezformata.ru" 05.05.2016 Издательский Дом Новый Взгляд


Но зато они твердо убеждены, что «весь Градский» – это две песни! «Как молоды мы были» – первая и «Первый тайм мы уже отыграли» – последняя! (смеется)

Не найдя в себе сил противостоять хоть как-то этой повелительной интонации Голоса, зал послушно погрузился во тьму египетскую… Когда я не без некоторого напряжения воли вышел, наконец, из состояния «нечаянной радости», Александр Борисович Градский весьма буднично произнес: «Ну, вот и опиши все, как увидел…». Ну, вот я и описал все… Как мог.

– Александр Борисович, если я вас правильно понял, вы готовы предоставить свою площадку любому исполнителю? Пусть даже это будет группа «Ласковый май»?

– Еще раз повторяю – любому! Когда к нам будет стоять очередь в два километра из желающих выступить на «нашей площадке», тогда, вероятно, мы сможем сформировать некую эстетическую позицию, сможем выбирать, кого из артистов мы хотим здесь видеть, а кого – нет… При существующем положении вещей, когда мы только открылись и начинаем практически с нуля, подобная разборчивость невозможна.

– А у вас нет опасения за репутацию своего театра? Нет опасения, что утомленный «ласковым маем» зритель скажет: «У Градского не театр, а проходной двор какой-то! Кто там только у него не выступает?!»

– Саш, вы хотите напугать меня какими-то мнениями? У меня есть свое мнение, и я вам его уже высказал…

– То есть, мнения, не совпадающие с вашим мнением, вас не интересуют принципиально? Скажите, вы читаете, например, то, что пишут о вас в Интернете?

– Читаю иногда… Не всегда, впрочем, понимаю, зачем я это делаю? Могу сказать, что большинство тех, кто высказывается на мой счет, имеют весьма поверхностное представление о предмете своих высказываний. Они не знают и сотой доли того, что мной сделано! Не знают пластинок и компакт-дисков, которые я выпустил, не знают моих работ крупной формы – музыки к кино, мною написанной, не говоря уж, конечно, об операх и балетах… Но зато они твердо убеждены, что «весь Градский» – это две песни! «Как молоды мы были» – первая и «Первый тайм мы уже отыграли» – последняя! (смеется)

Первый, второй… Расчет окончен!

– Это шутка одного моего товарища очень хорошего – Вити Глазкова . (По поводу «первой и последней»). Но, судя по тому, что мне порой приходится читать о себе, он не так уж далек от истины.

– Но есть же и настоящие ценители творчества, которые – знают, понимают, в состоянии грамотно все по полочкам разложить…

– Думаю, что есть какое-то количество довольно приличных слушателей – быть может, это несколько миллионов человек, – которые знают буквально все, чем я занимался. Мне этого, поверьте, вполне достаточно! То, что есть люди, которые «не знают», – это не мои проблемы… Это их история.

– У вас ведь всегда аншлаги, Александр Борисович? На ваших сольных выступлениях, я имею в виду…

– Всегда аншлаги – это сейчас ни у кого нет. Но на моих сольных концертах процентов на девяносто пять зал всегда заполнен.

Публика права в том смысле, что она платит деньги за билет и имеет право на какие-то свои ожидания в связи с этим… Если артист этих ожиданий не оправдывает, публика просто перестает на него ходить. Так что ожидания публики надо оправдывать.

– Поклонники, ценители творчества – все это, конечно, прекрасно! Но ведь вы впадаете и в определенную зависимость от этих людей! Вы постоянно должны оправдывать чьи-то надежды… У вас это состояние дискомфорта не вызывает?

– Не вызывает. Для артиста это вполне естественная вещь: оправдывать чьи-то надежды.

– Александр Борисович, скажите, а публика всегда права? «Добрый зритель в девятом ряду» – всегда прав?

– Публика права в том смысле, что она платит деньги за билет и имеет право на какие-то свои ожидания в связи с этим… Если артист этих ожиданий не оправдывает, публика просто перестает на него ходить. Так что ожидания публики надо оправдывать. Если ты, конечно, хочешь выступать перед зрителями, а не перед зеркалом у себя в прихожей.

Билет в ваш театр – дорогое удовольствие?

– Все очень по-разному. Все зависит от исполнителя, от его популярности, от финансовой подготовленности, скажем так, тех, кто ходит на его концерты. В сентябре у нас будет концерт «Машины времени» – там цены довольно приличные, а на какие-то концерты билеты гораздо дешевле. Наш, например, коллектив – камерный оркестр «Градский Холл» – можно без особого ущерба для своего благосостояния послушать.

– Я тут в Интернете недавно столкнулся с одним крайне отрицательным отзывом по поводу посещения вашего Театра. Одна дама пишет…

– …что сдала в наш гардероб шубу, и у нее ремешок потерялся? Это история мне, к сожалению, хорошо известна… Дело в том, что вышеупомянутая дама писала об этом неоднократно, причем – где она только об этом не писала! Разве что на заборе пока еще нет изложения этой леденящей душу истории.

– Видимо, этот ремешок очень дорог ее сердцу!

– Видимо, да. Не знаю, может, она свой ремешок куда-то не туда засунула? Или кто-то из наших сотрудников проявил трагическую халатность в отношении ее ремешка? Всякое, конечно, бывает… Бывает, что «свет» по глазам пару раз кому-нибудь из зрителей «заедет»… И человек – недоволен, возмущен, спешит излить свою желчь и досаду всему человечеству…

– Но вы как-то реагируете на «отдельные» случаи зрительского недовольства?

– Стараюсь реагировать, исправлять… Светотехников наших на путь истинный всячески наставляю…


Предыдущая публикация 2016 года                         Следующая публикация 2016 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

За Градским, в отличие от того же Шевчука или Макаревича, не идет слава политического певца. Его посты не разносит сумасшедшими тиражами либеральный «Фейсбук», его нравоучения не заполняют блоги фрондирующей радиостанции. Может быть, потому что в них не употребляются слова «президент» и всем известные фамилии? Ну и пусть — как в том старом анекдоте про советского диссидента, раздававшего на Красной площади чистые листки: «И так же все понятно».... Подробнее