Баллада об уставшем карауле



Текст песни
Закрыты ворота. И бог и бес
Не в силах поднять засов.
Последний пост перед входом в лес,
Слюнявые морды псов.
Устал караул,
Но никто не звал
Его нести этот крест.
И я вздохнул, потому что знал:
Караул не из этих мест.

И на месте все,
И патрон в стволе,
Переполнена лжи обойма.
Застывает курок в твоей руке,
Примерзает курок к твоей руке,
И не пойман твой враг, не пойман.
И не пойман твой враг, не пойман.

Его дома ждут,
И вторую весну
Наливают стакан у пустого стула.
Но пост его тут,
И судьба его тут,
И никак нам нельзя без караула.

Но никто не кричал ему: «Караул!»
И никто не просил спасать очаг,
Но в ухо дьявол ему шепнул:
«Иди!» - это дьявол ему шепнул,
«Убей!» - это дьявол ему шепнул,
И трубку всадил в рычаг!
И трубку всадил в рычаг.

И не стало отца у пацана,
Застыла в глазах слеза.
И я не забуду его глаза,
И ты не забудешь его глаза,
И он не забудет его глаза,
Иначе нам грош цена.
Иначе нам грош цена.

И год пройдет и десять пройдет,
И он ляжет спать постаревший и высохший,
И во сне к нему подойдет
Мальчик, отца под танком увидевший…

И на месте все,
И патрон в стволе,
Переполнена лжи обойма,
И не пойман за руку вор в Кремле,
И не пойман за руку вор в Кремле,
Потому что не мог быть пойман!
Потому что не мог быть пойман.

Кто хочет править, тот должен лгать,
А мы хотим жить не по лжи.
И пусть нас травят,
И пусть нас стравят -
Хоть полстраны под себя положи.
Но мы никому ничего не должны,
Да мы никому ничего не должны…

И время придет,
И ответит тот,
Кто послал тебя в этот бой.
И кто с тобой, и кто не с тобой -
Все равно - до конца с тобой.
И кто с тобой, и кто не с тобой -
Все равно - до конца с тобой!
И время придет,
И ответит тот,
Кто послал тебя в этот бой…
Аккорды
      Am                 E7
Закрыты ворота, и Бог и бес не в силах поднять засов.
                                                           Am
Последний пост перед входом в лес, слюнявые морды псов.
                                                E7
Устал караул, но никто не звал его нести этот крест.
                                                    Am
И я вздохнул, потому что знал: караул не из этих мест.

         Am
И на месте все, И патрон в стволе,
        E7
Переполнена лжи обойма.
Застывает курок в твоей руке,
           F
Примерзает курок к твоей руке,
         E7
И не пойман твой враг, не пойман.
И не пойман твой враг, не пойман.
        Am                                         E7
Его дома ждут, и вторую весну наливают стакан у пустого стула.
                                                         Am
Но пост его тут, и судьба его тут, и никак нам нельзя без караула.

           C
Но никто не кричал ему: «Караул!»
         G
И никто не просил спасать очаг,
         Am
Но в ухо дьявол ему шепнул:
     E7
«Иди!» - это дьявол ему шепнул,
      B
«Убей!» - это дьявол ему шепнул,
      E7
И трубку всадил в рычаг!
И трубку всадил в рычаг.

          Am                              E7
И не стало отца у пацана, застыла в глазах слеза.
                                         F
И я не забуду его глаза, и ты не забудешь его глаза,
    E7
И он не забудет его глаза, а иначе нам грош цена.
А иначе нам грош цена.

    Am                                           E7
И год пройдет и десять пройдет, и он ляжет спать постаревший и высохший,
                                       Am
И во сне к нему подойдет мальчик, отца под танком увидевший
                                                         E7
И на месте все, и патрон в стволе, переполнена лжи обойма,
                                                          F
И не пойман за руку вор в Кремле, и не пойман за руку вор в Кремле,
                     E7
Потому что не мог быть пойман! Потому что не мог быть пойман.

        Am                                                E7
Кто хочет править, тот должен лгать, а мы хотим жить не по лжи.
И пусть нас травят, и пусть нас стравят -
         F
Хоть полстраны под себя положи.
       Dm
Но мы никому ничего не должны,
      E7
Да мы никому ничего не должны…

      Am
И время придет, и ответит тот,
        E7
Кто послал тебя в этот бой.
И кто с тобой, и кто не с тобой -
           F
Все равно - до конца с тобой.
     Am
И кто с тобой, и кто не с тобой -
           E7
Все равно - до конца с тобой!
 F                           Dm
И время придет, и ответит тот,
           E7                    Am
Кто послал тебя в этот бой

Комментарий Балладу об уставшем карауле я слышал единственный раз по телевизору. Был 1991-й год, ещё горбачёвское время. В Тбилиси и Вильнюсе произошли столкновения военных с гражданским населением. Виновных в провокациях так и не нашли, говорили лишь, что указы поступали сверху... Песня сильная, по форме драматический марш, сродни брехтовским зонгам. Градский пел сдержанно, мужественно, с большим внутренним накалом. К сожалению, мне не удалось эту вещь зафиксировать, запомнил только несколько строчек: ...И не стало отца у пацана. Переполнена лжи обойма... И не пойман за руку вор в Кремле, Потому что не мог быть пойман... И последние слова: ...Но время придёт, и ответит тот, Кто послал тебя в этот бой.
В интервью 1997 года эстонскому журналисту Павлу Макарову А.Г. сказал: Когда в Вильнюсе расстреливали людей, я первым выступил и спел песню об уставшем карауле. Через день после трагедии я вышел в прямой эфир и сделал это. Телевизионное начальство было в шоке, когда я спел: ...не пойман за руку вор в Кремле. А я никогда никого не спрашивал...
(В книге: Павел Макаров ПЕРСОНЫ. Звёздное досье - Москва, ОЛМА-ПРЕСС, 1999 г.).
Олег Петухов 3 августа 2000 г.
Комментарий Этот снимок с фестиваля "Задворки" проводился во дворе театра "Ленком", в Москве, в 1992 году. Там Градский исполнил "Караул устал" - песня о тирании "Кремля" в отношении Литвы, по событиям января 1990 года - расстрел демонстрации в Вильнюсе. А "Караул устал" - это слова матроса Железняка - он разогнал с этими словами в Петербурге УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ в 1917 году!
Андрей Горбатов, 1 июня 2003 г.
О событиях в Прибалтике
Оказалось – нас абсолютное меньшинство Сегодня 13 января – день памяти о людях, которых наши убили в Вильнюсе в 1991 году. Наши – руководители партии и государства, армии и спецслужб. В тот день они сняли маски и показали свое настоящее омерзительное лицо.
С одной стороны, дали понять: ради навязчивой идеи сохранить трещащую по швам советскую империю пойдем на все. Если надо будет проливать кровь – прольем. Если надо будет убивать — будем убивать. Если надо будет танками давить — будем давить танками. Если надо будет послать для штурма гражданских объектов спецназ КГБ — пошлем будем применять.
И послали «Альфу» штурмовать Вильнюсскую телебашню, и давили танками, и проливали кровь, и убивали. И убили 15 человек, а почти 900 – ранили.
С другой стороны — тут же все попрятались. Тут же стали изворачиваться и врать. Все – вплоть до Горбачева. Это не мы. Нас там не было. Я ничего не знал. Я приказа не отдавал. Мы ни одного боевого патрона не использовали.
Это все они – сами себя поубивали. Боевики. Провокаторы. Фашисты. Снайперы на крышах. Американские советники, тайно приехавшие к ним на подмогу из соседней Польши.
Все, как видите, повторяется. От тогдашней Литвы – до нынешней Украины.
Тогда, 28 лет назад, мне наивно казалось, что этих людей, которые лгут и убивают, убивают и лгут, в России абсолютное меньшинство.
Когда сторонники демократических реформ призвали москвичей выйти на улицу, на следующее утро, 14 января центр Москвы заполнил грандиозный митинг протеста. Может было там сто тысяч, а может и полмиллиона – митинг продолжался много часов, люди приходили и уходили, точно не подсчитать.
Мне наивно казалось — нас большинство. Мне казалось — мы победили. Борис Ельцин — на нашей стороне. На стороне защитников независимости Литвы. Душу мою переполняло чувство гордости.
Оказалось – очень скоро — нас абсолютное меньшинство. Большинство ностальгирует по Советскому Союзу, либо по причине старческого маразма забыв, каково было в нем жить, либо по молодости лет не помня этого, либо просто не прожив в СССР ни одного дня. И все они – и первые, и вторые, и третьи — раз в несколько лет тупо выбирают себе в начальники человека, в жизни которого, как он сам однажды заявил, самой большой трагедией был распад Советского Союза. Он вообще-то большой врун, болтун и хохотун. Про самую большую катастрофу геополитического масштаба тоже врет, наверное. Стебется над нами. Но без всяких шуток готов на все, чтобы остаться у власти. Власти, которую ему, увы, передал тот самый Борис Ельцин.
И сегодня душу мою переполняют горечь и стыд. Но зато радует меня то, что спустя 28 лет в независимой Литве люди живут, как вам и не снилось: чище, богаче, спокойнее, достойнее – да просто лучше.

Евгений Киселёв, журналист,
06:58 , 14 января 2019, https://echo.msk.ru


Просто реклама и хотя музыка здесь не причем заказ воды в киеве скачать бесплатно CD online

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика