Джордано Бруно



Текст песни
Пламя, что коршун, разводит крылами
Падает на плечи словно рысь
В кожу когтями впивается пламя,
Хищно требует - отрекись

От мигающих звезд и ручья голубого
От деревьев, стремительно рвущихся ввысь
От раздумья ночного и от дерзкого слова
Отрекись, отрекись, отрекись, отрекись

Заслониться бы... Да нечем. Жалят свечи до утра
Инквизиторские свечи - искры божьего костра
Камни стен молчат ощерясь, замкнут круг, ты в стену врос
Только ересь, только ересь, только ересь
Только снова на допрос, только снова на допрос

И ведет тебя по краю жизни, замкнутой в ночи
Стража, холодно сжимая двоеручные мечи
Это марш чугунных лестниц к дыбе, спящей на весу,
К восходящему, как месяц, пыточному колесу
Это в пляшущем тумане неподвижность плавных свеч
Это небо, это небо расставаний светит звездочками встреч
Светит звездочками встреч, светит звездочками встреч

Пламя, что коршун разводит крылами
Падает на плечи словно рысь
В кожу когтями, впивается пламя
Хищно требует - отрекись

От мигающих звезд и ручья голубого
От деревьев, стремительно рвущихся ввысь
От раздумья ночного и от дерзкого слова
Отрекись, отрекись, отрекись, отрекись

Справка: Джордано Бруно — итальянский монах-доминиканец, философ-пантеист и поэт; автор многочисленных трактатов. Признан выдающимся мыслителем эпохи Возрождения и великим представителем эзотеризма.

9 февраля, 1600 года инквизиционный трибунал своим приговором признал Бруно «нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком». Бруно был лишён священнического сана и отлучён от церкви. Его передали на суд губернатора Рима, поручая подвергнуть его «наказанию без пролития крови», что означало требование сжечь живым. В ответ на приговор Бруно заявил судьям: «Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я его выслушиваю», и несколько раз повторил: «Сжечь — не значит опровергнуть!».
По решению светского суда 17 февраля 1600 года Бруно предали сожжению в Риме на площади Цветов (итал. Campo dei Fiori). Палачи привели Бруно на место казни с кляпом во рту, привязали к столбу, что находился в центре костра, железной цепью и перетянули мокрой верёвкой, которая под действием огня стягивалась и врезалась в тело. Последними словами Бруно были: «Я умираю мучеником добровольно и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесётся в рай».
Все произведения Джордано Бруно были занесены в 1603 году в католический Индекс запрещённых книг и были в нём до его последнего издания 1948 года.

На 400-летие смерти Бруно (2000 год) кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но, тем не менее, указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь». Глава Римско-католической церкви также отказался рассмотреть вопрос о его реабилитации, считая действия инквизиторов оправданными. wikipedia.org
Цитата: И в другой песне живет огонь. Только теперь уже огонь большой и страшный (стихи М. Геттуева):

"Пламя, что коршун, разводит руками, падает на плечи, словно рысь..." - обрывает строку резко, резко оскаливая это "рысь",
"Хищно требует отрекись".


Он выдерживает паузу перед "отрекись", и слово это так же хищно "схватывает", как долго подстерегаемую добычу. Но вдруг возникает некая другая реальность - из песни исчезает временно хищник, и открывается вдруг в песне то, что загораживал, заслонял он, хищник, до сих пор. Звук двигается плавно и просторно, открывая все то, от чего надо отречься:

От деревьев, стремительно рвущихся ввысь,
от раздумья ночного и от дерзкого слова".


И опять пауза. И опять врывается тот хищный голос огня, в другом ритме и регистре:

"Отрекись, отрекись, отрекись!"

Вот этому-то "отрекись" противопоставлено все: словно на двух чашах весов весь мир и одно только слово. Мир и это одно слово выходят на поединок. А раз поединок, то кто-то должен взять вверх. Весь мир, вся жизнь так прекрасны "от мигающих звезд и ручья голубого", но отрекись. От прекрасного отрекись. Потому что "отрекись" сильнее. Прекрасное безропотно, а это с явственным оскалом коршуна, руками пламени. То - безгласно, а это - требует.

"Замкнут круг, ты в стену врос,
только ересь, только ересь,
только снова на допрос, только снова на допрос..."


"Только снова на допрос, только снова на допрос", - раз шесть, семь повторяет, в разные стороны оборачиваясь, как бы приглашая на допрос, всех приглашая от имени этого страшного действующего лица, всем, каждому предлагая, "отрекись". Отречешься?..
Градский обязательно вовлекает в свои песни зрителя. И не только прямым обращением, но соположением самих песен. Концерт продуман именно как спектакль.

«Певцы советской эстрады»


Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Это как у Шварца: стоит только зайти в эту контору, как через полгода станешь мерзавцем, и сам того не заметишь... Не скрываю: мне неприятно нынешнее ТВ. Я хочу, чтобы мне давали информацию и не навязывали комментариев, которые совершенно не убеждают.... Подробнее




Яндекс.Метрика