Россияне не хотят жить в отдельно взятом колхозе

Сергей ШАПРАН

Copyright © "Белорусская деловая газета",1999

За время той интеграционной игры, инициатором которой выступал Александр Лукашенко, у россиян, казалось, было достаточно времени и возможностей, присмотревшись к фигуре белорусского президента, наконец понять, с кем же они имеют дело. И нам показалось нелишним провести опрос среди известных российских политиков, деятелей культуры и представителей СМИ с целью выяснить их мнение о Лукашенко.

Артем ТРОИЦКИЙ, редактор журнала <Плейбой>:

- На мой взгляд, Александр Лукашенко - личность противоречивая и довольно занятная, но, по большому счету, абсолютно не нужная ни Беларуси, ни России, ни Европе. Лукашенко - из породы страшных самодуров. И все его человеческие и эмоциональные порывистые достоинства, к которым я могу отнести его искренность, страстность, искреннее желание понравиться и, возможно, заботу о своем народе, как мне кажется, не базируются на фундаменте, состоящем из - А. ума и Б. цивилизованности. В таком смысле Лукашенко напоминает Никиту Сергеевича Хрущева. Тогда у нас это явление было официально названо волюнтаризмом. Вот волюнтаризм и самодурство, я думаю, и есть стихия Александра Лукашенко. Я верю в то, что он искренне хочет сделать как лучше. Но есть известная пословица: заставь дурака Богу молиться, он и лоб себе расшибет. Думаю, что Лукашенко расшибает лоб с самыми благими намерениями постоянно. Он, во-первых, периодически позволяет себе нарушать белорусскую Конституцию. Во-вторых, он абсолютно нецивилизованно и нетолерантно ведет себя с оппозицией, допускает совершенно хулиганские шаги в отношении западных стран. Это может, конечно, снискать ему симпатию у некоторой части людей и в первую очередь у людей, необразованных, провинциальных и любящих такой вот фольклорный стиль управления. Однако совершенно очевидно, что этот стиль не имеет никакого отношения к современному миру. Лукашенко - это какой-то странный реликт родом откуда-то из 60-х и 70-х годов. Поэтому по-своему он где-то даже симпатичен, точнее - забавен. Но вреда от него, конечно, несравненно больше, чем пользы.

Владимир МУКУСЕВ, тележурналист:

- Для того чтобы его знать, надо с ним общаться. Мнение же о Лукашенко наших СМИ мне кажется односторонним и достаточно предвзятым. Наверное, суждение о белорусском президенте как о некоем монстре без образования, без политического прошлого, без умной и ясной политики, поднявшегося лишь на волне борьбы с привилегиями, тоже справедливо. Но есть одна достаточно серьезная вещь: он избранный народом президент. Поэтому все вопросы к Лукашенко - это на самом деле вопросы к белорусскому народу. И коль оппозиция и трезво мыслящие демократические силы не смогли объяснить этому самому народу, чего же они на самом деле хотят, значит, плоха оппозиция, а не Лукашенко.

Что же касается его нелегитимности, то тут, я думаю, Лукашенко поступил как недальновидный политик. Потому что, если бы он ушел сегодня, он, может быть, остался бы в памяти людей как человек попытавшийся хоть что-то сделать. Прибавив же к своему президентству эти два года, он тем самым убавил себе политическую жизнь ровно опять же на два года.

Здесь, в Москве, мы о Беларуси фактически ничего не знаем. Чем, например, живет Минский тракторный? Чем живут люди, которые сеют и собирают хлеб? Ведь этих людей на телеэкране нет. Есть лишь Шушкевич и Лукашенко. Вот и вся Беларусь в больных умах наших, как мне кажется, не очень умных журналистов. Поэтому к Лукашенко я отношусь равнодушно просто потому, что практически ничего не знаю ни о нем, ни о том, как живет страна. Мы лишь что-то знаем о том, как живет даже не высший политический свет, а так, непонятно что.

Марлен ХУЦИЕВ, кинорежиссер:

- Я чувствую напряжение в Минске. И если бы я жил в Беларуси, может быть, и разобрался бы в том, что у вас происходит. А так, мало ли что говорят о Лукашенко! И в вопросе интеграции Беларуси и России для меня важнее позиция не лидеров, а народа. Если это будет волеизъявление народа, если народ скажет четкое <да>, тогда с этим спорить не придется.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, депутат Госдумы, лидер фракции ЛДПР:

- Лукашенко - прекрасный, деловой руководитель. Он сумел, находясь в тяжелейших условиях, избежать многих наших ошибок. А это уже говорит о многом. Он похож на тех наших хозяйственников, которые в тяжелейших, невозможных условиях восстанавливали после войны разрушенное хозяйство. Они, понятно, были грубоваты - и в нем тоже это сказывается. Но его деловая энергия перекрывает все.

Я хотел бы ему посоветовать несколько вещей. Во-первых, больше обращать внимания на культуру, на прессу. И завести себе хороших советников в этой области. У меня иногда складывается впечатление, что там слишком привольно живется тем, кто привык все разрушать, кто ненавидит наши братские народы. И во-вторых... Быстрое принятие решений - вещь хорошая. Но надо помнить, что кремлевские и прочие чиновники (которые частенько суть пакостники) - это не Россия. Я хотел бы пожелать ему успехов.

Андрей МАКАРЕВИЧ, музыкант:

- Имея пятьдесят процентов белорусской крови внутри себя, я не хочу рассуждать о вашем президенте. Это ваше дело. Если он вам не нравится, выберите себе другого. Каждый народ имеет тех правителей, которых заслуживает.

Маргарита ПУШКИНА-ЛИНН, поэтесса, издатель:

- У меня сложное к нему отношение. Иногда я просто не понимаю, что это такое. Это не то, что какой-то инопланетянин... Например, порой мне кажется, что он говорит какие-то правильные вещи. Но когда под совершенно немыслимым предлогом Лукашенко выживает западных дипломатов, я просто становлюсь в тупик! Мне он кажется человеком прошлого. Хотя иногда Лукашенко все же производит впечатление личности, радеющей за Беларусь. Думаю, что он на самом деле искренен в том, что говорит и что делает. Однако другой вопрос - идет ли это на пользу? Впрочем, я не хотела бы видеть в качестве президента Союза Беларуси и России ни Лукашенко, ни Ельцина. Я считаю, что это два сапога с левой ноги, но разного размера. При руководстве любого из них умной политики все равно не получится.

Александр ГОРОДНИЦКИЙ, доктор биологических наук, бард:

- Считаю неэтичным характеризовать президента другого государства. Но я бы не хотел, чтобы Лукашенко был моим президентом. Я не хотел бы жить в отдельно взятом колхозе.

Армен ГРИГОРЯН, музыкант:

- Я вообще к политикам отношусь очень плохо. И считаю, что политика - дело кровавое. Ею занимаются люди, которые пытаются что-то захватить. Но в Беларуси, по-моему, вообще перебор: бешеное количество милиционеров на улицах, народ зашуганный и у людей в глазах - страх, которого я раньше не видел. И когда людей используют в качестве толпы, тогда и происходят такие трагедии, какая случилась в Минске в подземном переходе станции метро. Все-таки сначала надо решить вопрос со свободой - человек должен быть свободен. А потом уже должны приниматься серьезные законы. И пусть человека, который похлопает меня по плечу, посадят на пятнадцать суток. Но законы должны работать. А страх - это низшая стадия человеческого развития. Это то, от чего давным-давно убежала Европа, то, от чего бегут все страны. А в Беларуси наоборот - все возвращается к страху. Президент же должен быть ответственным за то, что происходит у него в стране.

Александр ГРАДСКИЙ, музыкант:

- Я его знать не знаю! Я с ним не знаком. Да, меня, как русского националиста, Лукашенко раньше устраивал. Но сейчас он ведет себя так, что я, как русский националист, недоволен его поведением. Меня устроило бы, если бы Беларусь вошла в состав Российской Федерации на правах субъекта Федерации и с такими же правами, как Татарстан, Башкатарстан и другие субъекты Федерации. И не морочили бы голову этим идиотизмом, не создавали бы кучу структур и массу очередных бездельников и дармоедов!

Я вообще считаю, что никого не надо затаскивать к себе в страну. И надо перестать упоминать выражение <Советский Союз>. Да, была Российская империя, в которой могла смениться форма правления. Но это уже на выбор народа. И если от нас уходят какие-то, скажем так, части, то - скатертью дорога. Насильно затаскивать никого не надо. Однако если снова иметь с ними дело, то нужно, чтобы они входили в состав России точно так же, как было несколько сотен лет. Мы же в результате получили Советский Союз - это новообразование, которое нам устроил большевизм. И все закончилось тем, что мы потеряли территории, за которые несколько сотен лет сражались наши прапрадеды и прадеды.

Ведь не секрет, что все крупные государства развивались империалистическим образом. Не только Россия была империей, но и Великобритания, Испания, Рим, Соединенные Штаты. Просто не нужно путать людей. А то они, в конце концов, <допутаются> до того, что мы опять потеряем Беларусь. Или Татарстан захочет получить такие же права, как и Беларусь. И Россия снова начнет разваливаться.

Черт-те чем занимаются! Ерунду какую-то несут. Надо было сказать Лукашенко: хотите входить в России - входите, не хотите - не надо, живите сами! И весь сказ. Разговор-то, на мой взгляд, простой. Да, я симпатизировал Лукашенко. Но он теперь ошибается и не понимает, что же на самом деле творит.

Предыдущая публикация 1999 года                         Следующая публикация 1999 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Лайза шесть или семь раз спела, и все семь раз фальшиво. А я спел сразу. Тогда она меня спросила: «Ты откуда взялся такой?». Я говорю: «Из России». А она мне: «Этого быть не может». Я спрашиваю: «Почему?» А она заявляет: «Ну не могут в России так петь». Я ей опять: «Ну я из России, чего ты привязалась?» А она тогда: «А ну скажи мне dirty words по-русски!»... Подробнее




Яндекс.Метрика