Александр Градский:
"Я, один из немногих, кому удалось заработать в Штатах деньги..."

Газета "Частная собственность"

N35 (281) 23 сентября 1999 г.

Я, один из немногих, кому удалось заработать в Штатах деньги... - Александр Градский

Многие ли из эсэнгэшных и даже заокеанских попсовиков и рок-н-ролльщиков способны исполнять оперные арии? Причем так, чтобы слушателям не хотелось рыдать от избытка сочувствия к почившим классикам? А выступать в "Карнеги-холле"? Ответ напрашивается сам собой и объясняет, помимо прочего, невиданное столпотворение у столичного концертного зала Белгосфилармонии в минувшую субботу, 18 сентября. Охотники за "лишними" билетами появились здесь задолго до приезда виновника ажиотажа - Александра Градского. Но, увы, старания подавляющего большинства из них так и не увенчались успехом: кому придет в голову добровольно отказываться от удовольствия послушать мэтра? Это ведь вам не традиционные шлягеры в "три притопа, два прихлопа", да и то под "фанеру", а самые что ни на есть "живые" два отделения. Первое - в сопровождении Государственного академического симфонического оркестра Беларуси - ублажало слух присутствовавших арией Хозе из оперы Ж.Бизе "Кармен", романсом Неморино из оперы Дж.Доницетти "Любовный напиток", ариями из оперы Дж.Пуччини "Тоска", неаполитанскими песнями "Santa Lucia" и "O, sole mio", русскими романсами, второе радовало песнями самого юбиляра Градского. К слову, последний, едва появившись на сцене, предложил первым делом почтить минутой молчания память погибших в результате террористических актов в Москве, а также ушедшего из жизни Виктора Вуячича - зал безмолвно встал...

На пресс-конференции, несмотря на всеобщие опасения, никто из журналистов так и не был "растерзан" знаменитостью. Правда, Градский отказал в аудиенции представителю "Комсомольской правды", сославшись на "свои счеты", но в остальном был само обаяние. Шутил, раздавал автографы, сыпал меткими фразами и не поддавался на провокации.

- Вы получили хорошую вокальную школу, пели в Большом театре, а потом оставили оперную сцену. Почему?

- Потому что это ошибка. На самом деле я никогда не был на оперной сцене - просто случайно раз на нее попал. В Большом театре меня потерпели немного, а потом я ушел - так сложились обстоятельства. И потом, я ведь уже совершил этот акт гражданского мужества - спел в театре. Хватит, все хорошо в меру.

- И с тех пор вы не появлялись на оперной сцене?

- Пока просто нет вариантов. Да и петь, если честно, не с кем. Надо ведь, чтобы и спектакль нравился, и чтобы с актерами, которые в нем задействованы, хотелось работать, и чтобы режиссер был мастер, больше того - авторитет. То же самое с залами, скажем, в тех же Соединенных Штатах. Например, в этом году я выступил с сольным концертом в "Карнеги-холле" - все, на меньшее соглашаться бессмысленно. Лучше отказаться, чем не дотягивать до уже взятой планки.

- Даже если предлагают солидный гонорар?

- Я не нуждаюсь в деньгах - во всяком случае, до такой степени.

- Но это правда, что места в "Карнеги-холл" продаются?

- Да. Но все равно руководство зала там многое просчитывает: предположим, ты можешь быть не очень знаменитым музыкантом или певцом, но у тебя должна быть какая-то творческая биография. Проще говоря, когда я снимал зал (а делал я это самостоятельно, поскольку сам организовывал концерт), эти люди знали, что я не какой-то хулиган с улицы, который придет, сделает "козу" и, на радость соответствующему контингенту, будет лязгать цепями. Но уровень моего мастерства их совершенно не волновал. Как и то, собрал я зал или не собрал, - им наплевать, аренду они все равно получили. Но дело в том, что аренда там такая, что надо быть полным идиотом, чтобы выбросить на ветер астрономическую сумму. А еще реклама, раскрутка, пресс-конференции и т.п. К тому же снять концерт физиологически невозможно - 85 тысяч долларов стоит просто поставить свои камеры. Словом, серьезная контора. Я не хвастаюсь, но и скромничать не стану: я один из очень немногих людей, которым удалось заработать там деньги. Хотя это и не значит, что, отработав трехчасовой аншлаговый концерт, заслужив овации, ты наутро просыпаешься суперзвездой, под окном тебя поджидают "Роллс-Ройсы" и все жаждут подписать с тобой контракт, - чепуха.

- Как нынче складываются ваши отношения с телевидением?

- Так, как и раньше. У меня с телевизионщиками такой, как вам объяснить, изящный, нежный дружеско-вражеский договор. В соответствии с ним они меня не видят и я их не вижу - пока нет друг в друге особой надобности. При этом прямо мы друг друга не трогаем, косвенно -- да. Но, по крайней мере, за эфиры я им никогда не плачу. Может, поэтому так редко бываю на экране? С другой стороны, у меня нет ни малейшего желания торчать там с утра до вечера и за это время всем до тошноты опротиветь.

- Признайтесь, какие чувства вас охватывали в преддверии 1999 года, когда по ТВ демонстрировали оперные арии в исполнении долиных-агутиных-королевых?

- Скажу честно: когда я давал "добро" на свое участие в этом проекте, я даже не думал, что это получится так ужасно. Чу-до-вищ-но! Другое дело, что, дав согласие, я уже не мог отказаться на каком-то определенном этапе, сказав: "Знаете, у вас все плохо, поэтому я не хочу с вами работать". Тем более, что среди организаторов были мои друзья, обижать которых мне вовсе не хотелось. Только не спрашивайте меня, кто смотрелся в нетрадиционном амплуа наиболее чудовищно. Зачем мне влезать в конфликты?

Светлана СТОЛОВИЧ


Все публикации                         Следующая публикация 1999 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online По вашему желанию услуги экскаватора-погрузчика по низкой цене.

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика