Ельцин объявил Градского народным а Лужков городским

По материалам: Коммерсантъ 05.11.1999

Ельцин объявил Градского народным а Лужков городским

В Государственном концертном зале "Россия" состоялся юбилейный концерт Александра Градского. Виновника торжества поздравили Юрий Лужков (лично) и Борис Ельцин (через своего представителя).

В "России" в день юбилея наблюдался аншлаг. Билеты спрашивали уже в метро, а минимальная цена у спекулянтов за два часа до начала действа составляла $100. На концерт пришли в числе прочих замминистра культуры РФ Наталья Дементьева, Юрий Лужков, Иосиф Кобзон, а так же представитель администрации президента Денис Молчанов. Последний вышел на сцену и зачитал указ, подписанный Борисом Ельциным, из которого следовало, что отныне Александр Градский является народным артистом Российской Федерации.

Вслед за Молчановым на сцену поднялся мэр Москвы и огласил следующее приветствие: "Пой, Александр Градский. Пой, Александр городской. А значит наш, московский". Градский спел песню с подозрительно знакомым названием "Боже, нас всех храни", к которой сам написал текст: "Мудрой и славной будет во веки наша Россия-мать". Ему подпевали два хора: детский и казачий. Предполагалось, что будет петь и зал (на программках был напечатан текст песни), но патриотически настроенная часть зрителей ограничилась вставанием.

Все творчество юбиляра построено на контрастах. Градский начал играть рок-н-роллы еще в 1966 году, когда нынешние гранды только-только познавали первые гитарные аккорды. Более того, когда все подражали безобидным Beatles, песни Градского имели ярко выраженную социальную окраску. С другой стороны, нынешний юбиляр окончил Гнесинку, где учился у того же педагога, что и Иосиф Кобзон; был лауреатом всевозможных застойных конкурсов ВИА, а в конце 80-х некоторое время пел в Большом театре. В 1987-м вступил в Союз композиторов.

Многоликость Градского имеет обидный побочный эффект. Его имя на слуху уже третий десяток лет, он заслуженно ходит в звездах, в его репертуаре присутствуют вполне признанные хиты, но вот народным любимцем Александр почему-то никогда не был.

На юбилее Градский пел в сопровождении двух оркестров: симфонического и народных инструментов. Первое отделение было построено на классике: Верди, Пучинни, Россинни, Мусоргский, Визе. Сочетание фальцета и сильного оперного вокала навязчиво вызывало в памяти творчество нью-йоркского эксцентрика начала 80-х Клауса Номи, который тоже достойно совмещал оперные арии и довольно экстравагантный рок.

Второе отделение оказалось полной противоположностью первому. Сцена опустела: остались лишь клавиши, гитара и микрофон. Атмосфера приблизилась к домашней. Для начала в сопровождении клавиш Градский спел Bridge Over Troubled Water Саймона и Гарфанкела, Every Breath You Take группы Police и Imagine Джона Леннона. Затем Градский перешел к собственным песням, которые и воспроизвел в хронологическом порядке. Одной из первых прозвучала трогательная история любовной драмы в колхозе под названием "Птицеферма". После лирики 70-х настала очередь социально ориентированных 80-х.

Новых песен практически не было. По словам Градского, "все слишком хорошо в жизни, чтобы они писались". Впрочем, одна новинка все же прозвучала - апокалиптичная и эмоциональная композиция "Двухтысячный год". Закончилось все ближе к полуночи спетой на бис Blue Suede Shoes, едва ли не лучшей за вечер.

ЮРИЙ ЯРОЦКИЙ


Предыдущая публикация 1999 года                         Следующая публикация 1999 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика