Александр Градский

Александр Градский

Многие сейчас и не вспомнят, что Александр Градский некогда был руководителем нашумевшего в свое время ансамбля "Скоморохи", и что именно он написал первую советскую рок-оперу "Стадион". Впрочем, сей факт, как выяснилось, не очень-то заботит и самого музыканта. Ибо сегодня Александр с большей охотой рассказывает о создании собственного театра в Москве, нежели о своих прошлых достижениях. Зачем мне думать о том, что было, если надо творить настоящее? - говорит он. - А с театром мне, я считаю, повезло. На него полгода назад дал деньги очень уважаемый мною человек Юрий Лужков. Он, можно сказать, курирует меня. И я благодарен Юрию Михайловичу за помощь, потому что знаю, в каком плачевном состоянии находится сегодня большинство московских театров. А мы, с его легкой руки, несмотря ни на что, откроемся где-то через полтора года.

- Александр, скажите, по какой причине вы в свое время оставили Большой театр?

- Я, можно сказать, там вовсе и не работал. Потому что участвовал лишь в одном спектакле - пел Звездочета в "Золотом петушке" Римского-Корсакова. Мне эта опера очень нравилась, да и публике вроде тоже. Но, к сожалению, у меня с Большим театром что-то не сложились отношения, а потому пришлось уйти.

- И вы больше никогда не пели на оперной сцене?

- Да не было пока подходящих вариантов. Все-таки, я считаю, что должен быть спектакль, в котором тебе все бы нравилось: и сценарий, и подбор актеров, и дирижер. Просто, после Светланова (он был дирижером в "Золотом петушке") почти ни с кем невозможно работать. Это то же самое, что если в Америке ты выступил в Карнеги-холл, то в другом зале Нью-Йорка, каким бы хорошим он ни был, выступать уже нельзя. Там такой принцип.

- Но ведь вы тоже пели в Карнеги-холл.

- Да. И, кстати, не хочу хвастаться, но я один из немногих, кто заработал, выступая в Карнеги-холл. Жаль только, оркестр не удалось с собой привезти, а потому петь пришлось под фонограмму.

- А это правда, что выступления в Карнеги-холл продаются, то есть, захотел сделать концерт - заплати и пой?

- Действительно, есть там такое. Единственное, что руководство зала при сдаче в аренду учитывает некоторые моменты. Например, ты должен быть певцом, пусть даже не очень известным, но имеющим какую-то творческую биографию. Да и, по-моему, надо быть полным идиотом, чтобы, зная, что не соберешь зал, снимать Карнеги-холл. Тем более что за аренду придется выложить поистине астрономическую сумму. Так, например, съемка концерта на свои камеры обойдется вам как минимум в восемьдесят пять тысяч долларов.

- Александр, напрашивается вопрос: зачем вам это было нужно?

- Поймите, для меня это выступление - просто очередная жизненная планка, покорив которую нужно идти дальше. При этом я не преследовал никаких прагматических целей. И все это ложь, когда говорят, что, выступив в Карнеги-холл, ты просыпаешься суперизвестным, под окном стоит "Роллс - Ройс" и за тобой бегают продюсеры, дабы подписать контракт.

- Скажите, что вы испытываете, услышав исполнение оперных арий эстрадными артистами, как это было накануне Нового года?

- Я сам участвовал в создании этого проекта. И, честно говоря, не думал, что все будет так ужасно. Но, когда даешь согласие, то уже нельзя говорить: "Нет". Поэтому, увидев, что из этого получается, я просто спел свою часть и ушел.

Я не вмешивался, и не высказывал никому своего мнения. Хотя проект, действительно, чудовищный. Но в то время мне незачем было влезать в конфликт с телевидением.

- Кстати, с телевидением у вас по-прежнему натянутые отношения?

- А что, это незаметно? Я ведь им никогда не платил и не собираюсь этого делать. Поэтому и показывают меня раз в полтора месяца. Правда, если бы я захотел, то мог бы купить эфирное время и два месяца, как идиот, "торчать" в телевизоре. Но мне это вовсе не нужно. И я ничего не хочу менять.

- А вам никогда не хотелось создать на телевидении авторскую программу вроде "Абажура" Макаревича?

- Да нет. Люди меня и так любят. Просто каждый должен заниматься своим делом, никуда не лезть: ни в комментаторы, ни в депутаты, ни в повара, и тогда все будет замечательно.

Виталий Шахлевич


Предыдущая публикация 1999 года                         Следующая публикация 1999 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

«Евровидение» - просто телевизионный конкурс, рассчитанный в первую очередь на симпатии людей. Понравилось человеку – он голосует. Мне кажется, и программа «Голос» в чем-то такой же была. На «Евровидении» превалируют человеческие качества и восприятие артиста зрителем, а не вокальные данные.... Подробнее




Яндекс.Метрика