Россию мы просвистели

На праздновании Дня ракетных войск и артиллерии гостем мотовилихинцев стал народный артист России, певец, поэт и композитор Александр Градский. После концерта он дал эксклюзивное интервью корреспонденту нашей газеты.

Россию мы просвистели - Александр Градский

- Александр Борисович, этот концерт в Перми единственный? Вы специально готовили свою праздничную программу?

- Собственно, я ни под какие даты не подстраиваюсь, просто пою то, что близко и больно мне. Концерт впрямь единственный: заводчане пригласили, и я прилетел, а сейчас - опять в дорогу. В Перми же я - четвертый раз, но в последний был еще в восьмидесятых годах. Программа у меня, как вы могли судить по концерту, злая, праздничных и праздных песен нет.

- Насчет "злости", так меня задел "Антиперестроечный блюз". Особенно эпатажное "Мы заслужили эту власть, а ей на всех на нас накласть..." Но почему - блюз?

- Блюз, если кто не знает, это тоска американского негра с пятницы на субботу, выраженная мелодией. А в русской душе всю неделю тоска. Вот и родился блюз. С ним связано несколько казусных ситуаций. В 1987 году на одном из моих концертов был Михаил Сергеевич Горбачев, большой песенный любитель. Пою, и слова про власть, про возможность говорить, что хочешь - при полном отсутствии прав, адресую сидящему в четвертом ряду Горбачеву. Он, хотя и натянуто, улыбается. А после концерта "отрецензировал" это произведение: "Песня, я бы сказал, хорошая, но местами проблемная".

Краешком блюз задел и Александра Лукашенко, хотя я даже об этом не подозревал. В Белоруссии исполняю эту вещь, и вдруг при словах: "Все на лыжи! Новый лидер лыжню проложил" зал начинает хохотать. Не пойму, что в моих словах смешного. Потом оказалось, что в день моего концерта в Белоруссии с подачи Лукашенко был объявлен республиканский лыжный кросс. И не состоялся из-за погоды: все было на термометре минус десять, а в этот день, как на грех, плюс три. Какую тут лыжню способен проложить новый лидер? Вот слушатели и смеялись.

- Большинство ваших песен - текстово и музыкально - созданы, что называется, естественным образом, без внешнего надрыва и напряга. Вот в год смерти Высоцкого зазвучала ваша болевая песня: "Я совсем не был с ним знаком, но о друге мечтал о таком... Вы, вокальных дел мастаки, не споете о нем..." Резануло по сердцу не слабее, чем произведения самого Высоцкого, потому что - от души. А доводилось ли вам писать вещи по заказу?

- Очень редко. И только тогда, когда тематически близко мне - по судьбе, по настроению. Как-то позвонили с телевидения, предложили для "Утренней почты" написать ностальгическую песню о детстве: "Саша, нужна нежная лирическая баллада. И чем меньше будет в ней кокетства, позерства, эстетства, тем скорее она выйдет в свет. И - повеселей. Мы ее дадим полностью, урезать не будем, а то ведь тебя, серьезного да печального, дольше куплета на экране показывать нельзя: зрителям разрыдаться охота".

Вспомнил я чердак своего детства с бельем на веревках, с пропоротой велосипедной камерой в углу, с теплой пылью. Написалась песня - восемь куплетов. И стали меня гонять, редактировать. Тогда и сделал для себя вывод о пользе гонений и запретов. От них качество произведений улучшается. Показали в "Утренней почте" мою "Песню про чердак" - два куплета. Тогда в неистребимой привычке противиться давлению, написал девятый куплет, так и теперь пою.

- Александр Борисович, сегодняшний концерт вы начали близкой залу песней с пронзительными словами "Первый тайм мы уже отыграли". Вы впрямь считаете, что - "отыграли"?

- Впервые эту песню я исполнил в 26 лет, а сейчас мне пятьдесят. И вот тогда ощущение "отыгранности" было гораздо острее. Настроение этого произведения, как ни странно, более соответствует молодой поре, нежели зрелости. Хотя умом понимаешь: первый тайм, возможно, не выигрышный, позади. А душа не стареет. И более, чем в юности, дорожишь временем, не размениваешься на пустяки.

- В ваших бардовских произведениях "тонким намеком на толстые обстоятельства" топырится "ненормативная" лексика. Вот после убойных, афористических строк "Мы Россию просвистели и проспали на постели" идут опять-таки эпатажные: "Мы не сладили с эпохою, потому что все нам по..." Хорошая рифма, каламбурная, но - надо ли?

- Ответ-то в самой песне. Надо, чтобы те, кто с голосом и слухом, своих безмолвствующих сограждан могли "раздражать народным духом", пробуждая в оных "дух и речь".

В принципе, поэт должен писать без оглядки на кого бы то ни было. Я ведь не спрашивал мэра столицы Лужкова, почему он свое политическое объединение поименовал "Отечеством". Когда, перефразировав строки о приятности отечественного дыма, я написал песню "Мне не сладок, не приятен дым сгоревшего Отечества", то вовсе не намекал на возможное пепелище лужковского детища. Каждый видит в произведении то, что хочет, зачастую находит в нем нечто полярное авторскому замыслу.

Мне говорят, что некоторые тексты моих старых песен оказались пророческими и сбылись. Вот и пишу сейчас реже. Боюсь: если все, что я сейчас думаю, доверю слову, и думы, довольно мрачные, не дай Бог, сбудутся. Чаще всего сбывается именно мрачное. Недавно записал с оркестром пять песен на слова Саши Черного. Так плотно вписываются они в наше время, что оторопь берет. Как будто поэт заглянул вперед дальше, чем на полвека.

- Какие вокальные произведения вам ближе всего?

- Любимые с детства романсы, особенно "Гори, гори, моя звезда" и лермонтовский "Выхожу один я на дорогу".

- Александр Борисович, так кто такой Градский? Поэт, музыкант, исполнитель с невероятным вокальным диапазоном оперного певца, композитор?

- Я про себя говорю: автор. Это огромное слово, равнозначное по смыслу творцу. Даже исполняя песню на чужие слова, я привношу свое - в музыке ли, в вокале. Я - автор.

- Что бы вы пожелали пермякам в наше непредсказуемое время?

- Не кукситься, не вешать нос. Ни в коем случае не унывать: не зря же в православии уныние считается одним из самых больших грехов.

Взял интервью Михаил СМОРОДИНОВ

Предыдущая публикация 1999 года                         Следующая публикация 1999 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

За Градским, в отличие от того же Шевчука или Макаревича, не идет слава политического певца. Его посты не разносит сумасшедшими тиражами либеральный «Фейсбук», его нравоучения не заполняют блоги фрондирующей радиостанции. Может быть, потому что в них не употребляются слова «президент» и всем известные фамилии? Ну и пусть — как в том старом анекдоте про советского диссидента, раздававшего на Красной площади чистые листки: «И так же все понятно».... Подробнее




Яндекс.Метрика