Аутодафе без инквизитора

Новая программа Дмитрия Диброва на НТВ

Павел Руднев

Независимая газета

18 декабря 1999 г.

Аутодафе без инквизитора - Александр Градский

CВОЮ НОВУЮ передачу "Аутодафе" Дмитрий Дибров начал с изложения ее стратегической идеи. С одной стороны, это будет аутодафе для известного музыканта (острый, нелицеприятный диалог со зрителями); с другой - его же представление в самых невероятных жанрах и немыслимых сочетаниях... с другими музыкантами.

Эта сверхзадача показалась небезынтересной. Памятуя о музыкальных пристрастиях Диброва, наш изощренный мозг принялся выписывать кренделя фантазий. Грезились самые фантастические джем-сейшены, новые "поп-механики", что-нибудь вроде сочетания Владимира Спивакова и Софи Окран, Михея Джуманджи и балетной труппы Мариинского театра или Дмитрия Ревякина и ди-джей Грува.

Дело оказалось банальнее, чем представлялось. Перед нами явилось обычное телеинтервью со случайными зрителями, каких много, перемежаемое нередкими музыкальными номерами. Этакий "Музыкальный ринг" с одним боксером неспортивного вида.

Первым гостем стал Александр Градский. Самая неудачная фигура для начала цикла. И с точки зрения современных музыкальных интересов, и с точки зрения оригинальности "сочетаний" (на своем недавнем юбилее Градский уже спел под аккомпанемент симфонического оркестра) и выбора материала (он пел "Сатиры" Саши Черного - Градский, конечно, был "в голосе", но без своего голоса), и с точки зрения увлекательности собеседника. Градский говорил о своем таланте, о том, что написал так много песен, что их даже не вместить в формат тройной пластинки; затем пошлил ("Театр начинается с канализации"), затем цитировал Салтыкова-Щедрина. Было заметно, что опытный интервьюер Дибров, в ужасе пытаясь придать остроту диалогу, прибегал уже к самому последнему способу отвлечь внимание - бесконечно провоцируя Александра Градского на флирт с молодой девичьей аудиторией.

Как никогда, было заметно, что Градский так и остался сладкоголосым ура-перестроечным менестрелем, самыми сильными номерами которого были сатирические баллады про советскую житуху. Музыкант, который позволял себе и своим собеседникам называть себя "дедушкой русского рок-н-ролла", в то время как жив Гребенщиков, а Науменко мертв, увы, доказал своей судьбой, что чем проворнее профессионализм, тем дальше от канонов рока, к которому так истово хотят его причислить, записывая в "легенды". На деле - матовое, техничное пение и тексты, к которым не хочется прислушиваться.

Кокетливое интервью с человеком, знающим, что он гений, не дисгармонировало со стилем новой передачи. Представьте себе аутодафе без казни, без пыток, без изнуряющих допросов, без злобных "зрителей финала" и плачущих благодетелей - поразительное отсутствие драматизма, конфликта, движения, завязки, финала, телевизионных перебивок, досье на героя: меню для язвенника. Где-то вдали, на видеоэкранах, всю передачу бушевал страстный огонь, соблазнительно напоминающий нам об обещаниях Дмитрия Диброва сталкивать несовместимое и превратиться из ночного антрополога в вечернего инквизитора. Хотелось бы увидеть достойный гарнитур к этим пока неживым, хотя и огненным обоям.

При осознании того факта, что "Аутодафе" снимается в студии "Vox populi" Евгения Киселева и при том же оформлении зала, подумалось, что экономное руководство НТВ захотело влить энергию элитарной "Антропологии" в сугубо коммерческие накопители, добавив к необычайной общительности и изящной резкости Дмитрия Диброва немного попсы в самый что ни на есть прайм-тайм. "Аутодафе" призвано стать официозно-народной версией явно помирающей "Антропологии".

Предыдущая публикация 1999 года                         Следующая публикация 1999 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Проблема состоит не в Сталине, и не только в Сталине, а вообще, действительно, в национальных чертах нашего народа, а именно в мифологии, в мифологичности русского человека, в его любви к сказкам, к мифам. И это касается не только Сталина, это касается певцов, писателей, музыкантов, актеров, политических деятелей, спортсменов, всех. Мы создаем себе мифы, которые таковыми не являются, мы возводим их на пьедестал, потом начинаем им поклоняться, потом, когда через поколение, через два выясняется, что это просто никто, мы забываем его и так далее. Вот этим мы занимаемся 400 лет.... Подробнее




Яндекс.Метрика