Маленький романс о Градском

Газета "Подмосковные известия"
01 февраля 1992 г.

Живая коллекция

Маленький романс о Градском

Ведущий: "Сегодня в студии патриарх русского рока Андрей Макаревич!"

А. Макаревич: "Я не патриарх. Вот Саша Градский - патриарх".

Ведущий: "Ну, значит, ты заместитель патриарха".


Когда в очередной раз "журналюги" (по образному определению самого Александра Градского) приклеивают ярлык "дедушка русского рока" Александру Борисовичу, последний иногда выражает удивление, иногда в шутку резюмирует: "Но вот интересно, а кто же бабушка русского рока?". Истинно однако: на "дедушку" по образу мыслей и внешне Саша Градский никак "не тянет", и в беседе с человеком, формировавшим "новую музыку" России, я чувствую себя на равных, хотя мы из совершенно разных генераций.

Рассказывать об А. Градском сегодня надо или очень много и долго, или не рассказывать совсем. Первое уже сделано во множестве публикаций. Второе попытаюсь сделать я, предоставив слово самому А. Г.

О чем сегодня расскажет Градский? Есть у него такая песня, называется "Кино". Никакого отношения к Вите Цою и к року вообще не имеет. Вот послушайте...

Хэй, но мы не на сцене.

И не нам сменять имена,

Нас мир не оценит,

Настают иные времена.

Сетуй - не сетуй,

Но лучших уж нет.

Клеть или плеть -

Все равно, это ведь кино...

А я ухожу от вас в кино,

Хоть и выдумка оно!

Как вы догадываетесь, Александр рассказывает о кино. О чем именно? О фильме "Романс о влюбленных" Андрона Кончаловского (Михалкова). Почему об этом? Да потому что интересно! Для начала маленькая цитата: "Итак, в 1974 году выходит альбом с музыкой к фильму "Романс о влюбленных". Успех пластинки - подстать успеху самой ленты. Интересная деталь: американский музыкальный журнал "Билборд" награждает Градского специальным дипломом "За выдающийся вклад в мировую музыку, за работу в фильме...".


- А что предшествовало этому?

- Вообще я сделал музыку к более чем тридцати фильмам. Выделил бы всего три работы: к фильму "Поговорим, брат", "Романс о влюбленных", "Узник замка Иф". Все остальные незначительные, по-моему, сопровождающие фильм работы. Но я тренировал себя на этих фильмах, поэтому как режиссер с легкостью сделал свой фильм "Антиперестроечный блюз".

- Я вычитал в дневниках Владимира Высоцкого, изданных несколько лет назад: "Слышал в фильме, как работал А. Градский. Мне кажется, что он музыкален и у него есть прессинг..."

- Верно. Это 'Высоцкий написал в 1974-м по поводу "Романса...". Впервые русский рок зазвучал в кино. Я был молодым человеком 23 лет, когда меня пригласили сделать музыку для фильма А. Кончаловского. Сам Андрон в своей книге описывает нашу работу в фильме довольно-таки легковесно. Мне кажется, что режиссер сам до сих пор так и не понял, что он сделал в фильме! То, что я сейчас изложу, более соответствует истине, и Андрон вряд ли будет возражать против нее.

У меня есть друг, музыковед, теоретик джаза Аркадий Петров. Кстати, близкий друг Мурата Кажлаева, композитора. А последний хорошо был знаком с Кончаловским, который и просил Кажлаева сделать музыку к своему фильму. Андрон хотел предложить Кажлаеву сделать что-то в жанре симфо-джаза: красивой такой американизированной музыки типа "Лав стори" или типа М. Леграна. По причине занятости Кажлаев отказался от предложения Кончаловсксго. Посему режиссер начал интересоваться у Аркадия Петрова, нет ли где-нибудь певцов странных, интересных, молодых. "Есть такой, - сказал Петров, - Саша Градский из группы "Скоморохи", они уже делают свою пластинку". И вот прямо в Дом звукозаписи на радиостанцию "Юность" приходят Кончаловский и Петров, и, кажется, Кажлаев. Происходит следующее: я записываю "плэй-бэк" в студии, это довольно трудная работа в технических условиях того времени, то есть я накладываю на свой голос партии разных инструментов, как бы "человек-оркестр" изображаю. А студия разделена на две части: аппаратная и зал. Я работаю в зале, они входят в аппаратную, а затем совершенно бесцеремонно открывают дверь и врываются в зал. Без всяких моих приглашений и просьб. Ну и я (поскольку для меня что Кончаловский, что Ленин, что Сидоров в тот момент были совершенно одинаковы) довольно круто, как я умею это делать, вы, наверное, наслышаны, прогоняю непрошеных гостей (и меня можно понять). Они ретируются из зала и уходят в аппаратную, наблюдая за мной. Я продолжаю делать свою запись - Кончаловскому, видимо, нравится. И Кончаловский говорит доподлинно следующую фразу: "Градский не просто будет у меня петь, но и сниматься в главной роли. Вы только посмотрите, какие у этого парня выразительные голубые глаза!". Справка: глаза у меня вообще-то зеленые. В общем, Кончаловский назначил встречу, послушал мои песни в моем исполнении и после спрашивает: "Можешь ли писать музыку для кино?". Я отвечаю: "Могу!". Он: "Почему так уверен?". И тут я говорю безумную фразу: "Конечно, я пока не писал для кино, но я гениальный, поэтому смогу сделать ВСЕ!". Тут же Кончаловский мне дал стихи Булата Окуджавы, Николая Глазкова. Одни стихи последнего в фильм не вошли. Это была "Песня про морскую пехоту". Там была замечательная рифма: "Известие это - не то, нет, не то, нет, не то, нет. Морская пехота не тонет, не тонет, не тонет...". Это, кстати, вполне рокерская рифма. А вот глазковская "Песня о птицах" с моей музыкой в фильм вошла. Я в фильме на голос распел сценарный текст в эпизоде драки - белым стихом! Написал шесть песен и несколько музыкальных эпизодов. Пора было заключать договор.

Человек я был тогда молодой и небогатый. И вот мне приносят договор на страшные по тем временам деньги - тысячу рублей! Однако один из моих друзей из музыкальной редакции "Мосфильма", Саша Костин, сообщил мне, что меня обманывают: "Старик, возьмут твои песни, музыкальные темы, заплатят тысячу, потом придет член Союза композиторов, возьмет твою музыку, скомпилирует ее и получит кучу денег! Так уже случалось с молодыми талантливыми ребятами". Тогда я позвонил Андрону и сказал: "Я буду автором музыки к фильму, сам аранжирую свою музыку без помощи кого-либо. Что не смогу - попрошу помощи. И получу причитающийся гонорар".

- На то в семидесятые машину можно было купить!

- А я и купил! С этого началась Свобода! Молодой человек в 1974 году на третьей модели "Жигулей"! Это независимость!

- Так как же прореагировал Кончаловский на ультиматум Градского?

- Я поставил Андрона перед выбором, когда он должен был пойти к начальникам и стукнуть кулаком по столу. Тогда вся культура была "в замазке", под контролем. Андрон настоял на монополии моей музыки, на моем авторском праве в фильме. Во время работы были огромные сложности. Главную роль исполнял Евгений Киндинов. Мы никак не могли добиться синхронности при озвучивании. Андрон даже чаще снимал Киндинова сзади, говоря: "Ух, Женька, какая у тебя спина выразительная". Это на съемках уже по моему материалу. Потом фонограмму потеряли и я озвучивал Киндинова уже в немой экран, стал петь в рот Киндинову, чтобы попасть в изображение и сохранить эмоциональную правду в кадре. Я даже бегал по этажам, чтобы к микрофону подбежать запыхавшимся - ради правдивости. А потом Андрон в своей книге рассказывает, как он создавал музыку в фильме. Читать это забавно...

- Ну, а как создавалась музыка к сравнительно недавнему фильму "Узник замка Иф"?

- Это очень простая история. Г. Юнгвальд-Хилькевич, режиссер, позвонил мне по телефону как-то раз и говорит: "Я уже предлагал написать музыку десяти композиторам и восьми поэтам, в том числе и другу твоему Макаревичу, но мне не удается применить к фильму то, что они сделали". Я говорю: "Знаешь, Георгий, странно, что за идея у тебя - ты предлагал писать музыку к фильму Матецкому, Чернавскому, Тухманову, Гладкову, Рыбникову, Макаревичу, ну, а теперь - мне? У тебя просто нет единого видения того, какая должна быть картина!". Он мне ответил: "Ты у меня был "на закуску". И этим "купил" меня. Он дал мне точную установку темы - за три дня я написал стихи в гостинице на гастролях и потом сделал ему больше четырех часов музыки. Затем я привез материал на Одесскую студию, и мы стали подставлять музыку под изображение. И в 90 случаях из 100 эпизоды музыкальные совпадали с теми киношными эпизодами, которые он импровизированно совмещал. Позже Г. Юнгвальд-Хилькевич заказал мне музыку к фильмам "20 лет спустя" и "Виконт де Бранжелон", но в итоге музыка моя к фильмам не понадобилась.

- Есть ли у Градского не только музыкальные, но и кинематографические задумки?

- Если я и буду делать фильм, то только свой, авторский. После фильма "Антиперестроечный блюз" у меня появились средства для создания своего нового фильма. Это психологический боевик, история человека, который попадает в зависимость от обстоятельств, случайно узнает государственную тайну, которая может лишить его жизни. Сюжет традиционный, но у него есть чисто характерные русские черты. Это - что касается планов.

- Александр, вы теперь совсем редко бываете в России. Виной тому - долгосрочный контракт с работодателями в Японии?

- Да, я заключил четырехлетний контракт с фирмой "Виктор мьюзикал индастриалз". Они выпустят четыре моих лазерных пластинки. Кстати, в Японии с американцами - музыкантами не работают. Американские менеджеры не предложили мне работу, а я попал туда, куда не принимают американцев, - в Японию...


Интересно, что первый лазерный диск Саши Градского был продан в Японии в количестве 60 тысяч экземпляров, но вот Майкл Джексон, по данным бесстрастной статистики, рекордсмен по продаже записей в Японии среди иностранцев, имеет показатель 120 тысяч. Японские же исполнители продаются тиражами 2 - 3 миллиона экземпляров. И вот афоризм самого А. Г.: "У нас все есть, и нам ничего не надо!" - говорят американцы. "У нас все есть, но нам еще кое-что нужно!" - говорят японцы, чтобы стать еще более развитыми, преодолевая комплекс неполноценности, который они испытывают в отношениях с Америкой". И в случае с А. Градским японцы обыграли американцев.

Ну, вот на этом, наверное, можно поставить точку. Конечно, Саша рассказывал о многом интересном в его творчестве. Но об этом в следующий раз. А пока вслушайтесь в строки музыканта:

Не нужна поэтам слава запоздалого вранья,

Лед под ними слишком слабый, что ни шаг-то полынья.

Лишь бы веровать, что где-то, через Лету и гранит

Стих российского поэта чье-то сердце сохранит.

Беседу вел Андрей ГОРБАТОВ


Предыдущая публикация 1992 года                         Следующая публикация 1992 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Этот диск предоставляет слушателю уникальную возможность не столько познакомиться с темным, на андалузский манер, творчеством раннего Александра Градского, сколько услышать, как вообще звучали первые московские рок-группы, черпавшие вдохновение помимо очевидного из эстетики высокого барокко. Никаких уступок рынку, как то: лимиттер, компрессор или шаффл по каналам - есть лишь аванс музыкальной чуткости слушателя, в нюансах динамики и контрастах звучностей способного оценить композиторский и исполнительский уровень как автора, так и его коллег по группе «Скоморохи»... Подробнее




Яндекс.Метрика