Давайте начнем

1987


Давайте начнем - Александр Градский

Художественный совет фирмы «Мелодия» одобрил последнюю работу Александра Градского. Представляя читателям свою будущую пластинку "Давайте начнем", А. Градский открывает в «Октаве» рубрику «Автоанонс»:

— Собственно, пластинка не только, а если говорить об ее идее, то и не столько моя, сколько Джона Денвера — известного американского певца и композитора. В конце октября он прилетел в Москву с инструментальной фонограммой своей песни «Давайте начнем (зачем мы делаем оружие?)», которая уже успела стать в США супербоевиком, и предложением наложить на нее наш с ним совместный вокал.

— О чем эта песня?

— Название говорит само за себя, Это антивоенная песня, это призыв к взаимному доверию. Мысли и чувства американского певца, человека из другой социальной системы, оказались созвучны моим мыслям и чувствам. Даже подстрочный, то есть не художественный, перевод произвел на меня большое впечатление.

— К сожалению, не все советские песни на эту тему обладают подобным воздействием на слушателя. Как вы считаете, почему?

— Мы знаем: гражданской, антивоенной теме у нас — зеленый свет. И молодые авторы, и исполнители берутся за них часто не потому, что испытывают такую потребность, а ради заветного «пропуска» на сцену, в студию... Что может быть страшнее конъюнктурного подхода и формализма в гражданской теме? Когда песня не трогает слушателя, это совсем не так безобидно, как кажется на первый взгляд.

— Александр, почему вы поете «Давайте начнем» по-английски?

— Во-первых, в искусстве вообще принято петь на языке оригинала. Скажем, итальянские оперы — на итальянском, а «Бориса Годунова» весь мир поет на русском... Мы, правда, пытались перевести. Но ведь песня писалась под английский текст, а это совсем другой размер, другой ритм. Добиться искренности и убедительности в чередовании русских и английских строк нам не удалось. Как считает Джон, наш дуэт должен подать еще один пример совместной борьбы за мир. Кстати, весь авторский гонорар от продажи пластинки в Советском Союзе мы с Джоном Денвером решили перечислить в фонд помощи пострадавшим от аварии на Чернобыльской АЭС.

— А что записано на второй стороне миньона?

— На обороте — моя песня на стихи Сары Кисдейл «Будет ласковый дождь».


Предыдущая публикация 1987 года                         Следующая публикация 1987 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Он вместе с Сашей Черным злится на себя, что «настоящего нет». Он, ерничая, утешает, что три ноля в 2000 году все ж не те два, как на клозете. А то вдруг издалека, из орфейско-скоморошьей юности неожиданным эхом явится пропетый ностальгически Бернс - про снег и дождь, про плащ, которым укроют ту, что замена всему и дороже всего.... Подробнее




Яндекс.Метрика