«На свете нет чужой беды...»

По материалам: "Собеседник"

1985
На свете нет чужой беды - Александр Градский

Опера Александра Градского "Стадион" — прежде всего политическая. И первым откликом на ее появление было обращение члена Политкомиссии ЦК Коммунистической партии Чили писателя Володи Тейтельбойма к композитору Александру Градскому и поэтессе, автору либретто и стихов Маргарите Пушкиной: «В 1973 году Чили, как скорбь, вошла в мир политики, в сердце человека, содрогнувшегося от преступлений неофашизма. Тогда негодующие народы поднялись и протянули Чили руку солидарности. В разных точках планеты почти мгновенно появились на свет песни, стихи, рассказы, романы, произведения живописи и музыки, балета, театра, кино. Чувствовалось, что затронута душа простых людей и творческий дух мастера... Трагическая история, которая началась однажды утром по команде из Вашингтона, не должна быть забыта». О работе над «Стадионом» рассказывает Маргарита Пушкина:

— Идея создания оперы возникла сразу после потрясшего нас сообщения о свержении в Чили правительства Сальвадора Альенде.

Сообщения, поступавшие из страны, были одно тревожнее другого: о пропавших без вести, о пытках, бесчинствах ДИНА. И вот еще одно страшное известие: убит Виктор Хара...

Всех нас переполняло чувство солидарности, мы не пропускали ни одной весточки из страны. К сожалению, находились люди, которых не слишком волновали чилийские события — мол, у них свои заботы, у нас — свои. Такая позиция меня просто бесила. Человек, по-моему, лишь тогда вправе считать, что живет честно, когда он думает о других — не только о соседях по этажу, но и о соседях "по планете. Возможно, я создаю воображаемый образ идеального Человека, для которого вся планета — отчий дом, а все люди — братья. А почему бы и нет?

Вспомните Че Гевару. Идеализм? По мне, лучше такой идеализм, чем тупое самодовольство, равнодушие... И сегодня есть такие, кто спокойно смотрит военную хронику,— за давностью лет, считают они, острота восприятия пропадает. Так появляются толстокожие обыватели. Отчасти протест против отстраненности некоторых наших сверстников — вы встретите их в разных странах — от волнующих всех честных людей проблем и побудил нас с Александром Градским написать «Стадион»...

— Это не просто рассказ о чилийской трагедии, — продолжает Маргарита. - И речь, конечно, не только о стадионе в Сантьяго, превращенном хунтой в тюрьму. Стадион — это жизнь. Вечная борьба сил добра и зла. Герой нашей оперы — Певец. Мы не стремились воссоздать образ замечательного чилийского певца Виктора Хары — создали образ собирательный, вбирающий черты прекрасных людей — Федерико Гарсиа Лорки, Че Гевары, Виктора Хары. Может быть, вокальная трактовка центрального персонажа кому-то покажется чересчур плакатной. Но вслушайтесь в его слова — они просты и бесхитростны, это слова Народа о правде, о справедливости, о необходимости борьбы. Как точно подметил В. Тейтельбойм, «это песня, которую никто и ничто не может убить». Считаю, Александр Градский прекрасно справился с трудной ролью...

Всегда там, где Певцы и их друзья, есть и маленькие, подлые людишки, пытающиеся ценой предательства выторговать себе право на жизнь. Всегда есть жестокие, циничные палачи и те, кто не нашел еще своего пути. Это о них сказал Пабло Неруда: «Арлекины и полишинели, паяцы всех мастей, террористы с пистолетами и цепями... продажные офицеры. Все они вертелись в одной карусели злобствующей досады». В общем, в «Стадионе» — все, как в жизни. И вера в прекрасное будущее: «Верь, брат, день придет!».

— Пластинка выпущена, а что дальше?

— Продолжаю чилийскую тему,— говорит Маргарита. — Почему? Такой вопрос не задаст человек, хотя бы раз слышавший, как чилийцы поют: «Эль пуэбло унидо хамас сера венсидо!». Это люди, до самозабвения любящие свою родину. Им я посвятила новую песню «Чили», где есть такие строки: «На свете нет чужой беды, на свете нет чужой войны. Так дай же руку мне, дай руку!»...

Мы рады, что именно наше произведение станет музыкальным подарком гостям XII Всемирного фестиваля.

Игорь Зайцев


Предыдущая публикация 1985 года                         Следующая публикация 1985 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем Вы хотите купить Затяжную машину для обуви по самой низкой цене? скачать бесплатно CD online

Этот диск предоставляет слушателю уникальную возможность не столько познакомиться с темным, на андалузский манер, творчеством раннего Александра Градского, сколько услышать, как вообще звучали первые московские рок-группы, черпавшие вдохновение помимо очевидного из эстетики высокого барокко. Никаких уступок рынку, как то: лимиттер, компрессор или шаффл по каналам - есть лишь аванс музыкальной чуткости слушателя, в нюансах динамики и контрастах звучностей способного оценить композиторский и исполнительский уровень как автора, так и его коллег по группе «Скоморохи»... Подробнее




Яндекс.Метрика