Александр Градский: «Я - Гойя»

Скажите, вы популярны?

В. Михайлов

Ульяновский комсомолец, 1980, 18 июля

Александр Градский: «Я - Гойя»

Чуть большe года назад мне в руки попала пластинка (С62-10259-60). Внешне ничем не примечательный «миньон» в белом конверте, лицевая сторона когорого оповещала мир о том, что на «миньоне» записаны Александр Градский и ансамбль «Скоморохи», при первом же прослушивании подарил целый букет эмоций. «В полях под снегом и дождем» — великолепная стилизация в духе «барокко-рок» соседствует с песенкой не без юмора «Наш старый дом» (Бернс в переводе Маршака) «Я — Гойя» — так называемое «конкретное звучание» и, ...вы мигрируете в область «философского рока». «Песня шута» — образец хард-рока, навевающий музыкальные образы группы «Лед Зеппелин». Вот такой калейдоскоп.

Что же, состоялось открытие «нового Градского»? Память услужливо проворачивала замедленный повтор «фильма» «Градский старый». Начало: две песни на пластинке Давида Тухманова «Как прекрасен мир» (СМ 02495-6). Это «Джоконда» и «Жил-был я», эатем музыка к фильму «Романс о влюбленных» плюс авторское исполнение. Выходит «миньон» (М62-36787-8), а за ним и «гигант» (С90-0344/3) с музыкой и песнями из «Романса». Затем Градский пишет оперу «Стадион», к сожалению, белого света до сих пор не увидевшую. «Потому что это очень сложная работа — записать такую оперу» — «оправдывается» автор. Время течет: Александр пишет музыку еще к нескольким фильмам, в том числе «Поговорим, брат». «Брат» еще не успел выйти на экраны страны, а уже появляется следующий песенный цикл Градского (первый — «Размышления шута»; четыре песни из него записаны на упоминавшемся ранее «миньоне», а песня «Только ты верь мне» — в моноварианте — на пластинке (Г62-07565-66). Второй цикл называется «Русские песни», и журнал «Клуб и художественная самодеятельность» выпускает гибкую пластинку с четырьмя песнями первой части цикла («Клуб и художественная самодеятельность», 1978, Ns 24). Хронологически «Градский старый» укладывается в последние семь —восемь лет. Благодаря какой же волшебной палочке просто Саша Градский стал «Градским-певцом», «Градским композитором», «Градским артистом»?».

Сам он отвечает так:

— Я начал играть и петь лет с девяти или десяти. А увлечение современной музыкой пришло как раз тогда, когда «Битлз» стали выступать, стали их пластинки выпускаться. Мне очень нравилась их музыка и нравится по сей день. Я пытался петь какие-то их песни, но поначалу я занимался более серьезной музыкой. В шестилетнем возрасте меня отдали учиться в музыкальную школу, и поэтому я был в первую очередь связан с симфонической классической музыкой. И как-то сопрягалось это с увлечением новой музыкой. Но прошло некоторое время, и от простого увлечения я решил перейти к созданию своего ансамбля, тем более, что в Москве начали создаваться подобные коллективы. Назывались мы тогда, в 1964 году, «Славяне», пели только по-английски — репертуар «Битлз». В Москве существовала еще одна группа «Соколы», которая исполняла только репертуар «Роллинг Стоунз». И вот интересно — в Англии происходило своеобразное соревнование между «Битлз» и «Роллинг Стоунз», а в Москве происходило соревнование между нами и «Соколами». Но в какой-то период времени это начало надоедать...

И Градский приходит к выводу, что можно (и нужно!) исполнять свою музыку. Но группа «Славяне» для этого не годилась. «Нужен был какой-то другой ансамбль, в котором можно было бы это все посадить на русскую основу, на русские стихи, на русские тексты...» — вспоминает Александр. И в 1966 году была создана группа «Скоморохи», которая существует и по сей день. Тогда Градский и его коллеги были на равных, хотя он сочинял, конечно, больше. Сейчас из тех музыкантов в «Скоморохах» нет нимого, и ансамбль исполняет исключительно его композиции. Во всяком случае такое впечатление складывается по пластинкам. Кстати, о пластинках. В 1973 году «Скоморохи» выпускают свою первую — гибкую грампластинку. Помните? На ней были «Скоморохи», «Синий лес», «Испания»... Последнюю перепечатал на свои пластинки «Кругозор» («Кругозор», 1976, 1, с. 10).

— Я могу перечислить, — говорит Александр, — кто у нас играл тогда в состаье. Владимир Поланский — на барабанах. Теперь он в ансамбле «Самоцветы». Пианист Александр Буйнов теперь играет в «Веселых ребятах». И Юрий Шахназаров (бас-гитара) стал организатором ансамбля «Аракс» при театре имени Ленинского комсомола. Правда, я считаю, что они во многом отошли от той музыки, которую мы тогда делали. Они стали заниматься музыкой вокально-инструментальной, а я-то считаю, что это совершенно разные стили — рок и вокально-инструментальная музыка...

Градский же не столько «отошел» от чистого рока, скольно придал ему новое качество. Ну, а менее взыскательные музыканты пошли по пути наименьшего сопротивления — попытались механически совместить несовместимое. Это в лучшем случае. В худшем — эти музыканты повторяют чужие (в основном западные) музыкальные глупости. И результат — пока плачевен ...Это — фон. А на нем происходят довольно примечательные и интересные явления. Выходят, пример (правда, редко), очень неплохие пластинки — «По волне моей памяти» (С60-97271-2) Д. Тухманова, «Зеркало души» (С60-09799-9800 и С60-09801-02) А. Пугачевой, «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» (С60-11191-4) А. Рыбникова. Создается интересная кино- и телемузыка — «31 цюня» (С62-11849-50) и «Будь звездой» А. Зацепина. «Романс о влюбленных» А. Градского.

О киномузыке и о «Романсе»...

— Эго было в начале 1973 года, — рассказывает автор музыки «Романса». — Я довольно-таки серьезно учился в институте, уже был на четвертом курсе, готовился, в основном, к оперной карьере, но не уверен был в себе, честно говоря. И вот предложение в этом фильме спеть (сначала — спеть!) мне показалось заманчивым вот почему: интересно было проверить — правильно ли, что я собираюсь идти в оперу? Ведь я неоднократно себя уговаривал заниматься только оперой... Ну и привели Кончаловского на одну из моих записей по радио, и он предложил мне спеть несколько песен... Я сказал, что пою только песни свои (отчасти это была правда) и поэтому я сам эти песни буду писать. Я написал, а затем наиграл Кончаловскому 15 или 20 мелодий, совершенно разных, в разных сочетаниях, и он выбрал музыку сам, а моя задача дальше была — по-настоящему ее сочинить, аранжировать, спеть и решить как готовую, законченную песню. Работал я год над этой картиной. Огромное количество трудностей было. Я никогда не писал музыку к двухсерийному фильму, а Кончаловский никогда не снимал музыкальных фильмов.

Джонни Холлидей, французский экс-идол поп-музыки, заметил однажды: «Живи Шекспир сегодня, он писал бы рок-оперы». Градский рок-оперу написал. Первую советскую рок-оперу. Подчеркнуть приоритет Градского, по-моему, просто необходимо. Потому что, «то, что поставили «Поющие гитары», то, что поставили некоторые другие коллективы» — это, в общем-то, спектакли музыкальные. Это не рок-оперы потому, что там нет ни признаков рока, ни признаков оперы. Есть законы оперы, которые там не соблюдены. Есть законы рока, которые тоже не соблюдены». Это мнение автора «Стадиона».

— Рок — это не какие-то риффы в унисон бас-гитары с гитарой. Рок — это прежде всего идеология. Идеология и эмоциональность! Резкая смена крайне лирического и крайне трагического — это рок. Я бы даже сказал, что рок — это признак современности, признак остроты произведения. Есть произведения для хора и оркестра симфонического, но написанные вот с такой мощной сменой настроений, сменой каких-то образов... На мой взгляд, 15-я симфония Шестаковича —это рок-музыка... по своей идеологии...

«Стадион» — это опера которая посвящена патриотам Латинской Америки, чилийским патриотам. Однако там нет ни одного конкретного героя, ни одного узнаваемого персонажа. Хотя судьба Виктора Хары положена в основу этого произведения, тем не менее в главном герое там угадываются черты и других людей нашего времени. Так же, как и в отрицательных героях... Это образы все собирательные. Там, например, предатель-офицер говорит цитату из выступлений Геббельса. Такая мысль — фашизм, как зло... всеобщее. Необязательно в Германии или в Чили. Этo всеобщее «недобро», в разных проявлениях оно в опере присутствует, но в основном говорит вот такими ходульными фразами. А герой главный — он более сомневающийся человек, не просто демагог, который нричит: «Да здравствует то да се! Да здравствует!..». Он выстрадывает свое решение... Эта вся опера о том, чго художник не должен предавать интересы своего искусства, интересы своего народа, которому он служит, даже если ему угрожает смерть. Художник обязан не изменять самому себе!

Предыдущая публикация 1980 года                         Следующая публикация 1980 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Для меня роман Булгакова - вавилонское столпотворение всевозможных литературных стилей. Он эклектичен в хорошем смысле слова. Естественно, возникла мысль: нельзя ли в музыкальной стилистике сделать то же самое? То есть собрать в единый музыкальный язык совершенно разные жанры, формы, стили, которыми я владею. Будет здесь канкан, хард-рок, оперные куски и цитаты из Стравинского, Штрауса, Берлиоза, Россини. Чтобы музыкальное действо было не пёстрым, а разноплановым.... Подробнее




Яндекс.Метрика