Как Градский за советский джаз постоял!

Юрий Маркин - "Рассказы о джазе и не только" 1998-1999


Как Градский за советский джаз постоял

Приезжал в самый разгар застоя в нашу страну джазовый "ревизор". Все встрепенулись и сначала даже напугались - ведь сам, сам едет... В честь знаменитости устроили джем в известном помещении на улице Неждановой. Набилось в зал народа видимо-невидимо. От желающих послушать заморского гостя отбоя не было. И вот началось...

Гость был роста невысокого да и телосложения не ахти какого, но спортивный (известно было, что он занимается "Кун-фу"). Одет был не концертно: куртка, джинсы и умопомрачительные кроссовки. Несмотря на свою "кореистую" фамилию, он к Дальнему Востоку отношения не имел и, невзирая на свою "испанистую" музыку, к родине Сервантеса - тоже! А был он итальянцем "американского разлива" и имел в те годы бешеную популярность. Как, хоть и грубо, говорится: каждая собака его знала. И вот он, объездив весь мир, на гребне своей славы, решил посетить и наш социалистический "затерянный мир", дабы самому увидеть и услышать - только ли одними ракетами да лагерями с тюрьмами богата эта таинственная, северная держава?

Чтобы устроить знаменитому "ревизору" ВДНХа, а потом и дать достойный отпор, были собраны лучшие джазовые силы. Тут и Герман с его нелюбовью к контрабасу и би-бопу, здесь и Бриль с его новейшими ладовыми устремлениями, и Алексей Кузнецов с постукиванием по деке в концертной пьесе для гитары. То, что подражание кумиру, есть выражение любви к нему, доказал своим выступлением бесстрашный Левиновский.

Но все это произошло потом, а в начале, как и подобает, дали "слово" гостю. Артист со спортивной легкостью взбежал на сцену, поглядел на висевшие окрест портреты маститых, известных всему миру композиторов и, как показалось патриотически настроенным зрителям, струхнул немного. Страна с такими музыкальными традициями (один 19-й век чего стоит)! Начал он свою "речь" с исполнения монковской "Около полуночи". Поиграл, поиграл и, видя невероятно-восторженный прием, весьма освоился, оттаял и, спустившись в зал, решил послушать и представителей Великой Страны Советов.

"Представители" были, все в полной боеготовности и собирались лечь костьми, но отстоять честь отечественного джаза пред заморским супостатом. И отборные силы были брошены "в бой"! Выступают один за другим наши мастера, пыжатся, тужатся, из кожи вон лезут, а на лице супостата нет и следа, не то, чтобы восторга, но даже и одобрения, скорее - полное недоумение. Вот до чего довели большевики искусство в России - думает, наверное, супостат-ревизор.

- Что же делать и кто виноват? - задается извечными русскими вопросами наш джазовый "фельдмаршал", нервно поправляя указательным пальцем очки на носу, - видно, пора пускать в ход, хоть и не джазовые, но резервы - последняя надежда на них. Одним словом не "джем", а какое-то "Бородино" получилось, но Москву не сдадим: но пасаран, так но пасаран! И вот резервы пущены и уже заголосили на сцене, оказавшись фольклорным ансамблем Покровского. Лицо "ревизора" под народный вой и улюлюканье, стало преображаться в нужную нам, одобрительную сторону. Очки "фельдмаршала" сразу же радостно заблестели. Инициатива перехвачена, противник в замешательстве, надо не дать ему опомниться и добить на корню! Последняя надежда на ... И тут, к не в меру разгулявшимся народникам, присоединился некто длинноволосый, в черной кожаной куртке и черных очках с фигурой атлета. Этот "некто" мощно заголосил высочайшим фальцетом и, сбросив куртку, обнажил завидные бицепсы. Заморский поклонник кун-фу тревожно вдавился в кресло - такого поворота событий он не ожидал.

Мускулистый певец, хоть и не был джазменом, но советский джаз в обиду давать не собирался, И не дал! "Ревизор" это понял и совсем поник в своем кресле. "Глядишь, еще заберут да и отправят в Сибирь", - наверное, подумал он, после чего, во избежание неприятностей, бурно зааплодировал. Фельдмаршал всех ослепил торжествующим сияньем своих очков: - Ура, советский джаз спасен!!!



Фото из книги "Советский джаз" (Москва, "Советский композитор", 1987 г.).
Гари Бертон и Чик Кориа (в первом ряду в центре) на встрече с московскими музыкантами во Всесоюзном доме композиторов, июль 1982 г.
Во втором ряду слева - Аркадий Петров и Александр Градский.

Все публикации                         Все публикации

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика