Как закаляется «Голос»:
закулисье и тайны проекта

Сердечный приступ Билана, истерики Пелагеи, пробитая голова и отключение света — самый популярный вокальный проект страны глазами создателей

Егор Арефьев

"www.kp.ru" 23 сент. 2016 г.

Александр ГРАДСКИЙ: в моем театре, возможно, будут работать участники телешоу Голос

В сентябре 2012 года Первый канал потряс страну небывалым проектом. Музыку там слушали спиной. На сцене не звучали песни Филиппа Киркорова и Маши Распутиной. Не было и Сосо Павлиашвили, Николая Баскова, и даже Ирины Аллегровой. А верховодил талантами Александр Градский, которого бывалые помнят по группе «Скоморохи» и заставочной песне к фильму «Свой среди чужих...», а молодые не знают вовсе.

Между тем каждый второй зритель не мог оторваться от экрана. Брызги таланта от участников «Голоса» разлетались на всю страну — прониклись даже равнодушные и разочаровавшиеся в телевидении и музыке. Кислородную маску на застоявшемся болоте российской попсы выдавали по пятницам, звук был всегда живой — что добавляло проекту особого шарма.

Это было шоу в лучшем смысле этого слова: с неискусственной драматургией, личными трагедиями и ослепительными выступлениями, слезами и даже микроинфарктами. В этом году в эфир выходит уже пятый «Голос». И «КП» вспоминает, что и как происходило на проекте — специально к юбилею шоу.

Почему смотрят «Голос»?

На российском ТВ была куча музыкальных проектов — от «Двух роялей» до «Живого звука». Мало кто их вспомнит. Именно поэтому «Голос» стоит особняком. Впервые за долгие годы, после выхода из эфира программ «600 секунд» и «Взгляд», люди всерьез стали обсуждать телепередачу.

Не чтобы поплеваться, а ради интереса. На работе, в столовой, в очереди или автобусе. Охранники, бухгалтерия и отдел кадров стали спорить, кто победит.

Феномен успеха, как тот пазл, состоит из кучи мелких нюансов: искренность, репертуар, удачный кастинг, необычный состав тренеров, интрига. Но главное — живая эмоция и отсутствие пошлости и вторичности. Чувство вкуса и стиля, с которым подошли к созданию проекта его создатели, изменяло многим. Вспомним, во что превратилась «Минута славы» — лицензионная адаптация шоу Britain's Got Talent («Британия ищет таланты»). Веселый паноптикум с темнокожими «кубанскими казаками». Фрик-парад с козлами на поводке, карликами и рядовыми гимнастами. Апофеозом стало выступление женщины, которая необъятной силиконовой грудью колола арбузы. Шоу закрыли в 2014 году.

«Голос» — тоже адаптация. Формат The Voice придумала голландская компания Talpa и выходит этот проект по всему миру. И у нас, что ценно, к созданию суверенного шоу подошли с особым трепетом, а не с подключением русской смекалки, как это было в «Минуте славы». Точные пропорции, выверенные ингредиенты, щепотка юмора от Дмитрия Нагиева — и готово. Финальные выпуски проекта смотрят почти 50% тех, кто вообще включает телевизор в тот день — то есть практически, как новогоднее обращение президента России. Выходит, шоу стало самым настоящим национальным проектом.

Юрий Аксюта — Первый сезон «Голоса» показал невероятный интерес со стороны зрителей. Второй — пик. А потом был прогнозируемый спад. И теперь наша задача — делать так же, как мы умеем, только на шаг лучше. И интереснее. Тут и начинается самое сложное. Интерес аудитории зависит от драматургии. А ее генерируют герои проекта, которых мы и ищем. Я хочу продержать интерес к «Голосу» как можно дольше. Коллегам из Голландии, придумавшим формат, это удается.

Как проходят кастинги?

Как «КП» уже писала много раз, отбирают претендентов в Останкино. Сначала вокалисты и вокалистки присылают анкеты по почте, затем их заявки отсматривают, отслушивают, и приглашают. Инициация происходит в самом обычном павильоне, перед рядом стульев, которые занимает отборочная комиссия. Вышел — спел, сказал пару слов о себе и жди вердикта.

Юрий Аксюта — На стадии кастинга сложно определить, кто будет победителем шоу. Проект раскрывает человека и артиста. Есть некоторые вещи, которые находятся вне зоны мейнстрима. И по ним можно определить потенциал вокалиста. К примеру, победитель детского «Голоса» Даня Плужников. Мне было понятно, что он как минимум будет в финале, а как максимум выиграет. Чего нельзя было сказать об отце Фотие — про него стало понятно после нескольких этапов. Он раскрылся так, что это вышло за рамки пения. Это стало явлением. Люди начинают анализировать многие аспекты — и человеческую личность в том числе. Как только зритель почувствует малейшую нотку фальши — это мгновенно убьет интерес к проекту.

Кстати, раскрыл проект не только артистов, но и наставников.

Вспомните, каким ночным хулиганом приходил на шоу Дима Билан. И как он остепенился, возмужал и оперился за эти четыре года. За плечами работа на детском «Голосе» — усатый нянь и это испытание прошел. В прошлом году его Данил Плужников выиграл проект.

Александр Градский, выступление которого стоило скромных денег, теперь берет миллион рублей за концерт. Еще недавно он сам распространял коллекционные диски с рок-оперой «Преступление и наказание», созданное вместе с гениальным Эдуардом Артемьевым. А теперь вот достроил цитадель — Градский-холл, реконструкция затухла еще в 1994 году. Довершил ремонт композитор и в доме на Мосфильмовской улице.

Пелагея и вовсе вышла замуж и теперь ждет ребенка — первый раз в жизни. Так уж совпало.

Дмитрий Нагиев, которого зритель помнил по инкарнациям скетчкома «Осторожно, модерн», вообще вел проект «Мама в законе». Если кто не помнит, такой выходил на канале «Перец». Теперь он самый востребованный артист в стране — сериалы «Кухня», «Физрук», «Два отца и два сына», фильмы «Самый лучший день», «Одной левой», «Все о мужчинах». Такого количества главных ролей в жизни актера не было никогда. А еще ворох рекламных контрактов. Неудивительно, что Forbes взял Нагиева на первое место в списке самых высокооплачиваемых актеров России — с доходом 3,2 миллиона долларов в год.

Евгений Орлов Самые скучные и предсказуемые моменты кастинга — это когда приходят студенты эстрадно-джазовых вузов. Они приходят с, как мы говорим, «суповым набором» песен. Среди них обязательно «Кукушка», «Улыбайся» IOWA и еще штук 20 на английском языке. В тех музыкальных вузах студентов учат копировать голос. На первом этапе обучения вокалу это, конечно, необходимо. Но дальше — что? Как можно стать самобытным артистом, если ты привык подражать, «снимать» чужой вокал. Обрести свое лицо задачи перед ними не стоит. Отсюда и клишированный репертуар. Более того, национальный колорит в голосе или природные особенности — сипотца, несмыкание связок — в корне вытравливается из студента. Так убивается индивидуальность. К сожалению, так поступает 80% педагогов в музыкальных вузах. Тех, кто умудрился не убить талант, немного, и мы уже выучили их по именам — из анкет одаренных участников. Частенько у нас получается обмануть тренеров, потому что желаемое выдается за действительное. На первом выступлении человек сверкнул, а шаг вправо — все, не может ничего показать. Интрига в этом и заключается: телезрители не согласны с мнением наставника, спорят и знают, как лучше.

А где РЭП?

Впервые за четыре сезона «Голоса» в кресле наставника появилась совсем уж несистемная фигура. Это было настолько неожиданно, насколько и предсказуемо. Рэпер Василий Вакуленко (он же Баста, Ноггано и N1NT3ND0) давно уже проломил себе дверь в музыкальный мир смачными харАктерными текстами, тонкой работой со словом и филигранно выписанными образами, понимать которые удел не только молодежи, но и громадной аудитории взрослых людей. Этот сегмент публики охвачен проектом не был. И Первый сделал шаг навстречу. Настоящий рэп, а не его имитация от пафосных конъюнктурщиков, отвоевывает все большие и большие территории — отрицать это глупо, именно поэтому пригласили Басту. Однако после дебютного сезона музыкант покинул проект — и баста!

Юрий Аксюта — На «Голосе» нет запрета на рэп. Но рэп — это стихотворно-ритмическая форма проявления себя, сродни мелодекламации. Если приходит человек и говорит «Хотите, я покажу, как читаю рэп?», то нет, не надо. Полифония и подражание рэперу нам не нужны. А если человек приходит — и по стилю одежды, поведению с самого начала рэпует, тогда возможно. Либо человек — рэпер, либо нет. Василий Вакуленко (Баста) даже петь начал чуть ли не с моей легкой руки, когда мы репетировали начальную песню для четвертого сезона. Он же только читал рэп! И говорил сам: «Я же не пою». И потом — что дальше будет делать «только рэпер»? Начнутся баттлы и на одной читке он далеко не пройдет. Нужен инструментарий и данные. Мы не игнорируем рэп, но мы не отбираем рэперов.

Пять достоверных слухов «Голоса»

1. Во время записи эфиров Диме Билану однажды стало плохо. Это было на прямом эфире. Реальный сердечный приступ. В тот момент, пока врачи оказывали первую помощь, камеры не снимали наставника.

2. Из-за того, что однажды одному из участников с одобрения голландского супервайзера разрешили перепеть песню — с первого раза помешали технические неполадки — Пелагея потребовала дать второй шанс и ее подопечной. Продюсеры не допустили рецидива, тогда певица встала и ушла. Но, конечно, вернулась.

3. Александр Градский был страшно недоволен тем, что отец Фотий уверенно победил в третьем сезоне «Голоса». Это было первое поражение Александра Борисовича. И он почуял его приближение уже на прямых эфирах, когда священник раз от раза лидировал с огромным перевесом. Между ними даже состоялся неприятный разговор, в ходе которого Градский обосновал свою позицию так: или иди в храм, или снимай рясу, если ты на сцене.

4. Во время выступления Дины Гариповой на прямом эфире полностью отключился светодиодный пол, на котором стояла певица. Из-за удачной работы художника по свету и операторов никто этого не заметил.

5. Максима Фадеева удалили с проекта после его «двойной игры». Как мы помним, в 2015 году композитор был наставником шоу «Голос.Дети» и согласился параллельно сниматься в шоу «Главная сцена». Финалы проектов проводились в один день. И Фадееву приходилось буквально бегать из павильона в павильон съемочного комплекса «Главкино», переодеваясь на ходу. Чуть посидел там, чуть посидел здесь. Продюсеры поседели быстрее. Операторы и режиссер эфира должны были давать картинку так, чтобы Фадеева не было видно в момент отсутствия. В следующий сезон детского «Голоса» композитора не пригласили.

Юрий Аксюта — Между мной и коллегами происходит очень многое, что называется «рабочими моментами». Ругань, выяснения отношений, обиды и отстаивание точки зрения. Сколько мы спорили с Александром Борисовичем Градским — передать не могу! И это при том, что я отношусь к нему как к великому русскому музыканту и человеку-эпохе. У меня в айфоне есть несколько его дисков, и я к ним возвращаюсь. Но в его поведении есть вещи, которые доводят меня до белого каления. И не только с ним так было. Например, с проекта «Голос.Дети» однажды ушел наставник — сел в машину, чтобы уехать. Я выбегал, просил вернуться, объяснял, что произошедшее — ошибка. За пять лет таких ситуаций было множество — выключение света во время прямого эфира и так далее. Все эти проблемы носят ситуационный характер. Самое главное — сделать так, чтобы зритель этого не заметил.

А вот на десерт — совсем реальный случай. На одной из записей третьего сезона «Голоса» вдруг запахло жареным — перегорел один из кабелей. Павильон «Голоса» огромный, находится внутри гигантского здания советского КБ, поэтому учуять запах удалось не сразу.

Сергей Жуков — ЧП случались не так очень часто. Один раз «повезло» и мне. На одном из эфиров перегорел большой электрический кабель. Осветители полезли менять. Высота потолка — 14 метров. Они не очень правильно зафиксировали кабель при замене, и он упал. Тяжелый набалдашник прилетел мне прямо в голову. Благо, врачи дежурят на съемке — первую помощь мне оказали сразу. А потом госпитализировали и наложили несколько швов на голову.

Кстати, раскрыл проект не только артистов, но и наставников.

За несколько месяцев до старта проекта музыкальная дирекция канала стекается в кабинет генерального директора — Константина Эрнста. Затем, почти как доктор Хаус на доске дифференциальный диагноз, создатели «Голоса» придумывают несколько концепций составов жюри. Утверждение кандидатур проходит почти до самого эфира.

Юрий Аксюта — Единожды удачно собрав тренерский состав — первый сезон «Голоса» — очень сложно потом видоизменять его. Это как с первым сезоном хорошего сериала: к героям зрители привыкли, но актеры не хотят продлевать контракт, и их выводят по сценарию. В итоге может произойти падение интереса. Потому мы делаем это тактично и аккуратно. Абсолютно осознанным решением было поменять всех судей в четвертом сезоне, а потом вернуть Александра Градского. Думаю, мы не ошиблись.

Платят ли наставникам деньги?

В интернете бродили разные сплетни на этот счет. Якобы гонорар Александра Градского за участие в «Голосе» ни много ни мало миллион евро. Якобы Дмитрию Нагиеву платят в два раза больше.

Леонид Агутин — Система финансовых отношений с каналом у меня такая. Существует концертный график. Он составляется на полгода, а то и год вперед. А об участии в «Голосе» мы узнаем внезапно. Соответственно Первый канал берет на себя обязательства. Перенос концертов, неустойки, гонорары — возмещение трат. Я говорю: «Да, я согласен участвовать, но у меня есть планы, гастрольный тур, семья и прочее. Я, может, и готов что-то не заработать, но терять я не готов». Они отвечают: «О'кей, мы оплатим». И я погружаюсь в процесс.
Юрий Аксюта — Да, в четвертом и пятом сезоне «Голоса» мы платим гонорары тренерам. Был период, когда не платили. Ибо участие в таком проекте во всех странах, где он выходит, крайне выгодно действующим артистам. Это повышает интерес к их гастрольной работе. Так что у нас с тренерами обоюдное соглашение: на выгодных обеим сторонам условиям мы платим гонорар. Но эти цифры не имеют ничего общего с тем, что публиковалось в СМИ — это не два и даже не один миллион долларов. Хотя, может, даже и хорошо поддерживать такую легенду, пусть у нас будет как в Голливуде — пришел Майкл Дуглас и запросил 20 миллионов долларов. Мы бы платили и больше нашим наставникам! Но платим сумму, которую может осилить канал. Кризис, экономика и все артисты все понимают.

Куда уходят деньги зрителей?

Российский «Голос» стал первым флагманским телепроектом, который собранные в результате SMS-голосования деньги начал отправлять в помощь детям. Фактически, в том числе с помощью шоу, в стране начался процесс «легализации» благотворительности — по телевизору ведь зря не скажут. Деньги не украдут, их можно доверить, а гарантом выступает репутация канала. Конечно, фонды помощи и до этого собирали средства, но иными способами и в других объемах. Присланные зрителями деньги уходили в Фонд Константина Хабенского, центр поддержки людей с аутизмом «Антон тут рядом», Фонд Елизаветы Глинки «Справедливая помощь», фонд содействия решению проблем аутистов «Выход» Авдотьи Смирновой, «Русфонд», фонд помощи хосписам «Вера», фонды «Милосердие» и «Линия жизни».

За четыре года эфиров шоу «Голос» и «Голос. Дети» удалось собрать кучу денег — больше трети миллиарда рублей. Все они ушли на адресную помощь нуждающимся.

— Если ваш ребенок с детства не учится любви и пониманию, то вы станете для него бессмысленным стариком, - считает Любовь Аркус, создатель фонда «Антон тут рядом». «Волшебной таблетки» не существует, необходима всесторонняя, ежедневная помощь. Это не больные дети, они просто по-другому устроены и оказываются изолированными от внешнего мира, от социума. А они должны ходить в детские сады, в школы, быть с людьми. Без этого не смогут стать самостоятельными и им останется только одно - психоневрологический интернат, тяжелые психотропные препараты и ранняя смерть.

Кто поворачивает кресла?

Ответ на этот вопрос тоже мучил многих. Были пародии на телевидении — как будто механизм приводят в действие гоблины из «Гарри Поттера». Были другие версии: под красными креслами в каморке сидит стайка творческих узбеков, которые начинают крутить педали сразу после звука «бум!». Но на самом деле работает синхронизированная система. Кнопка — компьютер — кресло.

Сергей Жуков — Технологию поворота кресел мы разработали сами. И работает она практически бесперебойно: компьютер получает сигнал после нажатия кнопки — кресло поворачивается. Были моменты, когда по кнопке сильно ударили и она сломалась. На такие случаи мы изготовили дополнительный комплект кнопок. Один раз все четверо судей одновременно нажали на кнопку и кресло Александра Градского не повернулось, механизм заклинило. Но такое случается крайне редко и зритель этого не увидит. Кресла делает декорационная компания, специального завода «красных кресел» нет. Во время записи эфиров мы получаем электричество от города. Один раз было так, что свет у нас пропал на полтора часа — грузовик на улице врезался в столб и повредил провода. Так что на прямых эфирах мы сидим на автономном питании — чтобы в случае ЧП остаться в работе.

Зачем названия иностранных песен переводят?

Не все обратили внимание, но в определенный момент титры к песням на «Голосе» стали давать на русском языке. Выглядит это достаточно комично. Говорят, что это неспроста и якобы кто-то из депутатов даже слал гневные письма на Первый канал с требованием русифицировать иностранщину.

Юрий Аксюта — Порой возникают такие разговоры: «Посмотрите, что творится на телевидении! Даже в проектах «Голос.Дети» поют иностранные песни. Возьмите, к примеру, Францию — там существует лимит!». Увы, все это не так. Во Франции и правда есть лимит, но на радио. Есть квота — половина материала должна звучать на французском языке. Но когда мы берем за пример телепроект, в котором стоит вопрос исполнения песен высочайшего уровня, возникает проблема — репертуар. Не потому что русские или советские песни плохие, а потому что нельзя игнорировать песни всего остального мира. Математически в пропорциях это не может быть 50/50. Нельзя давать участнику песни только по языковому принципу — если парень отлично поет песни Майкла Джексона, мы не можем навязать ему только российские песни. По вокалу, энергетике и харизме ему это не подойдет. Некоторые поют только русский рок — и им противопоказанно браться за песни Rolling Stones или Queen. Мы берем композиции, которые нам нужны. Что касается титров на русском языке, когда название песни и автора мы переводим, в этом есть производственная необходимость. Мы как бы намекаем зрителю, о чем страдает артист. Не все идеально знают и понимают песни на английском языке. Кроме того, существует проблема репертуара современной российской музыки. Высококачественных песен — дефицит.

Вечные кандидаты

Есть на проекте и старожилы. Да, несмотря на то, что участвовать в «Голосе» можно лишь раз, они приходят всегда. К примеру, Юрий Титов, некогда выпускник «Фабрики звезд-4» (вместе с Тимати, Стасом Пьехой, Ириной Дубцовой, Домиником Джокером и другими), не теряет надежды попасть в проект и посещает кастинг каждый год. По сути, это последний шанс 31-летнего исполнителя хита «Понарошку» реанимировать карьеру.

Евгений Орлов — Тех, кто раз от раза продолжает приходить на «Голос», но у них ничего не получается, мы зовем «подбитыми парашютистами». Многие из них успели открыть бизнес, заработать. Но вернуть былую славу все-таки хочется. Постоянно приходит Юра Титов из «Фабрики звезд». Проблема в том, что поклонники этих артистов выросли, а сами они — нет. Просто постарели. Новым подросткам нужны новые кумиры, а предметом ностальгии эти вокалисты стать не успели. Если бы Юрий Титов пришел обновленным и показал бы что-то невероятное, с горящими, а не потухшими глазами, мы бы его взяли. А если просто перепевать песни — это в караоке. Ценности в этом нет никакой.

Есть ли жизнь после «Голоса»?

Сложно спорить, проект действительно раскрывает артиста по-новому. Эта магия происходит на глазах зрителей, тем и примечательна. Если все предыдущие музыкальные проекты готовили условный Игорь Кио или Дэвид Копперфильд, «Голос» произвели на свет Юрий Гагарин и Елена Исинбаева — никаких фокусов, выход на орбиту происходит на глазах у страны. Шоу выворачивает амбиции наизнанку, упраздняет гордый пыл звезды и возносит новичка до небес. Позволяет выкорчевать из нутра самую ценную породу. Остальное — дело техники и желания самого артиста. Никто не гарантирует успех после участия или даже победы в проекте. Огранка алмаза — домашняя работа.

«Голос» даст импульс, при том совершенно бесплатно. Он станет адронным коллайдером для тех частиц, которые готовы к этому. Вспышки на солнце охватывают все слои атмосферы — количество высвобождаемой энергии в такие моменты эквивалентно взрыву силой в биллионы мегатонн. Гигантские массивы рентгеновских лучей выбрасываются во время вспышек. Эта энергия может осветить, а может и убить жизнь.

Все зависит от того, какой душевный ландшафт успел взрастить артист. Если его внутренний интерьер напоминает выставочную комнату в «Икее» — ладно скомпонованная пластмасса с муляжами книг — маловероятно, что «Голос» даст ему хоть что-то. Если наоборот — то только разоблачит сердцевину личности и выпустит наружу то, что было скрыто.

Более того, лаки-лузеров на проекте в разы больше — ведь победителей было всего четверо, а жернова «Голоса» перемололи сотни вокалистов. Антон Беляев выбыл в полуфинале, но выстрелил потом с группой Therr Maitz так, что мама не горюй — парни выступают по несколько раз в день. Наргиз Закирова проиграла финал, но теперь ее афиши повсюду — она подписала контракт с Максимом Фадеевым и записывает альбомы. Варвара Визбор вообще не попала на проект, завалив «слепые прослушивания». Но ее номер вызвал такой резонанс, что певицу обсуждал весь интернет, а потом стали звать в другие проекты Первого канала — девушка выступает на всех московских площадках и снимает клипы. «Узбекская Бьорк» Севара так же уступила дорогу сопернику, что не мешает ей собирать Крокус Сити Холл.

Юрий Аксюта — Проект дает возможность заявить о себе. Показать таланты. Когда мы начинали его, то сомневались — удастся ли нам набрать столько одаренных вокалистов. Ведь тех, кто не умеет петь, мы вообще не рассматривали. Мы не берем на себя обязательств по дальнейшему пути артистов. Да, мы можем поддержать вокалистов в других проектах Первого канала. Но об обеспечении удачной карьеры речи не идет. Мы ставим «знак качества»: они все — талантливы. А дальше вступает в дело масса обстоятельств, от которых зависит успех. Наличие продюсера, директора, композитора и самого главного — репертуара. Проект «Голос» построен на исполнении кавер-версий хитов. Но на этом певец не может сделать себе имя. Нужен собственный репертуар. И с такой проблемой сталкивается большинство артистов, покинувших «Голос».
Евгений Орлов — Времена изменились. На «Голос» приходят современные, качественно поющие люди. Если бы они приходили в таком количестве ко мне на другие проекты 20 лет назад, это была бы сенсация. Другое дело, что профессия осталась профессией. Хорошо петь и быть артистом — не одно и тоже. Проблема сегодняшних вокалистов в том, что они делают уклон в сторону музыкальности. Мало кто понимает, для кого и зачем они намерены петь. Именно поэтому после прохождения «мясорубки» «Голоса» не все те, кто победил, имеют успех. Востребованы очень часто те, кто проиграл. Именно потому что они подошли к «Голосу» готовыми артистами и имели индивидуальность — выраженную в голосе, в тембре, в стиле поведения и аранжировках. У Варвары Визбор был только один эфир — ее даже не взяли в проект, но она до сих пор выступает и записывается. А многие, кто дошел до полуфинала и даже финала, вернулись после «Голоса» в караоке или ресторан. Вопрос в том, как воспользоваться возможностью. С помощью «Голоса» многие известные в узких кругах артисты буквально прожили второе рождение, перезапустили карьеру. Вот Мариам Мерабова и Андрей Давидян теперь успешны и востребованы, даже не занимаясь музыкальным мейнстримом.

А как у них?

Формат The Voice позволил голландским производителям спокойно курить — даром, что у них в стране это разрешено.

Проект купили более 50 стран: США, Австралия, Великобритания, Китай, Албания, Филиппины, Вьетнам, Корея и так далее. Хоть библия проекта строго регламентирует правила, призы за победу отличаются.

Еще одним известным вокальным тренером на шоу The Voice UK стал солист группы The Black Eyed Peas Уильям Адамс, он же will.i.am

Так, в Нидерландах победитель получает контракт со звуозаписывающей компанией производителя формата Джона Де Мола — Talpa Music. В Британии, где в наставниках заседал сам Том Джонс, — договор с Universal Republic Records и 100 тысяч фунтов стерлингов (8,5 миллионов рублей). В США, где в можно попасть в команду Майли Сайрус или Алиши Киз — контракт с Universal Music и 100 тысяч долларов (6,5 миллионов рублей). На Филиппинах, где в жюри заседает солист Black Eyed Peas Эпл Ди Эп, самое щедрое вознаграждение: домашний кинотеатр Sony Bravia, путешествие по Азии на двоих, новый автомобиль Ford, четырехлетний (!) контракт с компанией MCA Universal и два миллиона песо (около 150 тысяч долларов), не облагаемых налогом.

Публикации по теме: Градский боролся именно за вокалистов, за голоса, а продюсерам нужны рейтинги, поэтому они оставляли в проекте странных персонажей и клоунов, Александра Борисовича это очень огорчало. Писали, что, якобы он просил гонорар в миллион долларов, но не получил их и обиделся, но это ерунда, не верьте, – рассказала Алла в эксклюзивном интервью. – Обижен Александр Борисович на другое – на результаты прошлого сезона. Он ждал победы своего воспитанника Михаила Озерова и то, что лавры в итоге достались иеромонаху Фотию, стало для него шоком.

Фаворитка Градского раскрыла причину его ухода из шоу "Голос"

Предыдущая публикация 2016 года                         Следующая публикация 2016 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем Админы ежедневно обновляют эту рубрику. скачать бесплатно CD online

Звучание ошеломляет с первых же тактов: полифонический, мелодичный, то нагнетающий напряжение, тревогу, то вдруг романтичный и печальный, рок Градского настолько первозданен и чист, что невольно забываешь об отсутствии на сцене традиционных рок-н-ролльных или акустических инструментов... Подробнее




Яндекс.Метрика