Его честные песни

Автор публикации: Валентин Пепеляев

Советская Белоруссия № 95 (24725). Пятница, 22 мая 2015


Его честные песни

Насколько Александр Градский открыт в своем творчестве, настолько закрыт в беседах с журналистами. Не услышите вы от него ни подробностей расставания со второй супругой, актрисой Анастасией Вертинской, ни рассказа о прелестях позднего отцовства (в 2014 году Александр Борисович в третий раз стал отцом), ни подтверждения слухам, что за участие в шоу «Голос» он получил гонорар в миллион евро. Кстати, до шоу «Голос» Градский словно бы находился в тени, нигде не светился, в светской хронике замечен не был. Изредка наезжал в Минск с концертами. И когда обдумывались вопросы для маэстро, я даже не рассчитывал, что он заметит их из своей башни. Но Александр Борисович откликнулся, снова удивив, оказался чутким и открытым собеседником. Учись, молодежь.

— Александр Борисович, работая над картинами «Романс о влюбленных», «Узник замка Иф», «В августе 44–го...», вы проявили себя таким разносторонним композитором. Почему сейчас не сочиняете музыку для кино?

— Моей последней картиной как раз стала «В августе 44–го...» Михаила Пташука по роману Богомолова. Это было интересное предложение и волнующая тема. А я свободен в выборе решений как композитор. К сожалению, такого класса и уровня предложений больше не поступало. А работать для того, чтобы просто засветиться в кино, мне неинтересно.

— Почему исчезла культура кинопесни, написанной специально по заказу режиссера? Ведь ваш «Маятник качнется...» из фильма Пташука сегодня ушел в народ.

— А я не писал эту песню на заказ. Она просто сочинилась. Придумались стихи, потом — музыка. Режиссеру она понравилась да и ленте подошла. Кстати, до сих пор эта композиция всегда звучит на моих концертах. С другой стороны, Верди «Аиду» тоже на заказ написал, так что не всегда это плохо. А не сочиняют музыку для сегодняшних фильмов потому, что продюсерам дешевле взять уже что–то готовое, чем обращаться к композиторам за саундтреком.

— Ваши воспитанники Дина Гарипова, Сергей Волчков, Александра Воробьева три сезона подряд побеждали в шоу «Голос». Чувствуете ли моральную ответственность за них?

— Я с ними работаю по сей день. И это сотрудничество в разных проявлениях: кто–то реализует себя в моем театре, кто–то широко проявляет себя в концертах, больших телевизионных проектах. Недавно несколько моих подопечных из «Голоса» выступили на Красной площади на концерте, посвященном 70–летию Победы. Так что все у них в порядке. Я рад, как они себя реализовывают.

Это ведь довольно долгий путь. То, что тебя сегодня показали по телевизору, не значит, что ты становишься популярным на следующий день. Чтобы завоевать зрителя, нужно пройти дорогу в 5 — 7 лет минимум, а лучше — 15 — 20.

— Какой главный совет вы им дали?

— Не скажу. Это секрет. За такой короткий период, какой нам выпал на «Голосе», очень сложно было их чему–то по–настоящему научить. Можно было только помочь избавиться от недостатков. Это я и делал.

— Как молодым артистам сегодня пробиться к слушателю через поток дурновкусия?

— Все зависит от самого исполнителя. Надо воспитывать в себе хороший вкус и советоваться с правильными людьми, с теми, кто вызывает доверие. Если с головой все в порядке, будешь советоваться с тем, с кем надо. Если нет — читать советы в интернете. И вместо роста будет наблюдаться что–то другое.

— Как вы относитесь к проблеме защиты авторских прав? Сегодня любая музыка доступна в интернете.

— На мой взгляд, сейчас совершенно невозможно защитить свои авторские права. Надо что–то такое придумать, чтобы компакт–диски просто не могли быть скопированы. Не знаю что. Это вопрос к компьютерщикам. Пусть решают, пишут какие–то компьютерные программы, но носитель должен быть защищен. Только тогда имеет смысл издавать компакт–диски. Я защитой своих прав не занимаюсь. Не отслеживаю, где, что и как транслируется. Потому что считаю, что любая трансляция, даже если ты не получаешь за нее вознаграждение — это все–таки часть твоей рекламы. Поэтому каждый артист сам решает, как к этому относиться. И что для него лучше: чтобы тебя знали или закрыться от всех, спрятать диски под кровать и сидеть.

— Александр Борисович, а можно ли сегодня где–нибудь на театральной сцене услышать вашу рок–оперу «Мастер и Маргарита»?

— Это вряд ли. Ее можно только увидеть в виде красиво оформленного альбома, качественно записанного диска. И послушать. Я не могу пожаловаться, что люди проходят мимо этого произведения. Это очень сложная работа: 3 часа музыки, солисты, хоры... Интересна она, наверное, будет тем, кто привык быть в струе музыкальной информации. Диск активно покупают. Но думаю, люди трактуют его, скорее, как некий раритет, сувенир или хорошо изданную книгу, которую можно поставить на полку... У меня даже как–то были споры. Одна фирма скопировала эту вещь и тоже очень дорого и красиво издала (смеется). И этот пиратский диск тоже пользуется спросом, потому что все думают, что я имею к нему отношение.

— Как считаете, рок–опера сегодня уступила пальму первенства мюзиклу?

— Это примерно один и тот же жанр. В рок–опере просто больше ударных. И больше ограничений. «Мастер и Маргариту» я бы даже чистой рок–оперой назвать не решился, потому что там очень много стилистически разных аранжировок и оркестровок. Это ближе к симфонической музыке, просто к опере. В знаменитой «Иисус Христос — суперзвезда» Эндрю Ллойда Уэббера много рок–н–ролльных кусков, но главная тема там все–таки вполне симфоническая. Даже Уэббер не удержался, чтобы не продемонстрировать свои знания в этой области и мастерство.

— А можете назвать достойный российский мюзикл?

— О, нет. И не подбивайте. Так сложилось, что я уже лет двадцать в интервью не называю ни конкретных фамилий, ни конкретных произведений, когда меня о чем–то таком спрашивают. Так получилось. Опыт есть.

— Александр Борисович, вы едете с концертом в Беларусь, где до сих пор сохранился культ «Песняров». Входили ли они в орбиту ваших предпочтений? Может быть, вам доводилось пересекаться с Владимиром Мулявиным?

— Конечно, доводилось! В 1968 году я работал в Гомельской филармонии. Продержался там больше полутора лет. И начинал вместе со своими друзьями тогда же, когда и Володя Мулявин. Они в ту пору еще назывались не «Песняры», а «Лявоны». И я видел, как из всех возможных музыкальных течений Мулявин предпочел белорусскую традицию, хотя сам белорусом не был. Но благодаря этому «Песняры» стали одним из самых значимых коллективов в стране. Сегодня, может быть, те записи где–то не совсем современно звучат для уха, но их музыка точно живет. Если люди до сих пор поют их песни за праздничным столом, пусть и в своей версии, это главный показатель неумирающей популярности.

Кстати

В Минске Александр Градский выступит 3 июня с большим юбилейным концертом вместе с Государственным академическим симфоническим оркестром под управлением дирижера Аркадия Берина.


Предыдущая публикация 2015 года                         Следующая публикация 2015 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

— В «Неформат» ты включил тему «Караул устал», написанную 20 лет назад. В ней есть абсолютно конкретные строки, скажем: «Переполнена лжи обойма, И не пойман за руку вор в Кремле, Потому что не мог быть пойман!?»
— Так что ж? 20 лет прошло, а история всё та же самая. У меня тут на днях Матвей Ганапольский в рамках своего опроса поинтересовался: что будет с Россией через 20 лет? Я ответил: будет то же самое. И его это не очень устроило, как мне показалось.... Подробнее




Яндекс.Метрика