Александр Градский: наша эстрада - это бижутерия

Александр НЕЧАЕВ

Третий сезон подряд он работает наставником в «Голосе» — самой популярной музыкальной программе страны. Предыдущие два сезона шоу выиграли именно его подопечные. Сейчас, когда «Голос» выруливает на финишную прямую, Градский говорит: «Что будет, если опять победит человек из моей команды? А что, есть какая-то разница?» О том, почему он индифферентен к результатам проекта и отчего не сразу согласился стать наставником в «Голосе», певец рассказал обозревателю «ВМ».

Источник: "Вечерняя Москва" № 42 от 23 октября 2014 г


На съемках «Голоса» Александр Борисович не смог не спеть

- Вы не опасались, что зритель устал от формата «Голоса»?

- Мне всегда смешно, когда говорят о каком-то кризисе «Голоса». Ребята, да все только начинается! У этой программы нет никакого секрета успеха, просто она про живых людей, их невыдуманные таланты и сильные эмоции. Это чуть ли не единственная программа на нашем ТВ, где можно увидеть, как человек поет вживую и плачет непостановочными слезами. Эта формула оказалась универсальной: «Голос» идет во многих странах и везде с грандиозным успехом.

- Тем не менее в третьем сезоне появились новшества, явно придуманные для привлечения дополнительного внимания: трюк с Иваном Ургантом, пришедшим инкогнито на прослушивание, появление там вашего сына...

- Трюки — это решение руководства телеканала. Некоторые из них мне кажутся удачными, некоторые не очень. Но у меня нет ощущения, что они как-то влияют на общую картину. Суть «Голоса» остается неизменной.

- Год назад вы сказали, что гордитесь результатами проекта. Что составляет главный предмет этой гордости?

- Я больше всего горжусь и дорожу тем доверием, которое нам удалось заслужить. Перед первым сезоном была реальная проблема — музыкальным телешоу умеющие хорошо петь люди не очень верили. Все они знали, как зачастую проходили кастинги на другие проекты, где не обходилось без блата.

И только увидев первый сезон, люди поняли, что к нам можно идти, мы не обманем. В итоге перед вторым сезоном на отбор пришли столько талантливых исполнителей, что им физически не хватило места в командах! Благодаря этому кредиту доверия, я уверен, нас и в дальнейшем ждут интересные сезоны «Голоса».

- Слышал такую претензию к шоу: мол, из площадки по поиску талантов оно превратилось в программу для раскрутки малоизвестных артистов. Что скажете в ответ?

- Проблемы в этом я не вижу. Не нужно путать «Голос» с шоу по поиску талантов из глубинки. Отчасти это так, но к нам легко может прийти любой человек, который считает, что ему есть чему учиться и который хочет расширить свою аудиторию. Допустим, он прекрасный артист, уже имеющий небольшой круг поклонников. В таком случае я могу лишь приветствовать, если после «Голоса» о нем узнает страна.

- Два года подряд победителями проекта становились ваши подопечные. Какие эмоции испытываете по этому поводу?

- Я готов ещё раз сказать: мне все равно, победит исполнитель из моей команды или нет. «Голос» еще и тем хорош, что вопрос победы здесь вторичный, но и нам, и зрителям интересно смотреть на то, как артист показывает новые грани своего таланта. Ну или не показывает — провалы тоже случались. Поэтому не стоит преувеличивать важность финального зрительского голосования, все участники этого шоу в данный конкретный момент уже победители. А что будет с ними дальше, зависит только от них.

- Вот как раз про это самое «дальше» вопрос в контексте вашей истории, если позволите. Все наставники рассуждают о шансах, которые артистам дает телевидение. Но есть пример Александра Борисовича Градского, которого не было в телевизоре в 90-е и который есть там в последние три года. А залы полные — и тогда, и сейчас. Не так и важен для настоящего артиста эфир в прайм-тайм, получается?

- Для меня не важен, согласен. У меня теперь часто пытаются выяснить — ну что, деньги лопатой гребешь? Чушь собачья. Как вы правильно заметили, недостатка в аншлагах я никогда не испытывал. Вокруг меня всегда хватало людей, которым с моими песнями было хорошо. Сейчас к ним добавилась аудитория, которую теоретически можно было бы окучить, устроив какой-нибудь чес с тремя концертами за вечер. Но неужели я буду этим заниматься? Большая часть этой аудитории как пришла так, может, и уйдет, и в этом нет ничего страшного.

Но артисты, участвующие в «Голосе», в другой реальности существуют. Если вечером в прайм-тайм не будут показывать их, покажут кого-то менее достойного, которого зрителю преподнесут под видом большого таланта. У «Голоса» еще и образовательная функция.

- Все же «публика — дура»?

- Хотите так трактовать мой ответ, воля ваша. Но на деле все сложнее. Мы уже давно живем в мире раздутых величин. Это касается и рок-музыки, и попсы. Ни там, ни там практически нет персонажей, достойных серьезного внимания. Есть крепкий средний уровень, эдакая бижутерия в яркой шкатулке. Ювелиры — в данном случае пресса и телевидение — продают эту бижутерию под видом бриллиантов. Им просто нужно что-то продавать.

А публика рада обманываться и вестись на слова ювелиров. В итоге получается история большого обмана, когда все страшно довольны всеми. Вот для того и нужен «Голос» — чтобы наша эстрада перестала быть шкатулкой с фальшивыми бриллиантами.

- Говорят, кстати, что в свое время вы исчезли из телепространства за то, что резко критиковали эстраду и задевали тех, кого не стоило задевать...

- Фигня. Я просто никогда не ходил строем и не старался попасть в стройный хор. Критиковал, да: если спрашивали, говорил, где плохо. Мне эта цеховая дипломатия до чертиков в свое время надоела. На ТВ просто не звали, а проситься мне совсем не хотелось.

- Это правда, что и наставником в «Голосе» вы не сразу согласились быть?

- Я попросил у Эрнста гарантий, что у нас не будет подковерных интриг и все будет по-честному. А в следующем сезоне попросил оставить неизменным состав жюри. К счастью, просьбы были удовлетворены.

- Вы как-то сказали, что артисту важно уметь слушать себя. Какой смысл вы вкладываете в это словосочетание?

- Для начала — самый простой. Если ты что-то сочиняешь, а потом как-то это интерпретируешь в студии и на сцене, то у тебя только два помощника — твой багаж и внутренний камертон, который каким-то образом с этим багажом взаимодействует. Но именно в этот момент нужно особенно внимательно себя проверять. Потому что какая-то часть из творений может оказаться — да что там, обязательно окажется — ерундой. И вот тут надо дать себе услышать голос, который тебе скажет: «Старик, фигня какая-то получилась».

С ЮБИЛЕЕМ!

3 ноября Александру Градскому исполняется 65 лет. Редакция «ВМ» от души поздравляет Вас, Александр Борисович! Пойте, творите, учите!


Предыдущая публикация 2014 года                         Следующая публикация 2014 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online Сайт магазина старая книга http://www.antkniga.ru/.

Когда я услышал на этой сцене «Скоморохов» - мне стало плохо. Я тогда все мерил по Битлам, и выходило, что по всем параметрам «Скоморохи» выше - Фокин за барабанами явно забивал Ринго Стара, Градский пел, как Леннон и Маккартни вместе взятые, а четырехголосье «Скоморохов» начисто перекрывало жиденький битловский аккорд.... Подробнее




Яндекс.Метрика