Илья Бенсман: «Скоморохи»

По материалам via-era.narod.ru


Илья Бенсман: «Скоморохи»

- Что было дальше?

В итоге я вернулся в Запорожье. Через некоторое время появился очень известный человек, который занимался варьете, Александр Михайловский (не путать с руководителем Тульской филармонии). И он настойчиво стал меня приглашать в Москву. Я, наверное, единственный, кто не хотел в Москву. Но Саше удалось меня уговорить. Он меня устроил в подмосковный ресторан «Старый замок». Там собралась неплохая компания. Певец Вэйланд Родд, я вытащил из Запорожья Вики Штремпиэла, на гитаре играл Смыслов («Шопен»), тоже ушедший из «Маков», на басу играл Аркадий Укупник, я играл на клавишных и на барабанах – Феликс, он был другом Саши Михайловского. Но у нас ничего не получилось. Вышел указ о запрете работы ночных ресторанов. Работать можно было только до половины двенадцатого. А зачем людям ехать в Подмосковье, если до этого времени можно и в Москве посидеть?

Михайловский договорился с Барыкиным и Кузьминым и ушел к ним директором. Остальные разбежались. Я остался один. И тут на моем пути появляется Игорь Саульский. Сын великолепного композитора Юрия Саульского, мой старый приятель. Игорь даже ко мне в Запорожье приезжал, чтобы послушать очередной мой новый синтезатор. В это время Игорь уже готовил документы на выезд в Америку. И он мне предложил занять его место в группе «Скоморохи» Александра Градского.

Градский тогда жил в небольшой двухкомнатной квартире на Мосфильмовской. В одной комнате стоял рояль и кровать, в другой комнате жила его бабушка. А я тогда купил квартиру в Москве, на Смольной улице. И вся аппаратура стояла там. Приехал Градский и мы стали вытаскивать аппаратуру, чтобы везти на базу. И он говорит:

- Пусть все посмотрят, как лучший певец Советского Союза грузчиком работает!

Многие говорят, что Саша сложный человек, что у него тяжелый характер. Но я этого совершенно не чувствовал. Мы жили в «Скоморохах» одной семьей…

-Кто тогда с Вами работал?

Володя Васильков – ударные, Юра Иванов – бас-гитара и губная гармошка. Сам Градский играл на гитаре и пел. Думаю, что мы очень долго бы проработали вместе, если бы Градского не «закрыли».

-Каким образом?

Ему запретили концертную деятельность. Поводом было то, что Саша написал на смерть Высоцкого две песни. Одна – вполне лояльная, а во второй были такие строчки:

Два склонились плеча – яму роют.
Поздно, реки назад не текут.
Здесь охотно венчают героев,
Но в могилу сперва упекут…

В каждом городе, куда мы приезжали, его просили не петь эту песню. Он всем обещал, но все равно исполнял в концерте. В Киеве был скандал, в Ленинграде… В Ленинграде мы должны были выступать довольно долго, но отработали только четыре концерта и нас сняли. Саша нас собрал и сказал, что не может больше нас обеспечить работой…

С тех пор Градский не собирал коллектив. Он выступает под гитару или под минус. В особых случаях под оркестр.

-Какие альбомы Вы записали с Градским?

«Песни на стихи Саши Черного», «Хрестоматия».. Мы до сих пор не прекращаем сотрудничества. Если у Саши появляются идеи, то он едет ко мне и мы начинаем творить. Последний альбом, который мы с ним сделали в конце 2011 года, называется «Неформат».


Предыдущая публикация 2013 года                         Следующая публикация 2013 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

— В «Неформат» ты включил тему «Караул устал», написанную 20 лет назад. В ней есть абсолютно конкретные строки, скажем: «Переполнена лжи обойма, И не пойман за руку вор в Кремле, Потому что не мог быть пойман!?»
— Так что ж? 20 лет прошло, а история всё та же самая. У меня тут на днях Матвей Ганапольский в рамках своего опроса поинтересовался: что будет с Россией через 20 лет? Я ответил: будет то же самое. И его это не очень устроило, как мне показалось.... Подробнее




Яндекс.Метрика