Концерт Александра Градского в ДК «Зеленоград»

Юлия Кравченко

Источник: "www.zelenograd.ru", 17.04.2013


Концерт Александра Градского в ДК «Зеленоград»

25 апреля на сцене ДК состоится концерт певца, композитора, мультиинструменталиста, народного артиста России Александра Градского. Перед этим событием корреспондент Zelenograd.ru побеседовал с легендарным музыкантом.

— Александр Борисович, что вы исполните на концерте в Зеленограде?

— У меня в последнее время сложился репертуар подобного выступления. Это произошло в связи с тем, что ранее — до телевизионной программы «Голос» — у меня была своя собственная определенная аудитория, и я работал свои несколько концертов в месяц, исключительно рассчитывая на эту аудиторию. В связи с телепроектом произошло следующее: в зал приходят много людей, которые не очень знакомы с тем, что я делал до того. Они приходят, исходя из телевизионного восприятия того меня, который был на программе «Голос». Посему мне приходится делать концерт более, скажем так, разносторонним.

Если раньше я мог позволить себе совершенно новую программу, и это было рассчитано на ту публику, которая за мной следит много лет, то сейчас приходится учитывать, что люди, которые приходят в зал, иногда даже не очень хорошо понимают, что будет за концерт. Поэтому мне приходится как-то более разнообразно себя показывать — не только с стилистическом смысле, но и в жанровом тоже. Приходится петь классику, которую я какое-то время не пел; приходится петь романсы, неаполитанские вещи, старые песни 70-80-х годов. И, естественно, новые.

Поэтому программа получается стилистически достаточно пестрая. Я ее себе придумал и вот уже несколько месяцев «катаю». Причем не только в Зеленограде, но и по всем остальным городам, в том числе, в США и Канаде я сейчас эту программу показываю. У меня впечатление, что это удачный эксперимент, поскольку люди на это довольно активно реагируют. А зачем менять то, что удачно проходит? Вот это я, собственно, и буду показывать в Зеленограде.

— Вы поете на разных площадках — российских, зарубежных. Где вам комфортнее выступать?

— Я не могу на этот вопрос ответить определенно, поскольку каждый раз это какая-то новость. Единственное, что я точно понимаю, — как это ни странно, в российских городах мне было комфортнее, чем, например, на Западе, в США или Канаде. Хотя концерт, который у меня был в Чикаго, собрал очень подготовленную аудиторию — почти ничего не нужно было мне из себя выдавливать нового. Но в российских городах намного лучше, на мой взгляд. Потому что люди, которые приходят, более, что ли, социально подготовлены. Те вещи, которые я делаю сегодня, находят прямой отклик, поскольку мы живем в тех условиях, о которых я иногда пою. А для западной публики многие проблемы, которые сегодня есть у нас, о которых я пою и говорю, далеки.

— Проект «Голос» стал самым, наверное, обсуждаемым и рейтинговым в прошлом году. В чем, на ваш взгляд, его феномен? Нам все время говорится о том, что главное для телезрителя — это шоу. Но здесь на первый план вышли вокальные данные.

— Я думаю, что вот это «главное — шоу» — это такая попытка скрыться за общепринятыми нормативами. Давайте мы покажем скандал или что-то очень цветистое, и тогда публика, дескать, будет нашей. На самом деле, я все время против этого протестовал и говорил, что на первом месте должна быть, если хотите, честность проекта. Чтобы зрители почувствовали эту честность, — а она всегда чувствуется, даже сквозь экран. Люди видят, что жюри не ангажировано, не ангажирована публика, которая сидит и «прямо» реагирует. Нет всяких хитростей с монтажом, а идет прямой эфир, например, как в последних трех программах. В режиме прямого эфира делается съемка, а потом чуть чистится и показывается. Мне кажется, зритель вот эту откровенную и честную работу принял, и она на него произвела впечатление много большее, чем всякие дерганья ногами и приколы. Наш зритель как-то зря расценивается руководством телевизионных каналов как дурак, он у нас далеко не такой.

И лишний раз это подтвердила схема, которую мы предложили на программе «Голос». Зрители, как оказалось, скорее находятся в том поле, о котором я говорил, чем в том, о котором обычно говорят телевизионщики. Люди любят честную работу — когда оркестр играет живьем, исполнители работают живьем, какие бы они ни были, со всеми своими проблемами и, возможно, вокальными недостатками. Это как раз, мне кажется, и завело публику. Вот и все. Вы знаете, я лишний раз могу сам себе поставить плюсик, потому что говорю об этом последние 15 лет, если не больше.

— К вопросу о тех, кто не знает ваше творчество и ориентируется на программу «Голос»: планируете ли вы переиздать ваши старые альбомы, 80-90-х годов, в хорошем качестве?

— Они переиздаются регулярно и продаются. Просто когда тираж заканчивается, мне приходится его добавлять, только и всего. У меня проблем нет в силу такой приличной хитрости, которую я придумал где-то в середине 90-х годов. Я свои альбомы издаю качественно. Конечно, не могу проследить пиратство, это невозможно, и никому это не удастся. Но я издаю свои работы достаточно дорого, в том смысле, что они хорошо оформлены — не занимаюсь, знаете, «за 10 копеек издал, за 15 продал», это мне неинтересно. У этого «политико-экономического» акта оказалась правильная судьба. Люди воспринимают то, что я записываю на компакт-дисках, как нечто вроде книги, которую они покупают и ставят на полку с тем, чтобы было определенное отношение к этому, как к своего рода событию или раритету.

Если относиться к выпуску своих альбомов, как к выпечке пирожков с капустой, тогда и результат такой же. Выпустил пирожок с капустой, его съели и больше никто не хочет. А у меня так получается, что чем дороже, красивее выходит альбом, тем больше публики желает иметь его в виде компакт-диска у себя на полке, а не тупо скачивать из интернета. И поэтому, думаю, что я один из очень немногих, у кого сейчас реально покупают компакт-диски. Ведь интерес публики к покупке компакт-дисков вообще сильно упал в связи с возможностью скачивания из интернета чего угодно. Меня это не коснулось, слава богу. В свою очередь, продажа дисков официальным образом приводит к тому, что люди активнее идут на концерт, то есть расположены к тому, чтобы тебя увидеть — все это «завязано». Не могу сказать, что это какой-то серьезный финансовый подвиг или финансовый успех, но штаны это поддерживает, скажем так.

— В последние годы возрос интерес к виниловым пластинкам, нет ли планов переиздать альбомы на виниле?

— У меня свое мнение на этот счет. Есть любители воспроизведения аналогового, с виниловых пластинок, я к таким не отношусь. У меня довольно-таки неплохой слух, я неплохо могу ориентироваться в том, что называется звукозаписью. Я не понимаю, почему нужно слушать виниловую пластинку, которая после двух-трех прослушиваний начинает скрипеть и шипеть. Я не могу, и никогда этого не пойму.

— Что происходит с вашим театром, об открытии которого давно говорят. И поясните, пожалуйста, «Музыкальное московское театрально-концертное объединение под руководством Градского» и театр Градского — это одно и то же?

— Это одно и то же, потому что театр — это не более чем здание. А вот здание сейчас более или менее активно начали заканчивать. Говорят, что год, может быть, и театр откроется; так давно говорили, я всегда так тоже говорил, повторял... Ничего другого, кроме того, что повторить за руководством города — департаментом культуры, мэрией, — что они собираются в ближайший год закончить реконструкцию и открыть, я повторить не могу.

— Вашу оперу «Мастер и Маргарита», где вы выступили как композитор, автор, либретто и исполнитель, можно где-то увидеть? Планируете ли ставить её на сцене?

— Она продается в виде компакт-диска. Планов постановки нет, поскольку эту совершенно невозможно сделать. Творческий и, прежде всего, вокальный коллектив, который там собрался, совершенно нереально собрать на какой-то сцене. Просто невозможно собрать в одном спектакле такое количество известных актеров и музыкантов. Единственное, что можно было бы сделать, каким-то кино- или мультипликационным способом реализовать. Но я не представляю себе, как я могу сделать спектакль, где все эти артисты соберутся, а заменять их другими мне как-то совсем не по душе — больно они хороши в свои ролях.

— Почему их невозможно все-таки собрать?

— Финансовые обстоятельства и, попросту говоря, их занятость. Все же это люди очень востребованные. Работают в своих театрах. Собрать их на регулярной основе, да еще на репетиционный период нереально. Поэтом я и делал оперу с самого начала как звукозапись. Она регулярно продается в виде альбома, большого такого, книжного, с либретто, со всеми полагающимися атрибутами. Меня это вполне устраивает. Потому что часть публики ее скачивает, часть после скачивания хочет её приобрести и, опять же, поставить на полку. Так что я вполне доволен результатом.

— Как вы оцениваете современный отечественный эстрадный рынок? Есть ли у нас приличные саунд-компании?

— У нас чрезвычайно печальное состояние. Если говорить о музыкальном рынке остального мира, не обязательно западном — это может быть и Юго-Восточная Азия или Латинская Америка, — там устроено несколько иначе, на воспроизводство новых исполнителей. Если мы говорим о саунд-компаниях или, скажем, о пиаре, это все связано. Есть компании, которые занимаются записью, компании, которые занимаются раскруткой исполнителя, компании, которые занимаются «созданием» исполнителя (обучением, продюсированием и так далее), и все это находится в некой связи. Есть, допустим, Sony Production или BMG, которые делают исполнителей во всех ипостасях: запись, новая музыка, новые стихи, внешний вид, телевизионная, радийная раскрутка, создание компакт-дисков, организация туров, гастролей. Исполнитель находится, скажем так, под пристальным вниманием какого-то серьезного объединения. У нас же это все как-то разбросано. Есть исполнитель, а у него какой-то продюсер, директор. Дальше начинаются походы — искать самостоятельно авторов, что самое тяжелое. После этого издание, после этого, скажем, гастрольная программа какая-то и PR-раскрутка. Все это в таком нетрадиционном плане существует.

У нас больших компаний, которые занимались бы созданием исполнителя и его проталкиванием, в хорошем смысле слова, к зрителю, нет вообще как таковых. Посему перспективы неважные. Пока не будет того, о чем я сказал, мы будем находиться внутри своего российского мира. Может быть, кого-то это устроит.

— Как вы считаете, академическое музыкальное образование необходимо эстрадному исполнителю?

— Лучше, чтоб было, конечно. Если артист достаточно подготовлен хотя бы в вокальном отношении (интонация верная, голос есть), то при определенной работе он может петь в совершенно разных стилях. У нас ведь как происходит? Тебя готовят, как оперного или камерного вокалиста, и ты потом именно таким голосом и поешь. Надо просто готовить вокалиста так, чтобы он имел возможность трансформации.

— Как вы поддерживаете свой голос, если, конечно, что-то специально делаете?

— Никак не поддерживаю, просто стараюсь режимно как-то себя вести, правильно. Вот и все. А потом — кому как повезет, это чистая физиология. Один человек в 40 лет потерял все ноты, а другой в 60 не теряет.

— Думая сейчас о репертуаре, вы не сомневаетесь, что споете, как прежде, и арию Каварадосси, и романс Неморино?

— Как нефиг делать, извините за выражение. С голосом знаете, какая штука? Если ты в течение 40 лет привык к определенному режиму, и он настроен на сохранение твоих вокальных данных, а не на их трату налево и направо, то может быть хороший результат. И тогда, что Каварадосси, что рок-н-ролл — все получается. Но это, прежде всего, личные твои, человеческие возможности. Повезло? Повезло. Не повезло? Ну так не повезло. Все зависит от индивидуальных качеств.

Предыдущая публикация 2013 года                         Следующая публикация 2013 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем Купить пианино по материалам www.mirpiano.ru. скачать бесплатно CD online

Приверженцы особого пути России, спросили ли Вы наших граждан, хотят ли они этого пути или опять Вы, получив 25 % голосов, силой попытаетесь заставить остальные 75% жить по-своему? Неужели Вы не поняли, что Украина не покорится Вам теперь никогда? Каким же образом Вы с нею справитесь, если даже русские на Украине против особого пути? Не верите? Спросите на референдуме, Но это не ваш стиль.... Подробнее




Яндекс.Метрика