Александр Градский: «Евровидение» совершенно необязательно выигрывать

«Евровидение» - просто телевизионный конкурс, рассчитанный в первую очередь на симпатии людей. Понравилось человеку – он голосует. Мне кажется, и программа «Голос» в чем-то такой же была. На «Евровидении» превалируют человеческие качества и восприятие артиста зрителем, а не вокальные данные.

Ксения Захарова

Газета "Вслух.ru", 14:33 / 22 фев., 2013

Фото Михаила Калянова

20 февраля в Тюмени состоялся концерт певца и композитора Александра Градского. Артист исключительного, многогранного, как драгоценный камень, таланта порадовал зрительскую аудиторию как известными, любимыми, так и новыми песнями. Этот концерт Александр Градский дал впервые после долгого перерыва в гастрольной деятельности. Корреспондент «Вслух.ру» встретилась с мэтром отечественной эстрады и поговорила о проблемах масс-культа, о телепроекте «Голос» и предстоящем конкурсе «Евровидение – 2013».

Александр Градский: «Евровидение» совершенно необязательно выигрывать

– Когда-то вы представляли смелое, прогрессивное, даже бунтарское направление в отечественной музыкальной жизни, сегодня воспринимаетесь как классик российской музыкальной культуры. В душе вы чувствуете себя «бронзовым» или по-прежнему прогрессивным?

– Я себя никак не чувствую. Все эти понятия – классик музыкальной культуры, бунтарь – журналистские, человеческие штампы. Сколько бы я ни говорил, как я себя чувствую, все равно то, что обо мне будут думать, не будет совпадать с моими ощущениями и восприятием себя. Одни будут думать обо мне, что я сумасшедший рокер, а другие решат, что я классик. Кто-то скажет, что я умный, а кто-то будет думать совсем наоборот. И я никогда не смогу их переубедить! Со временем перестаешь прыгать и скакать, пытаясь кому-то что-то доказывать, я делать это, правда, давно уже перестал.

В начале карьеры любой человек хочет доказать обществу, что он из себя что-то представляет, поэтому не всегда он в ладу с самим собой. Ему приходится пытаться себя лучше проявить, делать еще какие-то вещи… Я подобным никогда не занимался, мне было глубоко наплевать на внешнюю сторону вопроса. Музыка была сама по себе достаточно резкая, не очень приемлемая для начальства в свое время, поэтому возникали какие-то трения, но у меня их было не особо много. В арсенале есть некие вокальные и музыкальные аргументы, которые всегда действовали на руководство. Поэтому на меня смотрели как на необходимое зло (смеется). У меня и особых проблем-то не было, несмотря на довольно острый репертуар.

– Сейчас, когда культурные границы размыты, а бал правит масс-культ, на что вы направляете свою творческую энергию в первую очередь?

– Я не считаю культурные границы размытыми. Они всегда были очень четко ориентированными на глупость и ум, на талант и бездарность. Это было очевидно. А масс-культ – это активность зрителей при приобретении твоего творчества: либо они покупают диски и билеты на твой концерт, либо они этого не делают. Это и есть активность. То, что насаждается средствами массовой информации, не является подтверждением того, что люди на самом деле этого хотят. Есть общая тенденция к тому, что в СМИ декларируется. Как только начинаешь задумываться: а где, собственно говоря, реальная заинтересованность зрителей, – выясняется, что нужно идти в кассу какого-нибудь концертного зала и спрашивать: «На этого артиста люди пришли или нет?» Ведь зрители приходят на концерт вне зависимости от телевизионных показов. И сколько было тому примеров!

Я не говорю, что это не имеет значения, это помогает, если ты талантлив. Через год-два одаренный артист все равно пробивается к зрителю. Но, с другой стороны, ротации в СМИ не гарантируют ничего, если ты талантом не обладаешь. Каждый раз это какая-то новая история. А то, что меня в классики зачислили, так это просто весело, потому что обычно это происходит после ухода человека из жизни (смеется).

– Вы согласились стать наставником молодых дарований на шоу «Голос», а по какому принципу вы отбирали ребят к себе в команду?

– Есть набор профессиональных качеств, и ты анализируешь, как человек ориентируется в них. Сначала смотрю скорее «технически», а душа уже определяет потом. В первую очередь оцениваю, чисто ли человек поет. Чаще всего наши исполнители поют фальшиво, поэтому какая бы у молодого дарования ни была богатая душа и внутренний мир, если он поет «мимо нот», я просто не могу слушать. Если же человек поет чисто, тогда я уже обращаю внимание на стилистику исполнения, на наличие данных. Выбираю чисто профессионально.

– Какие чувства вы испытываете к своим подопечным, привязываетесь ли к ним, общаетесь ли вне сцены?

– Конечно. К сожалению, у нас не было достаточной возможности общаться вне сцены, очень сильно заняты были. Представляете, раз в неделю надо было полностью менять общий репертуар участников. Музыканты оркестра писали аранжировки по ночам, чтобы к утру быть готовыми к репетиции. Я не знаю, как подобные шоу организованы на Западе, в каких временных параметрах это все происходит, но думаю, что такой бешеный темпоритм съемок у нас – первый случай на моей памяти. Не всегда ведь артисты исполняли по одной песне, были и дуэты, и многое другое.

Это не секрет, я могу рассказать всю последовательность. Пятница, идет прямой эфир, где-то в два ночи я приезжаю домой. В субботу сплю до двенадцати, долго, потому что весь измученный. И вот, с обеда субботы я сижу со своей дочкой и выбираю те песни, которые в воскресенье подопечным моим предложу. То есть вся суббота и первая половина воскресенья – это консультации, потом ребята приходят, пробуют, а если что-то не так, мы ищем другие варианты. Вечером в воскресенье я даю знать руководителю оркестра, какие композиции мы выбрали. Но нас же наставников четверо! Музыканты оркестра садятся и двое суток пишут инструментовки. Во вторник с десяти утра и до вечера проходит прогон с оркестром, во время которого музыканты должны понять, как именно играть, исправить ошибки, если они есть, и так далее. Исполнители должны понять, как им петь. Узнав вчера-позавчера песню, они сегодня должны исполнить ее с оркестром. В среду с десяти утра и до восьми вечера снимаются профайлы – перебивки для пятничной трансляции. В четверг начинается прогон мероприятия со всеми участниками. Идет он два раза и заканчивается где-то в полвторого ночи. Утро пятницы занимает генеральная репетиция, а в 21:30 начинается концерт в прямом эфире. Вот так буквально поминутно распланирована неделя.

Такое измождение от непрерывной работы у меня было где-то в 90-х годах на гастролях в Японии, где меня выжали, как лимон, но это длилось три дня, после чего я поехал домой отсыпаться. А проект «Голос» продолжался три месяца. Напряженный процесс! У телевизионщиков ведь есть и какие-то свои заморочки – у них сложный технологический процесс. Все хорошо понимали, насколько сложно делать прямой эфир с живым вокалом, да еще с оркестром и световым оформлением. Ничего подобного на телевидении за последние лет двадцать не было! И поэтому, думаю, опосредованно люди это почувствовали, поэтому тепло и с интересом отнеслись к проекту «Голос». Поняли, что здесь все по-настоящему.

У меня концерт идет два часа, я работаю живьем. И зрители, даже если им что-то не всегда понятно и нравится, в финале концерта встают и отдают мне дань уважения, благодарят. Чувствуют, что это работа не спустя рукава. На искренность человек всегда откликается, в особенности наш, русский человек.

– На предстоящем конкурсе «Евровидение – 2013» нашу страну будет представлять Дина Гарипова (подопечная А. Градского. – Прим. авт.). А что, на ваш взгляд, этот конкурс оценивает – эпатажность, голос, харизму?

– Ровным счетом ничего он не оценивает, это просто телевизионный конкурс, рассчитанный в первую очередь на симпатии людей. Понравилось человеку – он голосует. Мне кажется, и программа «Голос» в чем-то такой же была. На «Евровидении» превалируют человеческие качества и восприятие артиста зрителем, а не вокальные данные. Обаяние, харизма, что-то в этом роде. Этот конкурс совершенно необязательно выигрывать! Как и конкурс «Голос» необязательно выигрывать. Важно хорошо показаться. И я Дине уже сказал, что главное – показать себя в Европе, спеть чисто, эмоционально выступить, показать красивый тембр. Если хорошо выступишь – замечательно, а уж какое займешь место – дело второстепенное. Я знаю в жизни столько примеров: занимают на конкурсах призовые места, а потом никому не нужны. Например, на конкурсе артистов эстрады в 70-е Алла Пугачева заняла 3-е место, а 1-ое занял певец и актер Валерий Чемоданов. Вы его когда-нибудь видели потом? А он выиграл этот конкурс, причем выступил хорошо. Поэтому все это – не показатель.

– Дина Гарипова исполнит на конкурсе композицию «What if». Сможет ли эта песня раскрыть ее голосовой потенциал в полной мере?

– Я не очень люблю, когда формат любой программы ограничивает артистов по времени. К примеру, композиция должна длиться три минуты. На «Голосе» нас пытались ограничить, но я упирался и стоял на своем. А «Евровидение» – это очень серьезная штука. Есть четкий регламент: три минуты, и все. В этом формате нужно показать себя хорошо. Та песня, которую я слышал (Дина, кстати, ее уже записала), – средний европейский хит. Middle-style. Композиция достаточно красивая, есть возможность себя показать во всех качествах. Для себя я песню назвал так – «начало похоже на Адель, а конец похож на Селин Дион» (смеется).

Дина, бесспорно, одарена, она через себя пропускает весь музыкальный материал и выдает результат, свойственный только ей. Мне понравилось, как она записала эту песню, причем я в этом не принимал никакого участия, кроме того, что я два месяца назад дал ей кое-какие советы. И Дина хорошо их усвоила, и сейчас делает все сама, в том числе каденцию, которой не было. В общем, получилось здорово. Мне понравилось, а понравится ли людям, не знаю. Европа непредсказуема.

На «Евровидении» есть два направления: первое – вокальное, второе – фрик, например, бабушки наши Бурановские, группа из Финляндии, Андрей Данилко в женском обличье и многие другие, делающие изначально ставку на эпатаж. Это называется валять дурака, и это не есть плохо. Просто надо четко понимать, зачем ты едешь на этот конкурс. Делаешь клоунский номер – почему нет? Или же ты делаешь номер вокальный. В вокальном направлении одни правила отбора, в эпатажном – другие. И, тем не менее, люди голосуют, выбирая либо то направление, либо другое. Помните, в конкурсе участвовала финская рок-группа, которая была такая размалеванная, разукрашенная, брутальные ребята плохо пели, тем не менее, они получили большинство голосов.

У меня есть ощущение, что не только российская публика устала от безголосых рафинированных девочек и мальчиков, совершенно бездуховных, пляшущих в спортивном стиле. Может быть, и европейская публика тоже хочет увидеть «девочку с соседнего двора», у которой есть божественный дар. Это Дина, я ее так вижу. Я даже специально ее так одевал, честно говоря, в скромные однотонные платья. И только один раз она надела такое яркое блестящее платье на песню «Skyfall». Я хотел ее представить миру той, кем она является, – подругой по школе, хорошей и воспитанной девочкой, с которой ты дружишь, но у которой есть дар. И все это оценили. Оценят ли ее в Европе – этого я сказать не могу.

– Такие дарования – это редкое явление?

– Редчайшее! Никто не скрывал, что у Дины нет специального музыкального образования, кроме занятий в кружках самодеятельности. Музыке она не училась, по нотам весьма слабо читает, это надо подтянуть. Дина не знает ни одного языка, на котором пела – ни английского, ни французского, но у нее идеальное произношение. Об этом я могу судить сам: моя дочь прекрасно знает английский и мне есть с чем сравнить. А французский… Две мои подруги, которые очень хорошо знают этот язык, были просто поражены: как человек, не владеющий французским, поет сложнейшие вещи Эдит Пиаф с идеальным произношением?!

Это уникальный дар восприятия мира на слух: языка, музыки, тембров, мелодики речи. В репертуаре Дины – Адель, Уитни Хьюстон, Марайя Кери, Эдит Пиаф, песни которой никто не может повторить, а она исполняет их здорово. В песни Марка Минкова, которые когда-то исполняла Алла Пугачева, Дина привносит свой образ, свою душу. Может быть, пора находить свой стиль. Но у нее только три месяца карьеры, все впереди! Дина за это время из девочки, собиравшейся бросить пение и заниматься журналистикой, превратилась в любимицу всей страны, которая будет представлять Россию на «Евровидении». Буду всей душой болеть за Дину. Если получится, поеду поддержать ее на этот конкурс.

Предыдущая публикация 2013 года                         Следующая публикация 2013 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Очень часто неумейки скрываются за такого рода выражениями: «это наше» , «это мы» , «это вот ЗДЕСЬ» . И в общем, наплевать, что там ГДЕ-ТО им дают 20-е места. А вот у нас, а мы вот настоящие, российские, русские и т.д.... Подробнее




Яндекс.Метрика