Все тайны проекта "Голос"

Гости: Александр Градский певец, музыкант, композитор, наставник проекта "Голос"
Ведущие: Елена Афанасьева телеобозреватель

© Газета «Эхо Москвы»

23.12.2012 18:14

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра, и говорим о проекте, который без преувеличения самый популярный проект этого телевизионного сезона, «Голос». И в гостях у нас Александр Градский. Здравствуйте, Александр Борисович.

А.ГРАДСКИЙ: Добрый вечер, здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я уже сказала, рекордсмен по количеству вопросов, заранее на сайт присланных в нашу программу. Еще скажу SMS-номер +7 985 970-45-45 – пожалуйста, ваши вопросы Александру Борисовичу можете присылать. Если успеем, во второй части программы вы сможете задать их и по телефону прямого эфира. Не обещаю (вдруг не успеем).

Александр Борисович, что у нас за страна такая совершенно женская? Почему же только девочки в финале голоса? Что у нас со страной?

А.ГРАДСКИЙ: Ну, во-первых, они показали себя, мне кажется, очень хорошо. Во-вторых, это стечение обстоятельств, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, обидно, что мужиков-то... Мужских голосов нет.

А.ГРАДСКИЙ: Не, ну почему? Они же были. И потом, вы знаете, я с самого начала, еще когда было 48 отобранных участников, где-то в интервью сказал, что вот мне, как мне лично, совершенно все равно, кто там выйдет дальше, кто выиграет полуфинал или четвертьфинал, финал. Мне главное, чтобы были созданы какие-то условия для лучшего показа каждого из этих участников в прямом эфире или даже не в прямом эфире, чтобы они запомнились как артисты, как певцы. И так оно, в общем-то, случилось. Смотрите, мы доехали до финала...

Е.АФАНАСЬЕВА: А уже половину ваших растаскали на корпоративы.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, на корпоративы...

Е.АФАНАСЬЕВА: Даже тех, кто выбыл.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, не то, что моих, а вообще.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я имею в виду вообще из проекта.

А.ГРАДСКИЙ: Многим поступают предложения разного такого рода. И как-то и в рабство уйти к продюсеру (ну, я так это называю), потому что, собственно говоря, а что продюсер может дать вот этим 48 человекам? Я имею в виду тот продюсер условный, который у нас сейчас существует как класс. Ничего кроме того, что начать ему опять морочить голову, что, вот, народу надо это, как думает продюсер, а он со своим мнением, что народу надо это, попал в болото, потому что народу, оказалось, надо совершенно другое, о чем я неоднократно говорил, кстати.

Поэтому неизвестно еще, кто кого может научить, молодая там 27-летняя девочка или молодой 22-летний парень продюсера какого-либо, или продюсер его. Просто достаточно было показать это в эфире «Вот, смотрите, дескать, что у нас есть». Как выяснилось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так вот вопрос. Сейчас уже все ближе приближается финал, и вопрос «А дальше что с этими ребятами?»

А.ГРАДСКИЙ: Вот у меня тоже этот вопрос, он у меня, кстати, был еще в самом начале. Потому что... Ну, мы даже с Иосифом Кобзоном, с моим близким товарищем, человеком чуть-чуть поспорили, потому что он неоднократно в ответах на вопросы об этой программе говорил о том, что много англоязычных и итальяноязычных вещей, что мало песен на русском языке.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так говорят, много больше, на порядок больше англоязычной музыки, где можно раскрыться именно в репертуаре, где есть, что спеть.

А.ГРАДСКИЙ: Абсолютно правильно. Вы ответили на этот вопрос сейчас частью того ответа, который я Иосифу адресовал. Но я могу сказать еще даже смешнее в кавычках. Смотрите, существует сегодня то, что мы называем национальным достоянием и общемировым достоянием. Это не подлежит сомнению. К примеру, наши художники начала века – там, Бакст, скажем, я уж не буду про Малевича говорить и про Кандинского – все-таки, были национальным достоянием. Со временем, когда их признали во всем мире, они перешли в этот разряд. Правильно? То же самое с оперной музыкой.

К примеру, мы знаем, что есть оперная музыка, написанная русскими композиторами. И она стала общемировым достоянием, потому что в конкурсах, в концертах, в спектаклях, которые идут по всему миру, есть очень много русских имен. И мы не будем открывать Америку, говорить, что такое Чайковский, Шостакович, Прокофьев для всего мира.

Есть русская исполнительская школа, правильно? Пианисты, скрипачи, виолончелисты, вокалисты иногда. Они тоже являются частью мировой оперной школы, мировой оперной классики. Есть балетная классика российская и русская, и советская, которая является частью общемирового вот этого пространства музыкального.

Советская и российская эстрадная музыка на сегодняшний день является нашим национальным достоянием, и она не...

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще со знаком вопроса.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, является. У нас очень много к этому примеров. Но не современная, да. Скорее, советская школа. И там если перечислять всех композиторов – и Пахмутова, и Френкель, и Фельцман, и Колмановский, и Фрадкин, и Эшпай, и Тухманов...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот их и поют сейчас ваши участники, потому что нового почти ничего нет.

А.ГРАДСКИЙ: Потому что это так случилось, давайте называть вещи своими именами. И что получается? Когда человеку нужно на конкурс выйти и показать свое умение вокальное, у него практически не остается никакого выбора кроме как взять известное произведение на весь мир и показать, что ты тоже это произведение можешь исполнить, и не намного хуже, а иногда даже также или лучше (бывает и такое). Понимаете? И вот это главное в этом телевизионном проекте, что никто особо не пытался вякать и заставлять этих ребят петь что-то то, что им не нравится.

Е.АФАНАСЬЕВА: А как вам кажется, в тот момент, когда уже подключились голосовать... Ну, вот, не только вы, профессионалы, а подключились зрители. Когда человек поет по-русски...

А.ГРАДСКИЙ: Я понял, что вы хотите спросить. Да. И мы это учитывали тоже. Во всяком случае, я это учитывал постольку, поскольку русский зритель привык слышать содержание. И поэтому, давая ему вокальную палитру, надо, все-таки, учитывать то, что обязательно должно быть что-то классическое советское эстрадное или российское эстрадное на русском языке. Потому что иначе этот исполнитель – он может произвести впечатление как вокалист, но его...

Е.АФАНАСЬЕВА: Эмоционально не тронет зрителя.

А.ГРАДСКИЙ: Да. Не тронет... Не то, что не тронет, но, по крайней мере, не так активно. Не будут за него переживать и болеть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, по-моему, с этим проектом не будут переживать – это не сюда. По-моему, переживают за всех. То, что Севары нет, по-моему, у меня уже разрывается SMS.

А.ГРАДСКИЙ: Да это я знаю. Ну, это интернет-сообщество, Лен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Или почему вы Павла Пушкина выгнали? И куда еще кого-то? Тут же каждый за своего болел. И все же переживают.

А.ГРАДСКИЙ: Я хочу сказать. Вот, человек, зритель – он смотрит какой-то номер и он на него производит совершенно изумительное...

Е.АФАНАСЬЕВА: Конечно. На каждого свой.

А.ГРАДСКИЙ: Да. Он на него производит потрясающее впечатление, да? А он ничего не может сделать со своим сознанием. Оно ответило на то, что он услышал. И вдруг рядом был другой исполнитель, он ему понравился меньше... И почему-то остается именно этот, да? Но сначала же была великолепная интернет-история. Сначала они пели вдвоем, Паша Пушкин и Артур Васильев, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, да.

А.ГРАДСКИЙ: И когда я оставил Пашу, весь интернет взорвался «Как это так? Артур – такой фантастический, замечательный».

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы напомним тем, кто не видел, это был один из лучших кусков проекта, когда показывали отбор, слепое прослушивание. И, вот, нам, зрителям показали именно, как слушали вы, как поет Артур, и, по-моему, только вы сразу поняли, что это мужской голос. Ваши коллеги сидели и спорили, мальчик-девочка?

А.ГРАДСКИЙ: Ну, я за коллег не могу говорить – они, по-моему, даже и не спорили, они не поняли, что за голос. Но дело даже не в этом, не в том, что мои коллеги поняли или не поняли, а дело в том, что когда впоследствии Паша сделал тот номер, который он сделал, нелепо, смешно, безрассудно...

Е.АФАНАСЬЕВА: Потрясающе.

А.ГРАДСКИЙ: Да. Это мы придумали. Во-первых, ну, давайте так...

Е.АФАНАСЬЕВА: Я была... Как раз чисто зрительски. Я была из тех, кто обижался, почему вы Артура выгнали. Но когда я посмотрела, как он сделал... Хотя, мне нравится очень Женя Кунгуров, которого вы оставили, но Паша блистательно сделал.

А.ГРАДСКИЙ: Тут, вы понимаете, какая штука? Смотрите. Во-первых, я там тоже, знаете, не с боку-припеку.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, в общем, никто и не сомневается.

А.ГРАДСКИЙ: И поэтому никто никогда не делал этих трюков, никто не заставлял контр-теноров или теноров, скажем, альтино и, в общем, поющих тем, что мы называем «женский голос», никто не заставлял их в одном произведении петь двумя голосами. А я заставил двоих, и оказалось, что у обоих замечательные тембры, у одного баритоновый такой образ, а у Артура теноровый. А на самом деле, они не пели этими голосами последнее время.

И когда вдруг выяснилось, что они могут это сделать и в одном произведении найти себя и так, и так... У меня ж была даже мысль Пашке дать «Unforgettable» в исполнении Нат Кинг Кол и его дочери Натали Кол, чтобы он спел на английском языке вот этот знаменитый дуэт Натали и Нат Кинг Кола...

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть если бы он прошел дальше, вы бы ему дали спеть

А.ГРАДСКИЙ: Может быть. Но мне показалось, что просто... У нас времени мало.

Е.АФАНАСЬЕВА: Готовиться.

А.ГРАДСКИЙ: Несколько дней. И я думаю, что история с Севарой или история с Пашей – она где-то близко. Лене показалось, как мне показалось...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы про Севару.

А.ГРАДСКИЙ: Да дело даже не только в ней. А Лене показалось, что она настолько здорово показалась, что он... Леня же профессиональный артист, он все это понимает.

Е.АФАНАСЬЕВА: Леонид Агутин, если кто-то не так в теме по поводу проекта «Голос».

А.ГРАДСКИЙ: Да. Я думаю, что ему показалось, что следующий ее показ будет менее эффектным, чем предыдущий.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть он ее на высшей точке.

А.ГРАДСКИЙ: Да. И он ее отправил на высшей точке а) к любви зрителей, которые обиделись за то, что ее нет и к интересу продюсеров, которые, наверное, ей телефон сейчас сломали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, я сейчас эту песню «Там нет меня», причем, я нашла потом исполнение оригинальное Николаева, нашла исполнение Преснякова...

А.ГРАДСКИЙ: Это менее значимо – будем говорить интеллигентно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю, у нас в программе «Телехранитель» Александр Градский, мы говорим о проекте «Голос». Человек с подписью «Интересующийся» пишет «На проекте нет ни одного человека не из музыкальной тусовки. Как так?»

А.ГРАДСКИЙ: Что значит «Нет ни одного человека не из музыкальной?..»

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек просто интересующийся не в курсе.

А.ГРАДСКИЙ: А он хотел из какой? Из тусовки автомеханической?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, я думаю, что он не в курсе, что Павел Пушкин – акушер-гинеколог, что Дина Гарипова, ваша финалистка ни дня не училась.

А.ГРАДСКИЙ: Она не училась музыке, да. Полина – да, она из джазовой такой семьи (Полина Зизак имею в виду), ее папа – барабанщик, о чем я узнал, только спустя 3 недели. Потому что я не знал как фамилия Эдика, который играет у Игоря Бутмана на барабанах, и на дне рождения Игоря Эдик подошел ко мне, сказал «Спасибо тебе, Санек. Ты мою дочку там...» Я говорю «Какую дочку?» - «Ну, Полину». Я говорю «А что, та твоя дочка?» - «Да. Полина Зизак». Я говорю «Эдик, я не знал твою фамилию. Извини. Я – Эдик, Эдик».

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тут как раз много вопросов было «А, действительно ли, все по-честному?» Расскажите насчет по-честному.

А.ГРАДСКИЙ: Если бы мне показалось, что...

Е.АФАНАСЬЕВА: Неужели, не было, за кого-то кто-то что-то просил? Я вам могу сказать как человек работающий... Все знают, что я на Первом канале работаю. Вот, все тайны про то, что ведут кого-то... Сначала говорили, что все Севару тащат. Потом я была сама свидетелем того, как Юра Аксюта показал на летучке фрагмент, где Севары не было и как расстроился Константин Эрнст. Ему очень нравилось, да. Но никто никого не тащит.

А.ГРАДСКИЙ: Нет, ну, Эрнст... Я открою маленький секрет. В полтретьего обычно Константин Львович мне позванивает (бывает)...

Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивает «Ну как?»

А.ГРАДСКИЙ: Нет, он мне не так сказал. Он позвонил мне... Ну, он пару раз звонил, сообщил долю, радостный такой, что люди смотрят.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, там рекордные доли, конечно.

А.ГРАДСКИЙ: Да, ему страшно нравилась эта идея, что вот так вот людям это интересно. Причем, там же был такой момент, слепые отборы во всем мире больше рейтинг имели, чем последующие.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да-да. Во всем мире это гораздо более.

А.ГРАДСКИЙ: А у нас получилось наоборот. И Константин Львович... Ну, для меня Костя все равно. Он мне позвонил и сказал. Первое, что он сказал, «Сань, зачем?.. Я, конечно, не очень в музыке, для меня, все-таки, не профессия. Зачем ты Пушкина убрал?» И я говорю «Костя, дорогой, ты тоже телевизор смотришь?» То есть он участвовал в обсуждении.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я к тому, что никто ни за кого. Хотя, были такие конспирологические теории, когда в какой-то момент осталось несколько ребят с армянскими фамилиями, сказали «Это армянская диаспора».

А.ГРАДСКИЙ: Естественно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Выгнала узбечку и проталкивает своих». Потом стали говорить, что сейчас 2 представительницы Татарстана – это татары продавливают.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, поскреби русского – увидишь татарина. Это давным-давно было сказано много лет тому назад. Но дело тут не в этом. А дело в том, что наши люди, особенно обиженные жизнью, пишущие чаще всего с этими обидами в разные социальные сети... Потому что в 1973 году (простите, Лена)...

Е.АФАНАСЬЕВА: Соцсетей не было.

А.ГРАДСКИЙ: Нет. Но был институт Гэллапа такой, который проводил странные исследования и я о нем никогда не забываю. Исследование такое: кто пишет письма на радио, телевидение и туда-сюда, и в газету? Они провели исследование среди нескольких десятков тысяч корреспондентов. Выяснилось, что 72% людей, которые написали вообще технически куда-то что-то в виде письма, страдают психическими расстройствами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы сейчас расстроили сотни человек, которые прислали заранее вам вопросы на сайт.

А.ГРАДСКИЙ: Я не расстрою постольку, поскольку я умею разделить. Увидеть в человеке, который пишет, нормального человека и человека неадекватного. Это легко делается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я хочу прочесть вопрос, который тоже насчет конспирологии.

А.ГРАДСКИЙ: Давайте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, сначала была проблема, которая коснулась радио «Эхо Москвы», потому что Ксения Ларина написала в Соцсетях...

А.ГРАДСКИЙ: Ну, это весело. Ксюша – моя подруга, и она...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы ей сказали. А сейчас я зачитаю, человек с подписью Тремал пишет: «Александр, почему некоторые телезрители, в том числе Ксения Ларина с «Эха Москвы» усомнились в том, что был прямой эфир? Или эта история разыграна специально, чтобы расставить правильные акценты и она вам подыграла?»

А.ГРАДСКИЙ: В результате получилось дуриком, что она подыграла, потому что Нагиев спросил у меня, сколько времени, и я сказал.

Е.АФАНАСЬЕВА: А Дима Билан перепутал ее с Латыниной, как потом выяснилось.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, это его проблема.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это не важно.

А.ГРАДСКИЙ: Я могу сказать только одно. Что мне понравилось то, что через все страдания и мучения прямой эфир выглядел достаточно прилично, что было похоже на хорошо смонтированную передачу. Ну, вы знаете, надо знать меня. Те, кто знают меня хорошо, а не просто понаслышке, знают, что ни в одном проекте или в чем угодно, где я хотя бы заподозрил хотя бы что-то, я бы не остался ни секунды.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы терпеть не будете.

А.ГРАДСКИЙ: Не, ну я месяца 2 отбрыкивался от Аксюты, который меня заманивал в проект. Единственное, что в конце я ему сказал: «Юра, давай договоримся так. Вот, я сел в кресло, да? И у тебя пойдет проект. И я вот сижу в кресле. Но если я увижу что-нибудь такое, я просто встану из кресла и выйду. У меня контракта с вами нет...»

Е.АФАНАСЬЕВА: Ни разу не захотелось?

А.ГРАДСКИЙ: Нет, нет. И он мне пообещал «Нет, Саш, все будет честно». Ну, вот, до сих пор все было так. Посему я и не вышел. Потому что они меня прекрасно знают давно и много лет – и Юра, и Костя – я бы просто встал и вышел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас у нас уже новости будут. Я просто скажу реплику, что вот сейчас голосование зрителей практически совпало с решениями наставников.

А.ГРАДСКИЙ: И первый раз, и во второй чуть-чуть.

Е.АФАНАСЬЕВА: У Димы Билана было другое решение, но там доли были у девочек буквально в районе (НЕРАЗБОРЧИВО).

А.ГРАДСКИЙ: Вообще Оля Кляйн удивила. Поэтому я думаю, что она сразу получила публику. Потому что до этого она работала, скажем так, в веселом таком ключе, заводила публику, пела быстрые песни. И тут вдруг она спела произведение, тронувшее очень многих.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы сейчас прервемся на выпуск новостей, продолжим программу «Телехранитель». В гостях – Александр Градский. Задавайте пока вопросы.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». В студии – Елена Афанасьева, говорим о проекте «Голос». Александр Борисович Градский у нас в гостях. +7 985 970-45-45 – это SMS-номер для ваших вопросов. Если успеем, и телефонные звонки будем принимать. Вопросов очень много, комплименты все читать не успеваю. «Проект «Голос» гениален. Смотрю с большим удовольствием. Спасибо за душевный праздник. Сантил». Мегапиксель09 без вопросов: «Просто большое спасибо за проект «Голос». Теперь бы еще участников и победителей реально на эстраде, ТВ и радио. Ах, мечты-мечты».

А.ГРАДСКИЙ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спрашивает Джулия Дворики: «Кого вам тяжелее всего было отпускать из проекта?»

А.ГРАДСКИЙ: Да всех, на самом деле. Всех, кто был в моей компании. И не только в моей, а в некоторых командах тоже было несколько участников, которые мне очень нравились. Я еще раз повторюсь, я сразу сказал, что мне все равно, кто победит и чей конкурсант, мой, Агутина, Пелагеи, Димы Билана. Мне все равно, потому что для меня лично главное – это сам факт того, что произошло, а именно что люди по Первому каналу на всю страну увидели, что какой-то человек никому неизвестный может просто открыть рот и спеть живьем, с живым оркестром.

Понимаете, от нас, от наставников, ну хорошо, что-то там, может быть, и зависит. Но все равно мы же не можем человеку голос взять и приклеить. У него же от природы такой

Е.АФАНАСЬЕВА: Спорят, Геннадий из Казани пишет: «А разве у Севары не было шансов попасть к Градскому? По-моему, ее судьба в проекте была бы другой».

А.ГРАДСКИЙ: У нее не было шансов, потому что я к ней не повернулся. Я не поворачивался к ней, потому что я слышал, я знал, кто она.

Е.АФАНАСЬЕВА: Например, Мария упрекает, что ни одной песни Пугачевой никто не спел. Как же? Дина.

А.ГРАДСКИЙ: Во-первых, Дина пела. И еще одну будет петь со мной. Только это песня не Пугачевой, она в ее исполнении замечательном была. Но и та песня, которую она спела, была песня Марка Минкова, и в финале, в последний день мы будем петь «Не отрекаются, любя» вдвоем. Причем, в моей аранжировке 1991 года, но я ее никогда не показывал нигде и она у меня, как я ее записал, так она у меня дома и лежала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда расскажите, какие условия финала? То есть вышли 4 девочки?..

А.ГРАДСКИЙ: Да, вышли 4 девочки. Будет первый тур... Ну, нас все время ставят в какие-то рамки такие неожиданные. Мы знать не знали, что будет и как будет организовано в последнем туре.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, потому что, насколько я понимаю, есть формат.

А.ГРАДСКИЙ: Нет, в этом интерес. Он тоже формат, он движется. Может быть разным. Но тем не менее, я думаю, что Юрий Аксюта в хорошем смысле слова настоящий телевизионщик, он нас тоже ставит в такие условия. Знаете, буквально перед следующим туром он только рассказывает, что дальше будет.

Будет 3 вещи. Первая вещь – это вещь с приглашенным артистом. Вторая – это сольная песня. И третья – это песня, которую участник должен исполнить вместе со своим наставником. Но самое интересное, что после первых двух вот этих вот показов один человек будет отстранен от конкурса, останется только 3.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть зрители будут голосовать после каждого тура, да?

А.ГРАДСКИЙ: Нет, они все время голосуют.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы, преподаватели уже не голосуете?

А.ГРАДСКИЙ: Нет, мы... Слава богу, наконец-то. Нет, голосуют только зрители, причем они голосуют на протяжении всей программы. И я думаю, что это здорово.

Е.АФАНАСЬЕВА: Причем, извините, я, наверное, все-таки, подчеркну, что все деньги, которые заработают на SMS-голосовании...

А.ГРАДСКИЙ: Да, вот я про это и говорю, что это очень важно было заявить, потому что надо было, может быть, и раньше это сказать о том, что все SMS-сообщения и вся денежная составляющая их, все это будет передано на лечение маленьких детей. Это очень замечательно, круто.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уже 3-х детей операции оплатили, да.

А.ГРАДСКИЙ: Да нет, ну о чем вы говорите? Количество телефонных звонков, SMS-сообщений огромное. И мы можем спасти реально кого-то, понимаете? Мы все вместе.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, уже 3 операции оплачены, и будут с тех денег, которые за пятничное голосование и за понедельник.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, там посмотрим, кому что нужно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Это через Росфонд и фонд Константина Хабенского.

А.ГРАДСКИЙ: Ну да. Хотя, мне всегда хотелось задать вопрос: если у нас Россия, в Конституции написано, социальное государство, для меня лично это означает, что дети и их лечение должны оплачиваться государством в первую очередь. Конечно, хорошо, что такие фонды есть, замечательно, можно просто в ноги поклониться. Но будь я каким-нибудь решающим вопросы, я бы, все-таки, выполнил эту функцию России как социального государства, просто стал бы лечить всех этих детей за счет государства. По-другому я не вижу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Только за. Только за, Александр Борисович. Человек с ником Музыки спрашивает: «Уважаемый, Александр Борисович, согласитесь, что были досадные киксы у всех членов жюри при отсеве».

А.ГРАДСКИЙ: Не было у нас никаких киксов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Не согласен Александр Градский.

А.ГРАДСКИЙ: А простой очень ответ. Нас для того там и посадили, чтобы мы свое собственное мнение выражали, а не слушали сообщения и не читали интернет. Мало ли кто кому понравился. У нас есть такое право, которое мы годами своей работы, по мнению Первого канала, заслужили. Поэтому мы сидим и делаем то, что мы хотим. И ребята, с вашими советами останьтесь дома, могу прямо жестко сказать. Не так, конечно, как я мог бы, но предъявите сначала ваши документы о музыкальном образовании, потом будем разговаривать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не так, как вы сказали своим коллегам, но потом извинились.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, грубовато. Просто грубовато.

Е.АФАНАСЬЕВА: Обиделись за девочек своих?

А.ГРАДСКИЙ: Не то, что обиделся. Формат был чуть-чуть нарушен ими, а потом и мной. Поэтому, знаете, мы расцеловались... Леню я знаю Агутина с 3-х лет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Надо отдать вам должное, на следующий выпуск принесли извинения публично.

А.ГРАДСКИЙ: Да. Ну, потому что я был прав и в том, и в этом случае, понимаете? А так как я к ребятам к этим очень хорошо отношусь... Леню я, действительно, знаю, потому что я знаю его папу с 1970 года и мы были приятелями еще тогда, то есть это 42 года назад, извините. А Дима – я с ним познакомился первый раз, когда он еще не был артистом, а его только-только Юрий Шмильевич Айзеншпис нашел и показал мне его в одном публичном месте, мы с ним познакомились, когда он был совсем маленьким еще молодым человеком. Так что...

Е.АФАНАСЬЕВА: Я знаю, что у многих зрителей отношение как раз к разным членам жюри... Кого-то не знали, о ком-то было другое впечатление. Этот проект очень сильно менял.

А.ГРАДСКИЙ: Ну да. Ну да, верно.

Е.АФАНАСЬЕВА: У вас отношение к вашим коллегам поменялось как-то?

А.ГРАДСКИЙ: Ничего подобного. Я как к ним относился хорошо, так и отношусь. Просто, вы знаете, если я на кого-то ору, то это значит, что он мне не безразличен и, чаще всего, я его люблю.

Е.АФАНАСЬЕВА: Бьет, значит, любит. Понятно.

А.ГРАДСКИЙ: Человек, которого я не люблю, я с ним просто прекращаю отношения в ту же секунду и вообще иду мимо. Так, к сожалению, получилось, что характер у меня не сахар, и это друзья мои близкие тоже знают хорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Вопрос человека с скромным таким ником Микеланджело: «Уважаемый Александр, если бы победителя шоу выбирали вы единолично, кого, включая выбывших, выбрали бы победителем?»

А.ГРАДСКИЙ: Вы знаете, я на этот вопрос считаю некорректным отвечать до сих пор. Мы же еще не закончили конкурс, понимаете? И мое личное мнение в данном случае не должно быть озвучено. Оно потом, может быть, будет озвучено, но сейчас – нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спросим вас после финала.

А.ГРАДСКИЙ: Пожалуйста.

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с подписью Рупрехт пишет «Кругом одни мажоры, хоть кого-нибудь из акушеров-гинекологов на сцену бы пустили». Рупрехт, вот, Павел Пушкин – акушер-гинеколог.

А.ГРАДСКИЙ: Но он давно уже ушел из профессии, ну, ребята. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, вспоминают все это. А вот на сцене, пожалуйста. Еще раз мы сказали, Дина Гарипова вышла в финал, девочка совершенно не мажор.

А.ГРАДСКИЙ: Никакой не мажор. У нее очень скромная семья.

Е.АФАНАСЬЕВА: Там практически мажоров нет.

А.ГРАДСКИЙ: Огромная семья, кстати, у Дины. У нее, по-моему, у кого-то из ее родителей чуть ли не 12 или 13 братьев и сестер. Там Дина смеется, потому что у нее уже столько этих племянников, там немеряно, просто огромное количество. Хотя, меня сейчас могут обвинить, что именно вся эта семья за Дину голосует. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: И голосует.

А.ГРАДСКИЙ: Да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Поэтому все их SMS...

А.ГРАДСКИЙ: И думаю. У меня очень много информации от совершенно разных людей из разных городов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я просто знаю, что одна из девочек, которая у вас на отборе была... Я забыла ее фамилию, она пела на слепом прослушивании «Останусь». Она просто на вокзале жила, потому что не знала, берут ее в проект или нет.

А.ГРАДСКИЙ: Это Лера Гринюк.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное.

А.ГРАДСКИЙ: Да. Но она сейчас, в общем-то, понравилась, ее тоже приглашают, она, вполне возможно, получит какие-то варианты с работой. Но это касается не только тех, кто был у меня. Вы знаете...

Е.АФАНАСЬЕВА: Это реально простые ребята, многие.

А.ГРАДСКИЙ: Да большинство. Ну, кто-то работает. Ну, Женя Кунгуров, например, работает в театре. Методие Бужора все знают – он очень известный артист.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз Вера пишет «Напрасно упустили Методие».

А.ГРАДСКИЙ: Ну... Слушай, ну вот такой вот выбор, монетку бросил. Ну что делать? Ну, другого выбора у меня не было. Другого выхода не было.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, условия такие – хоть кого-то да выбери.

А.ГРАДСКИЙ: Ну а что делать? К сожалению.

Е.АФАНАСЬЕВА: Игорь Кравчук спрашивает: «Господин Градский, не мудрее ли было сделать 2 номинации, лучший мужской голос и лучший женский голос? Как сравнивать, что больше нравится, Алла Пугачева или Муслим Магомаев?»

А.ГРАДСКИЙ: Вы знаете, я устал отвечать на эти вопросы. Верните того, верните этого, как вы могли сделать так, как вы могли сделать эдак. Это купленный, ребята, проект у голландцев, формат куплен. Мы не можем придумывать ничего своего. За каждую придумку, которую вы предлагаете, идут штрафные санкции и вообще это недопустимо. Просто нельзя. Пытаюсь это в сотый раз сказать. И Аксюта это говорит, и все наши наставники это говорят. И все равно, знаете, как об стенку горох. Объясняешь одно и то же, что нельзя. Вот, низзя и всё.

Е.АФАНАСЬЕВА: Есть правила игры, вот по ним...

А.ГРАДСКИЙ: Ну, нельзя в футбол играть и хватать мяч руками, хотя это очень удобно: схватил руками, донес до ворот и заложил. Нельзя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Огромное количество вопросов формулируется примерно так: «Куда потом певцам деваться?»

А.ГРАДСКИЙ: Вот этот главный вопрос, на который ответа нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: А этот формат что-то предусматривает потом?

А.ГРАДСКИЙ: Ничего не предусматривает кроме контракта победителя с компанией Universal. И суть этого контракта, и выгод от него, и невыгод от него тоже никто не знает. Это непонятно для меня, и я об этом говорю честно, мне это никто не объяснил. Называется Universal of Russia, по-моему, даже. А, вот, что это такое, какие обязательства будут у этой компании и какие обязательства будут у победителя, я понятия не имею. Я лично вообще ни с кем никогда контрактов не подписывал и никому не рекомендую. Но тут, очевидно, это тоже условие формата конкурса – по-другому не получается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Станислав интересуется: «Не кажется ли вашему гостю, что странно выпускать на сцену и слесаря, и профессионального певца на равных условиях?»

А.ГРАДСКИЙ: А вы знаете, у слесаря за недели полторы, что мы с ним были знакомы, во-первых. он стал героем своего места, где он живет и работает. Во-вторых, я считаю, что он просто за эти полторы недели... Ну, как вам объяснить? Человек приходит, мы начинаем с ним репетировать песню на итальянском языке, он ее знает на русском, да? Я за 15 минут объяснил ему, что в данном произведении нужно 2 фразы петь на одном дыхании, а не на двух.

Е.АФАНАСЬЕВА: И человек спел?

А.ГРАДСКИЙ: И человек сделал это моментально. И вышел, и сделал это. И показал верхнюю ноту. И был обаятелен, и он понравился, и так далее, и тому подобное. Представляете себе, человек работает слесарем, у него зарплата, по-моему, меньше 6 тысяч рублей. Он вышел на Первый канал и десятки миллионов человек его увидели, а многие даже полюбили. Потому что пишут «А верните нам Пашу Тарасова». А Паша – замечательный парень.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но при этом люди по-прежнему не верят. Смотрите, человек, подписавшийся Аколигл, пишет «Все с вокзала? Жесть. Всем, ведь, известно, что все мажоры, все в сговоре с Градским, Орловым (не знаю, кто такой Орлов) и Аксютой. Чистая коммерция и заработок». Вот, хоть расшибись.

А.ГРАДСКИЙ: Коммерция и заработок, конечно же, есть у Первого канала. Ну а как иначе? Рейтинг, будущая реклама и так далее. Есть Syoss, есть Самсунг, то есть, есть организации, которые к этому делу имеют отношение.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но без этих денег не сделаешь шоу на таком уровне.

А.ГРАДСКИЙ: Конечно! Во-первых. А во-вторых, ну, что значит коммерция? Знаете, когда люди такое пишут, я их понимаю. Они настолько привыкли, что вокруг все продается, в том числе и они сами... (смеется) Вот видите, весело, когда пишет какой-нибудь человек, который 15 минут назад дал взятку гаишнику за то, чтобы нарушить правила, а тут он сидит и пишет в интернет «Ах, все продажны». Или кого-то пустил без очереди в свою парикмахерскую. И он мне будет песни петь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мне кажется, Александр Борисович, проблема «Все куплено» - это индульгенция себе, что ты не встал и ничего не сделал. Ты встань, попробуй, пошли на следующий год. Будет второй сезон, наверное. Пошли свою запись, попробуй. Никто тебе не запрещает.

А.ГРАДСКИЙ: Вы знаете, Лена, конечно, это отвлеченно, но для «Эха Москвы» годится. Понимаете, к сожалению, за долгие годы (и это мне хотелось сказать, хотя это не очень имеет большое отношение к проекту) мы воспитали нас всех, сами себя воспитали на том, что все вокруг врут, продаются и так далее. И если вдруг находится какой-то человек, который не врет, не продается и так далее, он либо дураком воспринимается полным, понимаете, либо ему все равно не верят и говорят «Да ладно, не придумывай». И с кого-то же надо начинать? Вот, начните сами с себя, со своего товарища, вот скажите «Вот, мы не будем это делать». И понимаете, потихоньку оно все как-то и нормализуется. А если только все порицать и везде подозревать какой-то сговор и так далее, и тому подобное, ну, тогда мы и будем все в сговоре находиться, никто не вылезет никуда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Лина спрашивает. Она утверждает сначала: «Мне активно не нравится манера и поведение, и шуточки на сцене вашего ведущего Нагиева. Нельзя ли было взять более интеллигентного? Или таков формат?»

А.ГРАДСКИЙ: Нет, ну, вы знаете, это, опять же, на вкус и цвет. Вот, я открываю интернет, одни просто в восторге от Димы, а другие его как-то порицают и так далее. Ну... Вообще шутить в прямом эфире тем более и импровизировать - это очень сложно. Я видел много раз людей, которые выходят в прямой эфир, пытаются шутить и на них смешно и страшно смотреть, потому что они пугаются всего на свете. Дима – очень профессиональный человек, на мой взгляд. Как у любого профессионального человека у него могут быть какие-то шутки, кто-то может не воспринимать его манеру. И это тоже нормально. А кому-то это очень нравится.

Что я бы лично там изменил? Я бы ничего не стал менять, это не мой проект, это проект Первого канала. Если проект Первого канала его (Первый канал) в этом смысле устраивает, это его право.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте попробуем принять несколько звонков. Уважаемые слушатели, вы можете дозваниваться, 363-36-59.

А.ГРАДСКИЙ: Давайте, повеселее будет. А то я подозреваю, что вы сами написали эти SMS. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: 100 с чем-то вопросов и смски. Вот, некий или некая Аколигл настаивает: «Замяли про Орлова? Спросите». Мы не знаем, кто такой Орлов.

А.ГРАДСКИЙ: Я вообще понятия не имею.

Е.АФАНАСЬЕВА: Аколигл, напишите, кто это – спросим.

А.ГРАДСКИЙ: Черт его знает. Может, и есть где-то Орлов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да Орловых много на земле.

А.ГРАДСКИЙ: да.

Е.АФАНАСЬЕВА: 495 – код Москвы, 363-36-59. Пробуем звонок принять. Добрый вечер.

А.ГРАДСКИЙ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Герман из Москвы вас беспокоит.

А.ГРАДСКИЙ: Здрасьте, Герман. Вы не подставной?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Или начнет материться.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет-нет-нет. Я знаю точно, что Венедиктов (НЕРАЗБОРЧИВО).

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, у нас материться очень любят.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, не надо материться, нехорошо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, это у нас бывают такие. 363-36-59.

А.ГРАДСКИЙ: Не надо ругаться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. Выключайте, пожалуйста, приемник и говорите с нами только по телефону.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да. Я говорю, по телефону с нами говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Приемник выключите. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня приемник не работает. Здравствуйте.

А.ГРАДСКИЙ: Да, вот сейчас хорошо слышно вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Александр Борисович?

А.ГРАДСКИЙ: Ау?

СЛУШАТЕЛЬ: С Южного Урала примите самые восхищения и поздравления.

А.ГРАДСКИЙ: Спасибо. Это недалеко от того места, где я родился.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы даже с вашим автором юным не понимаете, что вы сотворили. Вот эту нашу попсу. И, может быть, этот маленький штришочек пойдет дальше.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, дай бог. Спасибо вам.

СЛУШАТЕЛЬ: И какая наша Россия талантливая.

А.ГРАДСКИЙ: Я не сомневался в этом никогда – просто это не все могли увидеть, к сожалению. Спасибо за вопрос.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще звонок принимаем. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

А.ГРАДСКИЙ: Здрасьте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Татьяна, я из Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Если можно, быстро, пожалуйста, задавайте свой вопрос. Вы в эфире, Татьяна. Не теряйте времени.

А.ГРАДСКИЙ: Вот я уже с вами говорю, Таня. Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Александр Борисович, добрый день. Вы знаете, я была просто зрителем на первой съемки программы «Голос». Пошла туда специально ради вас. Увидела, что Градский принимает участие, думала, что будет петь. Но когда я вас увидела в жюри, вы знаете, меня это поразило еще больше. То есть те советы, те оценки, которые вы давали, это было так весомо, это было так вообще ценно.

А.ГРАДСКИЙ: Да спасибо вам. Вы вопрос хотите задать или вы только похвалите меня и все? (смеется)

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я только похвалить.

А.ГРАДСКИЙ: Ой, не, всё. Так, спасибо вам большое. Но, все-таки, вдруг у кого-то есть вопрос какой-то. Спасибо, Таня.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда еще принимаем звоночек. Добрый вечер.

А.ГРАДСКИЙ: Здрасьте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Алло? Выключайте приемник, пожалуйста, сразу по телефону с нами говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вас беспокою по поводу, есть ли, действительно, такие намерения, предполагается ли «Голос» для детей?

А.ГРАДСКИЙ: Не знаю.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Voice Kid» есть, действительно. Но пока не покупали формат и не идет пока об этом речь.

А.ГРАДСКИЙ: Да и сами мы... Я не знаю, может ли Первый канал сам придумать что-то такое вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, есть оригинальный «Voice Kid», но формат не покупали. Давайте еще звонок. Добрый вечер.

А.ГРАДСКИЙ: Выключайте радио.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, говорите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Только приемник выключайте. Да? Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Люба, я из Москвы.

А.ГРАДСКИЙ: Здрасьте, Люба.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, Александр Борисович, вы – мой кумир.

А.ГРАДСКИЙ: Вот те раз.

СЛУШАТЕЛЬ: Я не буду сейчас вас очень хвалить, но я просто в таком восторге...

А.ГРАДСКИЙ: Не надо меня хвалить. Я уже не могу на рынок спокойно пойти. (смеется)

СЛУШАТЕЛЬ: Я в таком восторге от этого проекта. Большое вам спасибо. Но вы знаете, дело в том, что я вот последний день смотрела когда (это было позавчера), я целый вечер не могла дозвониться по телефону, который был написан для голосования.

А.ГРАДСКИЙ: Вы знаете, там линии просто перегружаются иногда.

Е.АФАНАСЬЕВА: Неправда. Я сама посылала смски честно и мне приходило в ответ.

СЛУШАТЕЛЬ: А, понятно. Всё. Ой, большое вам спасибо. Просто такое удовольствие для людей вы доставили. Я сама из музыкальной семьи.

А.ГРАДСКИЙ: Лучше SMS. Тем более, что как вы теперь уже все знаете и я это тоже понял, что стоимость SMS, вот те деньги, которые вы платите, они идут на то, чтобы сделать детям операции.

Е.АФАНАСЬЕВА: Причем, полностью все операторы мобильной связи.

А.ГРАДСКИЙ: Да, все операторы согласились – и МТС там, и так далее, и Билан, все согласились с тем, что они не зарабатывают на этом. Деньги идут детям. И это здорово.

Е.АФАНАСЬЕВА: Последний звонок принимаем на сегодня. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

А.ГРАДСКИЙ: Здрасьте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Елена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста.

А.ГРАДСКИЙ: Говорите, Лена.

СЛУШАТЕЛЬ: Александр Борисович, у меня вот какой вопрос. Часто возникают ситуации, когда трое наставников, которые в данный случай не являются наставником, голосуют за претендента, а потом наставник, как бы, голосует сам, полностью отвергаю мнение.

А.ГРАДСКИЙ: Понимаю вас. Да. И что же вас в этом?..

СЛУШАТЕЛЬ: Вот скажите мне, пожалуйста, нельзя ли, например, сделать такой...

А.ГРАДСКИЙ: Нельзя. К сожалению, нельзя. Дело в том, что наставники, о которых вы говорите (я ситуацию понял), они только свое мнение выражают. Не более чем. Это элемент телевизионного показа. Они выражают свое мнение, но решение принимает именно тот наставник, у которого вот этот конкурсант. И ничего нельзя менять, потому что это штраф, это все, что угодно. Это формат, к сожалению. Мы в этом формате...

Е.АФАНАСЬЕВА: И в этом своя прелесть.

А.ГРАДСКИЙ: Вы знаете, я вам честно могу сказать, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: Обидно.

А.ГРАДСКИЙ: Нет. Я вам могу сказать другое. Вот, может быть, мы не ответим на тот вопрос, который последовал до конца, но я вам скажу. Вот, у меня с самого начала в этом формате были вещи, которые я не приемлю как музыкант. И я об этом говорил. Вещи такие. Смотрите, если идет дуэт, не соревнование, а когда 2 человека поют вместе, то в задачу музыкальную дуэта входит любование своим партнером. И уступки ему, а он уступает тебе.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть баттл этот, соревнование в дуэте практически невозможно, по-вашему?

А.ГРАДСКИЙ: Потому что для меня как для музыканта дуэт – это любовная песня, там, соловья и соловьихи.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть тот тур, где они пели именно дуэтом.

А.ГРАДСКИЙ: Именно дуэтом, вместе, понимаете? И для меня как для музыканта это невероятно неправильно, потому что дуэт – это когда один и второй исполнитель друг друга поддерживают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это не война.

А.ГРАДСКИЙ: Это не война. А нам объявили, что да, дуэт, да, они друг друга поддерживают, да, они любят, но кто-то будет хуже. И вот это меня как музыканта убило напрочь. Но постольку поскольку я приперся туда в этот проект, сел в это кресло, ну, я вынужден был это делать. И я когда создавал дуэты, все-таки, я учитывал то, что кто-то из этого дуэта, все-таки, должен, по крайней мере, чуть-чуть сильнее для меня самого быть. Я их так даже и составлял, понимаете? 2 баритона, которые были абсолютно, ну, не одинаковы, но они были значимы одинаково, 2 контр-тенора, которые были абсолютно равнозначны для меня, 2 сопрано, поющие на иностранном языке. Я специально их ставил вместе, потому что оставить 5-6 человек, из которых 2 офигительных баритона, это просто неправильно, ну, по эмоциональной части. И, к сожалению, так получается, что тут ты убираешь людей, а они тебе нравятся, ты их любишь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все нравятся.

А.ГРАДСКИЙ: Конечно!

Е.АФАНАСЬЕВА: Человек с таким, неприятным для меня ником Нашист2012 пишет: «Для меня ваш голос – лучший в России. Привет из далекой Алушты».

А.ГРАДСКИЙ: Спасибо большое. Я очень благодарен за такой отзыв. Но дело все в том, что я с самого начала говорил, что нужно бы называть это не «Голос России» или не «Голос все России», а «Лучший голос проекта».

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, так оно и есть.

А.ГРАДСКИЙ: Я с самого начала за это был. Когда я услышал «Лучший голос России, Лучший голос России» - ну, как-то, вот, не очень хорошо. Неправильно. Лучший голос проекта. Не надо быть столь амбициозным и называть... Знаете как? Реклама идет «Наши колготки – лучшие в мире!», ну, просто хочется посмеяться. Поэтому наш голос и наш проект не самый лучший голос России, а просто сам проект по себе – он какое-то открытие. При этом совершенно не важно, кто победит, на мой взгляд.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Это Александр Градский. Спасибо, Александр Борисович.

А.ГРАДСКИЙ: Пожалуйста, Леночка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще один эфир остался финальный, он будет не в пятницу, а в субботу. А в воскресенье, по крайней мере, по предварительной договоренности все 4 прекрасные финалистки придут к нам в эфир.

А.ГРАДСКИЙ: Ну, дай-то бог.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Дай бог, чтобы у них все хорошо прошло...

А.ГРАДСКИЙ: Они уже выиграли. Лен, они выиграли.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они должны прийти к нам на «Эхо» и вы сможете поговорить с девочками, задать им все вопросы.

А.ГРАДСКИЙ: Здорово.

Е.АФАНАСЬЕВА: А пока можете смотреть, пересматривать, голосовать. И вообще мне кажется, что есть что-то настоящее, что мирит даже людей, не смотрящих телевидение, с телевидением. Вот в этом году это «Голос».

А.ГРАДСКИЙ: Слава богу, что это произошло.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что? Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго. Спасибо, Александр Борисович.

А.ГРАДСКИЙ: Спасибо, Лена.

Е.АФАНАСЬЕВА: До свидания.

Предыдущая публикация 2012 года                         Следующая публикация 2012 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Завтра попробуй отними какую-то часть из того, что уже есть, даже случайно: вдруг раз - исчезли продукты, все, хана этому президенту. Он просто слетит, причем с членовредительством.... Подробнее




Яндекс.Метрика