Александр Градский в программе «На ночь глядя»

В гостях у Бориса Бермана и Ильдара Жандарева
певец, автор песен, поэт, композитор, наставник проекта Первого канала «Голос»
Александр Градский.

На ночь глядя №209. Александр Градский (14.10.2012)


О присвоении звания народного артиста РФ:
Я как творческая единица стою отдельно. А если тебе навесили какую-то цацку, это не значит, что ты перестал стоять отдельно. Определенная отстраненность, которую я себе избрал много лет назад, она не выборочная – она вообще отстраненность. Если ты реагируешь каким-то образом на события, связанные с тобой, это значит, ты не отстранен. Если тебе дают "народного артиста" – ты не просил, тебе просто дали, - а ты реагируешь на это и говоришь: "Нет, я не возьму это", - это реакция. Отрицательная, но реакция.

О русском роке:
На самом деле, русский рок не существует и не существовал никогда. Чтобы можно было говорить о каком-то серьезном направлении в музыке, у направления должны быть три составляющие части. Первая – наличие исполнителей. Вторая – наличие авторов. И третья – наличие критики. Если одной из составляющих нет, то тогда нельзя говорить о направлении. У нас о русском роке писал немного только Аркадий Петров. Все остальные писали не о русском роке – они описывали его как социальное явление.
Авторов и исполнителей было достаточно. Но мы можем назвать пять-шесть имен, которые чем-то отличались друг от друга. Это очень мало. Причем из них профессиональным музыкантом был вообще только один – все остальные были по образованию либо архитекторами, либо математиками, как БГ, например. Человек, профессионально занимающийся музыкой, должен быть профессиональным музыкантом. А эти ребята делают совершенно другое искусство. Это настоящее, большое, мне это очень нравится, но к музыке это имеет мало отношения, равно как и к поэзии (они это называют "рок-поэзией"). В данном случае все-таки поэзия отдельно от их эмоционального выброса не существует.

О поэтическом творчестве:
До какого-то момента я писал плохо, но за 25 лет я научился писать стихи. Я посмотрел на свои стихи и на стихи Майкова или Фета и путем элементарного сравнения выяснил, что мои сделаны тоже неплохо. А мои старые тексты 70-80-х годов – я же их не могу сейчас менять, потому что нельзя менять песни, которые все знают, – там я вижу столько поэтических и профессиональных недостатков, что они для меня тоже получаются больше социальными выбросами.

О работе над музыкой к картине "В августе 44-го…":
В кино есть вещи, которые, если эмоционально тебя давят, забирают твою душу, заставляют тебя смотреть – не надо ничего придумывать. Не надо идти на поводу у каких-то людей с таксометрами, которые говорят: "Простите, у вас тут танк проехал, почему не слышно звука танка?" Ему говорят: "Это художественный прием". То же самое произошло у Пташука. Кино недоделано в каких-то местах, не успели что-то доснять. Бюджет был очень маленький, и, когда они стали на моих глазах гробить звукоряд картины, я сказал: "Ребята, уйдите отсюда, иначе уйду я". И с третьей смены перезаписи я поднялся и сказал: "Делайте сами, что хотите". Больше я в кино не работаю.

О фильме Ларса фон Триера "Меланхолия":
Это кино произвело на меня огромное впечатление за последний довольно-таки долгий срок. "Меланхолия" – гениальный фильм, абсолютно фантастический! Я его смотрел четыре раза. Потрясающий! А игра Кирстен Данст просто невероятная. Фантастично музыка сделана. Вагнер встал туда, куда надо. Я не знаю, Ларс фон Триер понимает что-нибудь в музыке или не понимает, но вот это сделать мог только настоящий большой музыкант. Музыка, она же во всем. Музыкой может считаться пение птицы, проезд поезда, хлюпанье ног по болотистой местности. Все это для меня музыкальные звукоряды. И там это все так сделано, что я, профессиональный человек, не слышу недостатков.

О новой постановке оперы "Золотой петушок" в Большом театре:
Я вообще-то не люблю этих всяких придумок, а там много придумок сделано режиссером. В опере я слушаю, прежде всего, текст. Для меня главное – как поют, как играют. Там только у одного Миши Серышева, который поет парию Звездочета, понятен текст.

О свободе:
Деньги позволяют чувствовать себя материально независимым, чтобы делать то, что хочешь. Но есть одна деталь: материально независимым может быть только человек, у которого есть собственные рамки материального комфорта, которые он для себя избрал. Я себе говорю: мне на сегодняшний день в жизни не нужно больше четырех пар штанов, пяти свитеров, четырех маек и двух-трех пар ботинок. Мне не нужно больше нормальной машины, которая передвигается по городу. Когда ты себе ставишь рамки твоего возможного потребления, сразу получается, у тебя денег хватает.

Предыдущая публикация 2012 года                         Следующая публикация 2012 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Градский, кстати, вспомнил, как в тот же период наорал на большого радионачальника Попова, не позволявшего ему поставить две песни погибшего барда в эфир программы «Хит-парад». Трехоктавный вокал пошатнул стойкого блюстителя социалистической нравственности, но окончательно не добил. В эфир допустили одну песню «Время колокольчиков»... Подробнее




Яндекс.Метрика