«Маргариту для своей оперы я искал десятки лет»

По материалам: "«Звездный бульвар»"

№29 /2008 Октябрь


Александр Градский - Маргариту для своей оперы я искал десятки лет

Александр Градский размышляет о творчестве, о детях, о России…

В концертном зале «Космос» 2 и 3 ноября пройдет концерт легендарного Александра Градского. Накануне концерта мы встретились с патриархом отечественного рока у него дома, в самом центре Тверской. Первое, что бросилось в глаза в комнате, куда меня проводили для беседы, — книжные шкафы и огромный телевизор, настроенный на канал «Спорт». Вот так и получилось, что наш разговор с Александром Борисовичем начался… с отборочных игр по футболу.

Нашим футболистам не надо бояться

- Александр Борисович, вы, насколько я знаю, любитель футбола. Недавний матч Россия — Германия смотрели?

— Смотрел, конечно. Что тут скажешь… Бояться не надо соперника. А наши вышли с какой-то опаской и вообще как-то мало двигались. В современном футболе тот, кто быстрее бегает и быстрее думает, тот и выигрывает. Играя с Голландией на чемпионате Европы, они быстрее бегали и быстрее думали. А теперь все хотят, чтобы наши это делали каждый раз, а это не всегда получается. Потом, я считаю, что Хиддинку совершенно не нужны русские помощники.

— А ему пытаются помогать?

— У него же есть Корнеев с Бородюком, которые ему, очевидно, и рассказывают про то, кто у нас какой мастер. На самом деле весьма странно, что из команды «Рубин», у которой, в общем, одна из самых отличных оборон, ни одного защитника даже не пробуют. В обороне нашей сборной играют одни и те же люди, которые проваливают матч за матчем. А вообще я всегда болею за российскую команду, даже если они плохо играют.

— А какие еще смотрите спортивные состязания?

— Почти все, в особенности игровые. Там по крайней мере есть надежда на относительно честную игру…

Сам спою за Мастера, Воланда и Иешуа

— Расскажите о вашей опере «Мастер и Маргарита». Работа, которой вы посвятили более 30 лет, близится к завершению?

— Работать над оперой осталось максимум год. Не могу сказать, что это были тридцать лет каждодневного труда, нет. Замысел зреет, потом что-то придумывается, что-то проверяется, потом наконец записываешь фонограмму, оркестр или певцов.

— Вы неоднократно говорили о том, что не можете найти исполнительницу роли Маргариты…

— Она нашлась. 22-летняя девушка, профессиональная пианистка, дипломница Гнесинской академии, которая сейчас учится там же и вокалу. Как только я услышал ее голос, остальные перспективные певицы перестали для меня существовать. Мне просто повезло, потому что проблема с партией Маргариты существовала для меня несколько десятков лет, и у меня не было даже минимальной уверенности в том, что такой исполнитель, как она, найдется. В ней есть все. И диапазон, и нравственная составляющая, и профессиональное умение. Когда я показываю кому-то отрывки в ее исполнении, у людей от восторга отнимается язык. Не буду пока называть ее имени. Она получит свою славу, когда выйдет опера. А в каком репертуаре она будет себя показывать дальше — вот это вопрос.

— А кто из известных вокалистов принимает участие в записи?

— Свою партию — роль Каифы — уже записал Иосиф Кобзон, также Лариса Долина, Лена Камбурова очень здорово, а главное, неожиданно, спели, Коля Фоменко поет Коровьева. О нем особо не вспоминают как о хорошем певце, а он на самом деле в прекрасной вокальной форме. В опере задействовано много знаменитых артистов, не только в музыкальных, но и в драматических отрывках. Например, такой великий артист, как Алексей Петренко, произносит всего одну фразу, но так, что, думаю, этот отрывок будут вспоминать еще долго. Но мне бы не хотелось сейчас называть другие фамилии и заранее раскрывать секреты. Так будет интереснее.

— Вы сильно изменили сюжет?

— Почти ничего не менялось. Просто не все герои романа «вместились» в оперу.

— А на сцене опера ставиться не будет?

— Это почти невозможно сделать. У нас люди записывают два-три отрывка и после этого остаются без голоса. Музыкальные партии очень сложные и необычные, они не рассчитаны на то, что человек сможет отдохнуть. Коля, например, сейчас приходит на запись практически каждый день, но работает максимум полтора-два часа.

— А за кого споете вы?

— За Мастера, Воланда и Иешуа. Идея, с одной стороны, вынужденная (так как певцов у нас почти нет) — дескать, Мастер представляет себя как Автор, а с другой стороны — вполне вероятная: некий сумасшедший литератор сочиняет свой роман и видит себя с нескольких сторон...

Никогда бы не уехал из России

— Насколько я знаю, вы никогда подолгу не жили за границей?

— Нет, никогда. Я бывал за границей, порой находился там пару-тройку месяцев. Ближе всего мне всегда были Соединенные Штаты. Эта страна больше всего похожа на нас по нравственному климату.

— Тогда вам, наверное, не нравится, как Задорнов показывает на своих концертах американцев?

— Задорнову один раз здорово ответили студенты на улицах Петербурга. Отвечавшие показали такую тупость и незнание простых вещей, что стало наглядно ясно: и у нас, и в Америке, как, впрочем, и в любой стране, есть развитые люди и есть неразвитые люди. Если бы американцы были такими, как их показывает Задорнов, они бы никогда не построили такую страну. Говорят, что Америку построили приезжие. Ну, так ты сделай такую страну, в которую хотелось бы приезжать! Петра Великого надо вспомнить: при нем в Россию очередь стояла из иноземцев, и от многих из них была польза Отечеству.

— А за что вы вообще любите Россию?

— Сложный вопрос. За что вы любите маму?

— Сложный вопрос…

— Такой же точно. Я думаю, что это связано с языком и некоторыми особенностями русского характера, которые мне по душе. У нас, даже если люди живут грязно и убого, они все равно живут, а не проживают. А в западном понятии жизнь — это последовательное создание комфорта вокруг себя. У людей просто не остается времени на свободу. На свободу общения, на свободу мышления, на свободу даже, если хотите, поступков. «Там» ты далеко не всегда можешь поступать сам с собой так, как тебе захотелось бы. В какой-то степени причина — в религиозных правилах. В католической вере больше самоограничения, а в православии больше свободы. Мне кажется, что именно поэтому православие здесь так и прижилось. Хотя, если честно, я во многом и западник тоже — в том, что касается создания вокруг себя некоего комфорта, в основном, кстати, собственными силами.

Без русской фантазии мир был бы неполным. Русский человек начинает с того, что он отметает все барьеры. И иногда на этом пути рождаются великие открытия. «А почему нельзя? Давай попробуем!» — вот первый вопрос, который задает русский человек. Это один из принципов русского ума. На Западе никогда не поймут, зачем нужно молотком исправлять побитое крыло, когда можно просто выбросить крыло от машины и поставить новое. А в России это понимают, потому что это интересно: было помятое крыло, а я его молоточком выгнул, присобачил на машину и снова поехал. Русскому человеку интересно, например, взять да и самому сделать подводную лодку у себя дома — как раз недавно видел такой сюжет по телевизору. И плавает он на ней: на три метра опускается… Правда, она подтекает, но это неважно. Никому это на Западе и в голову бы не пришло.

Я не строгий. Просто лень бороться

— Ваши дети учились в Англии. Вам не нравится наша система образования?

— Общеобразовательную школу и сын, и дочь окончили в России, уехали только после этого. Но дочка моя выдержала в Англии только два года. Она просто сказала: «Я не могу. Хочу домой». Не понравился ей моральный климат в английской школе.

— Чем?

— То, что считается нормальным для западного студента, для русского человека кажется неприемлемым. Например, там считается нормальным, когда один ученик рассказывает учителю о том, что другой ученик думает, делает или говорит. Вижу, вы тоже качаете головой. У нас это называется стукачеством и считается совершенно невозможным с моральной точки зрения. А там несколько другая культура. Но их нельзя порицать, они так привыкли жить. Мой сын, кстати, тоже с трудом это выдержал. Потому дети сейчас дома и никуда не собираются…

— Вы, наверное, строгий родитель?

— Нет. Я не строгий. Мне просто лень бороться. У каждого из них довольно-таки сильный характер, поэтому проще плюнуть на это. Они сами себя формируют.

— Просто складывается впечатление, что вы суровый человек? Или это не так?

— По отношению к детям — вряд ли. Да и в каком плане суровый? Возможно, такое впечатление обо мне складывается из-за прямоты суждений. Есть вещи, в которых я абсолютно уверен, и если мне пытаются говорить что-то другое, я либо не говорю на эту тему, либо резко отрезаю. Вот и все. Я и раньше-то не отличался особой толерантностью. Сейчас, по крайней мере, я перестал фамилии называть. Мне кажется, что это довольно обидно. У меня есть кое-какой авторитет, и если я о ком-то говорю плохо, то могу повредить карьере этого человека. А мне этого не хотелось бы, поскольку я считаю, что все равно во всем виновата сама публика. Если публика это потребляет, туда ей и дорога. А людям надо деньги зарабатывать, и каждый работает, как может.

— 3 ноября, в свой день рождения, вы даете концерт. Стечение обстоятельств?

— Традиция. Многолетняя традиция. Мне кажется, это правильно. К тому же будет здорово снова спеть с большим русским оркестром.

— А в целом как планируете отметить праздник?

— Да не будем мы никак отмечать. Споем концерт, приедем домой, по рюмке выпьем. Потом, у меня пятого работа, седьмого, так что… Расслабляться нет времени.

Автор: Елена Харо


Предыдущая публикация 2008 года                         Следующая публикация 2008 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Но тут произошло событие, заставившее вспомнить именно о тех милых временах, с которых я начал. Встал певец Градский и сказал, что от имени то ли этики, то ли совести требует, чтобы человек, нанёсший публичное оскорбление, либо извинился, либо вышел вон (тот не вышел, но изобразил что-то вроде извинения). Потому что спорить можно, а оскорблять людей нельзя...... Подробнее




Яндекс.Метрика