Бал у Сатаны в Центральных банях

Музыкант Александр Градский считает многих своих коллег дерьмом, но не говорит, кого конкретно

По материалам: "Московский Корреспондент"

09.04.2008


Александр Градский не считает молодую жену доказательством того, что он молодится
Александр Градский не считает молодую жену доказательством того, что он молодится
Фото: Александр Сергеев

У патриарха русского рок-н-ролла 58-летнего Александра Градского сейчас две головные боли. Строительство Театра Градского и опера «Мастер и Маргарита». Оба «долгостроя» близятся к концу.

– Я разрываюсь. Стоило мне углубиться в оркестровку оперы и немного отойти от театральной стройки, там процесс резко застопорился.

– Небось в ваше отсутствие все разворовали?

– Нет, никто не ворует. У меня с этим все четко. Может, поэтому театр так долго и строится, что работаем на совесть.

Займусь голосами

– Почему опера так долго пишется? Тридцать лет и три года.

– Этого даже я не знаю. Тридцать три года назад я и подумать не мог, что все так обернется. Но сейчас я уже записал почти весь оркестр, осталось наложить пару инструментов и займусь голосами. По сравнению с уже пройденным осталось всего ничего.

– Кто будет петь главные партии?

– Я, кто же? Иешуа, Мастера и Воланда.

– Почему бы вам не спеть еще и Маргариту?

– Я оценил вашу шутку, но хочу объяснить, почему взялся сразу за три партии. Концепция у меня, как у композитора и соавтора либретто (еще один автор – поэт Павел Грушко), такая. У моего Мастера раздвоение сознания, он себя видит и Иешуа, и Воландом одновременно.

Нет баритона

– А идея предложить Воланда Дмитрию Хворостовскому не нашла продолжения?

– Я предлагал, и поначалу Дима заинтересовался. Но потом остыл, говорит, что слишком занят. Ну что делать, я «перепридумал» концепцию, и решил сам Воланда спеть. Если Мастер – автор, то он себя видит как часть света и часть тьмы. И обнаруживает в себе эти черты. Часть света в Мастере – Иешуа, а часть тьмы – Воланд. И Мастер представляет себя то одним, то другим. Не помню, чтобы в опере кто-нибудь такое придумывал. А получилось все вынужденно, потому что хорошего баритона нет, хоть застрелись.

– Так кто же станет Маргаритой?

– Если бы Анна Нетребко согласилась, я был бы доволен.

Почему не в Москве

– Пока Градский затянул долгострой в Москве, Алла Пугачева объявила о том, что построит свой театр песни в Петербурге, на Васильевском острове. Привела своего инвестора, получила поддержку у губернатора.

– Надо же, я не знал. А что же не в Москве? Странно. Если есть свой инвестор, почему не строить в Москве, там, где ты живешь.

– Вот и питерская рок-общественность недовольна. Раньше это место на Васильевском обещали под строительство храма Джона Леннона.

– Ну не знаю. Храм Джона Леннона в Питере – это как-то смешно. Лучше его строить в Ливерпуле, но не у нас.

Да и по поводу частного инвестора я бы не испытывал наивной радости. Все-таки если тебя инвестирует государственная власть (как это ни странно от меня слышать), творческих проблем практически не возникает. Потому что власть тебе как художнику высказывает свое доверие. Они считают, что если ты завоевал любовь людей творчеством, своей жизнью, то это значит, что народные деньги вполне могут быть потрачены правильно. И это справедливо. А вот когда возникает частный инвестор, ситуация всегда сопряжена с его личными привязанностями, вкусами. И это тоже справедливо – человек дает свои деньги, хочет получить то, что ему нравится. У меня было несколько предложений от частных инвесторов, и я все отверг. Хочу сохранить независимость. 

Заменила тусовка

– Зачем вам свой театр?

– Вдруг потеряю голос. А в театре буду ставить спектакли, учить молодежь.

– Если уж мы заговорили о Пугачевой и Градском (вы ведь одногодки, как и Леонтьев, и Боярский), то не считаете ли, что ваше поколение сдало творческие позиции? Нет больших премьер, новых спектаклей, смелых решений. Все это заменила тусовка. В вашем возрасте вполне пора бы подумать о вечном, а вы все стараетесь молодиться.

– Не знаю, у меня такой проблемы нет, я не хочу молодиться.

– Но не только рядом с Пугачевой появился Максим Галкин, но и рядом с вами я вижу очаровательную молодую особу.

– Так мы с Мариной пять лет живем вместе. И до знакомства с ней я не был старым. Конечно, годы могут взять свое, начнешь ходить еле-еле, вот и у меня нога побаливает. Но все от любви зависит, а не от желания омолодиться. Можно полюбить кого угодно.

Педагоги довольны

– Марина чем сейчас занимается?

– Она – выпускница юрфака Киевского университета. Обучалась в телевизионной школе на Первом канале. Была успешной топ-моделью. Теперь учится во ВГИКе, хочет стать актрисой. Педагоги ею довольны.

– Уже снимается в кино и сериалах?

– Пока нет. Но у нее все впереди.

– А у вашего поколения? Извините, но я все о том же.

– Если ты творчески способен на создание чего-то нового, интересного, значимого, то твори, светись, пиарься. А если с творчеством у тебя проблемы, то ей-богу, лучше запить, застрелиться или вообще уйти в бизнес, поменять профессию.

Негр с коробочкой

– Сейчас вы выступаете в Кремлевском дворце съездов, в других престижных залах. Забыли рокерские времена, когда пели в клубах и кафешках?

– Я считаю одним из своих самых памятных концертов тот, где участвовали Зыкина, Магомаев, Пьеха, Высоцкий, Ободзинский, Пугачева, Ротару. Это супершоу случилось много лет назад в Центральных московских банях. Сейчас их снесли. Зрителями были 50 банщиков. Всех нас, звезд-перезвезд, объединила высокая цель – «выбить» пятницу как день, когда будут мыться только артисты. Нас позвали: «Поддержите. Спойте». Когда часа через два этого банного хит-парада все напились, сцену занял вокально-инструментальный еврейский ансамбль, в котором были одни цыгане, недавно выучившие еврейские песни. При этом конферансье объявил: «А сейчас солист ансамбля Вейланд Родд исполнит русскую народную песню «Коробейники»». На сцену вышел улыбчивый чернокожий парень, и концерт превратился в бал у сатаны. Только представьте, негр в еврейском коллективе в бане в центре Москвы голосит «Ох, полным-полна коробушка».

Мне доводилось и в шахте петь. Там тоже сидели человек 50 абсолютно черных, только поднявшихся из забоя шахтеров. И ничего, слушали, хлопали. А с концерта шли прямо в душ и домой.

Не их круга

– У вас такая богатая на события жизнь. Почему до сих пор книгу не написали?

– Ни за что. Меня тут же побьют. Это будет просто кошмар, потому что у меня хорошая память. Такая, что лучше уж не вспоминать. Если напишу все, что помню, а помню я многое, причем абсолютно точно, кто что делал, как, каким образом. Лучше уж ходить молча, с выражением, мол, я все про вас знаю, но лучше не будите во мне писателя. Я считаю их всех дерьмом, но никогда не называю конкретно, кого именно. Поэтому каждый из них думает, что я это думаю про другого. И это всех устраивает.

Они же меня считают человеком не их круга. И не говорят обо мне даже тогда, когда я делаю им что-то серьезное и хорошее. Агузарова в связи с началом карьеры вспоминает скорее Пугачеву, которая надела ей на концерте в «Олимпийском» идиотское голубое платье с белыми носками. Женя Хавтан (лидер группы «Браво». – Прим. авт.), кого я направил на работу в Московскую областную филармонию, где приняли его программу, которую не должны были принять, тоже предпочитает это не помнить. Вот и Аллу Пугачеву я на работу «принимал» в «Веселые ребята» – распевал ее на пианино в гостинице у Илюши Резника.

Такой вот смешной нейтралитет получается. Я их не трогаю, они – меня.

Подруга Рудковской

– Из одного вашего интервью я понял, что вы следите за конкурсом «Евровидение». Что может быть общего у рок-патриарха Градского с этим попсовым конкурсом?

– А я делал для молодой певицы Полины Смоловой аранжировку ее песни. Хорошая девочка из Белоруссии, поет профессионально.

– Так это же та самая певица, которую сейчас продвигает мультимиллионер Виктор Батурин в пику Диме Билану.

– Да, батуринская подопечная. И что с того? Я ее балладу переаранжировал – сделал оркестровку для струнной группы. Песня вышла красивая, вот увидите, она пойдет в народ.

– А выступление «подруги Яны Рудковской» вам понравилось?

– Кого вы имеете в виду?

– Это Батурин так Билана по телевидению недавно назвал.

– Виктор Николаевич – известный острослов. Батурин только на первый взгляд так прост. При ближайшем рассмотрении это человек с большим интеллектом. Мы с ним несколько раз говорили на разные темы, и я удивился глубине его знаний. И бизнесмен он серьезный. Но, соприкасаясь с шоу-бизнесом, Батурин часто валяет дурака.

Политическое значение

– Батурин вам щедро заплатил?

– Мы это обсуждать не будем. Но я никогда не занимаюсь тем, что мне не нравится.

– Почему на Градского упал выбор миллионера? Вы же не Фадеев, не Дробыш.

– В этом все и дело. Хотелось сделать что-то необычное. Результат налицо. На кастинге для очередного «Еровидения» все звучало прилично. Полина пела хорошо, чисто.

– Какое место она заняла?

– Пятнадцатое или шестнадцатое. Но я в эти места не верю. Дозвониться и проголосовать было нельзя, профессиональное жюри тоже вызывало большие сомнения. И вообще конкурс «Евровидение» не имеет музыкального значения. Он имеет политическое значение, и с этим надо смириться. А музыка там – дело десятое.

– Но конкурс этот полюбился россиянам, его смотрят миллионы, болеют, переживают за наших.

– Вот с этим соглашусь и повторю – народ всегда прав. Всегда. Да и красивый этот конкурс, динамичный, такой спортивный. Почему не посмотреть в майскую ночь?

– Зачем все-таки было Билана второй раз посылать на «Евровидение»?

– Я тоже в недоумении. Для действующего артиста это неправильный ход. Он уже там был, занял второе место, получил популярность. Зачем рисковать?

Михаил Садчиков


Предыдущая публикация 2008 года                         Следующая публикация 2008 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

— В «Неформат» ты включил тему «Караул устал», написанную 20 лет назад. В ней есть абсолютно конкретные строки, скажем: «Переполнена лжи обойма, И не пойман за руку вор в Кремле, Потому что не мог быть пойман!?»
— Так что ж? 20 лет прошло, а история всё та же самая. У меня тут на днях Матвей Ганапольский в рамках своего опроса поинтересовался: что будет с Россией через 20 лет? Я ответил: будет то же самое. И его это не очень устроило, как мне показалось.... Подробнее




Яндекс.Метрика