А. Градский:
живя в России, нельзя подражать

По материалам: "Радио России"

30.10.2006 13:00 МСК


Александр Градский
А. Градский
в программе "Виражи времени"
(2006/10/28 14:10).

Чудный, неповторимый голос в три октавы, редкий талант. Много лет назад, когда этот певец был фактически запрещен или, по крайней мере, отстранен от эфира, слушателей, телевидения, автор программы пригласил его в редакцию журнала "Юность", которой тогда руководил.

Статья о певце вышла в журнале; не один человек к тому времени уже понял, что речь идет о гениальном музыканте, которого судьба одарила всем, чтобы стать великим в своем призвании. Прошли годы; избранник не подвел ни свою судьбу, ни Господа Бога, став символом, знамением времени, покорив своим искусством мир. Имя этого человека – Александр Градский, народный артист России; и он – гость нынешней программы.

Он начал свой путь рано, 14-летним подростком играя рок-н-ролл в группе польских студентов "Тараканы", а через два года организовал собственную группу "Славяне" и позже – знаменитое трио "Скоморохи". Рок-н-ролл на русском языке – это было впервые в Советском Союзе. На всесоюзном конкурсе в Горьком в 71-м году ребята из восьми премий забрали шесть; но почему именно рок-н-ролл?

Градский: На самом деле мы не очень думали о том, что именно хотели играть. Нас всех с первых же аккордов, с первых нот взяли в плен "The Beatles", но от подражания до сочинения собственных вещей прошло года два, – больно нам нравилась эта музыка и активная, ритмическая жизнь. Сначала мы просто играли все это, но потом в голову пришла мысль, что, живя в России, нельзя только подражать. И чтобы себя утвердить, нужно, наверное, делать свое. Все это закончилось тем, что я из себя и представляю сегодня...

Что касается стихов – в какой-то момент я понял, что уже можно высказываться самому, если есть умение: я устал объяснять поэтам, что мне нужно. Такая деталь: не всякому поэту, даже очень хорошему, удается понимать вокальную природу жанра. Хотя отдельно от музыки я пишу стихи очень редко, поскольку поэтом я себя все-таки не ощущаю. Когда мне приходит в голову несколько стихотворных строчек, я тут же приделываю к ним музыку, так что в конце концов получается все-таки песня.

– Современная популярная музыка, всевозможные "фабрики звезд", в отличие от "завода, производящего стихи", коим был назван Маяковский, производит жалкое впечатление. Я читал, как в одном из интервью ты "разделал" Верку-Сердючку. Но почему все-таки эти жалкие поделки имеют такой высокий рейтинг?

Градский: Скорее, не ее... не его, вернее; мне непонятен ажиотаж вокруг этого всего. А что касается рейтингов – я не очень в них верю; в звонки, которые были на наш эфир от простых людей, я верю гораздо больше. Рейтинг – вещь все-таки сфабрикованная, он часто определяется в одной и той же аудитории. А потом, существует эффект телевизионного влияния: когда по телевидению это очень часто дается, люди воспринимают его как нечто единственное. Во-вторых, простые до примитивности чувства производят примитивную работу мозга и такое же восприятие; очень часто на такое действие примитива рассчитывают его создатели.

Мне очень жаль людей, которые, идя по пути наименьшего сопротивления, привыкают именно к такой музыке и думают, что ничего иного в мире нет. Когда человеку с утра до вечера забивают голову такой ерундой, в результате человек начинает думать, что ничего другого ему и не нужно... Я все же хотел бы призвать людей остановиться, отойти немного в сторону, послушать что-то другое. Для развлечения – это нормально, можно поплясать, подергаться, но это же несерьезно.

Слушательница: Наше поколение очень любит песню "Как молоды мы были"…

Градский: Скажу откровенно, у меня были довольно странные отношения с комсомолом. С одной стороны, до 14 лет я был комсомольцем, как и все люди, но я по своей природе сугубо антиколлективный человек, который не принимал участия в коллективных действиях и не очень их приемлет. Так получилось, но с самой организацией комсомола у меня никаких особых любовных отношений не было, а вот с людьми, которые в этом комсомоле были и даже руководили, у меня прекрасные отношения. Они теперь уже все совершенно другими делами занимаются.

– Истинными ценителями искусства должны все-таки быть люди высокого вкуса…

Градский: Убежден, что никто не может человеку, рожденному Господом Богом и родителями, запретить самосовершенствование, если человек стремится к тому, чтобы стать более совершенным. Если молодые люди в нашей стране захотят себя немного приподнять над самими собой, им не помешает ни радио, ни телевидение, ни газеты, никто. Важно – захотеть. Конечно, очень трудно захотеть в сегодняшнее время, когда люди борются за выживание, но надо все-таки это делать.

"Мне безразлично, знают меня или нет, – сказал Градский в одном из интервью. – Чем больше меня знают, тем мне сложнее, потому что приходится постоянно быть человеком, приятным во всех отношениях. Если вас интересуют мои недостатки, – это излишняя эмоциональность. В жизни, я имею в виду. Хорошо, когда эмоции проявляются на сцене, – в быту это выглядит иначе. Но, видимо, ко мне уже все привыкли, и очень бы удивились, если бы я вдруг переменился. Надо сказать, что частенько слава о моем плохом характере опережает события..."

В программе в исполнении А. Градского прозвучали:

1. Блюз "Ливни на море" с диска "Хрестоматия".

2. Вокальная сюита "Под сурдинку" на стихи А. Черного с диска "Сатиры".

3. Колыбельная "На рождение дочери" с диска "Хрестоматия".

4. Песня "Как молоды мы были".


Предыдущая публикация 2006 года                         Следующая публикация 2006 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

«Я народ! — образно заявил он композитору Градскому. — И от моего звонка будет зависеть, какой исполнитель поедет на «Евровидение». Но Градский поставил его на место: «Ты не народ. Для того чтобы быть народом, тебе надо прекратить торчать на ТВ и поехать на макаронную фабрику»... Подробнее




Яндекс.Метрика