"Круг второй",
которого можно было избежать

Конкурс по закупке оборудования для Музыкального театра Александра Градского пришлось частично перенести: ряду потенциальных участников потребовалось «особое приглашение»

Михаил АНДРЕЕВ

По материалам: Московские торги (журнал)

№1 2006



Круг второй - Александр Градский
Фото Сергея ФУГЕРМАНА

Когда проводится конкурс на размещение выгодного и престижного заказа, кажется, что поставщики должны буквально наперегонки подавать заявки на участие в нем. Однако есть специфические сферы производства товаров и услуг, в которых предприятия, являясь монополистами, попросту не привыкли к подобным процедурам. К примеру, в процессе закупки сценического оборудования для Музыкального театра Александра Градского организаторы конкурса столкнулись с такой удивительной инертностью потенциальных участников, что торги пришлось на время отложить.

ЛУЧШЕ ПОЗЖЕ, НО ВСЕ СРАЗУ

Незаметно и как-то несенсационно подходит к концу мучительный и сложный процесс, результаты которого должны оказаться весьма значимыми для отечественной культуры. Завершаются строительные и отделочные работы в здании, расположенном на улице Коровий вал, рядом со станцией метро «Добрынинская». Скоро в нем откроется театр под руководством Александра Градского. Остался последний штрих - поставка и монтаж театрально-технологического оборудования. Комитет города Москвы по организации и проведению конкурсов и аукционов провел открытый конкурс на размещение этого городского заказа. Музыкальному театру требовалось звуковое, осветительное оборудование, технологическое телевидение и сценическая механика. В качестве сроков поставки и окончания монтажных работ был определен конец первого квартала 2006 года.


Поскольку было ясно, что одна фирма вряд ли сможет справиться с поставкой и монтажом столь разнообразных устройств, на торги были выставлены четыре лота. Грубо говоря, закупалось «то, что крепится» и «то, на что крепится». Первый лот представлял собой городской контракт на поставку и монтаж механического подъемного оборудования декорационных сцен и авансцены, софитов и штор, проекционного экрана, подъемно-опускной платформы в планшете сцены, а также обустройство зрительских мест в зале. Во второй лот включили поставку и монтаж звукотехнического оборудования микшеров, мониторов, усилителей, микрофонов и системы связи помощника режиссера. Следующий лот предусматривал обеспечение театра светотехнической аппаратурой - прожекторами и светильниками. Последний, четвертый, предполагал закупку и установку системы технологического телевидения, комплекса видеозаписи и монтажа.

К сожалению, конкурс в целом фактически не состоялся: в необходимом количестве заявки были поданы только на поставку звукотехнического и светотехнического оборудования. От фирм, которые могли бы предоставить необходимые системы специальной сценической механики и телевидения, достаточного числа предложений не поступило. Один из участников торгов подал свои конкурсные предложения по всем четырем позициям, но конкуренты ему нашлись только по второй и третьей. В этой ситуации торги по двум лотам, первому и четвертому, были перенесены (согласно пока действующим законодательным нормам, для проведения конкурса необходимо наличие как минимум двух участников), а сроки приема заявок продлены.

По тем же лотам, которые собрали достаточно участников, конкурсные предложения были рассмотрены, но выбор победителя отложен, исходя из того, что вначале следует ознакомиться с заключением экспертной группы. Когда экспертная группа это заключение подготовила, было решено торги по второму и третьему лотам считать состоявшимися. Определили и победителей: ими стали две компании, одна из которых специализируется на поставках звуковой, другая - световой техники.

ИНСТРУМЕНТАРИЙ НЫНЧЕ ДОРОГ

Казалось бы, если есть деньги, а на рынке существуют российские и зарубежные компании, производящие театральное оборудование с необходимыми параметрами, зачем проводить конкурс? Для' чего понадобилась помощь городского Комитета по организации и проведению конкурсов и аукционов? Если бы оснащение театра всем необходимым проводилось на деньги самого Градского или какой-нибудь частной компании, организовывать торги было бы необязательно. Но деньги на закупку оборудования для Музыкального театра Александра Градского, как и на все его строительство, выделены из городского бюджета. Именно поэтому к делу и был привлечен Тендерный комитет.

В какой степени в наши времена большой художник или артист может быть действительно независимым, обходиться без государственной поддержки и не ходить на поклон к денежным мешкам? Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Одному творцу - писателю или поэту - для работы достаточно простенького компьютера с принтером, а то и просто стопки бумаги и дешевенькой шариковой ручки. Зато, скажем, скульптору нужны тонны бронзы или мрамора, кинорежиссеру - десятки артистов, костюмы и декорации, сложная съемочная и световая аппаратура, километры кинопленки, живописцу - выставочные залы.

Тем, кто должен быть услышан своей аудиторией, еще сложнее. Музыканту, например, необходимы концертные залы и опять-таки сложная аппаратура, не говоря уже о рекламе, распространении билетов и прочих элементах «технического инструментария» современной культуры. Всё это, разумеется, стоит денег, и немалых. А потому сегодня на смену зависимости людей творчества от чиновников из «культурных» ведомств пришла зависимость от всеядного и нетребовательного рынка. В этих условиях ответственному художнику чрезвычайно трудно не только сохранить себя, продолжая создавать красоту в своей творческой келье, но и найти выход к широкой аудитории. Те, кто считает, что молодого Александра Градского в советские времена «замалчивали» за «музыку в стиле рок», вряд ли рискнут утверждать, что сегодня его зрелый гений популярен настолько, насколько того заслуживает. Когда талантливый человек создает шедевры, по тем или иным причинам не имеющие коммерческого успеха, они остаются неизвестными широкой публике. Если не найдется выход из этой ситуации.

АРТИСТ И ЗЛАТО

В минувшем году на концерте-бенефисе в Государственном концертном зале «Россия», по традиции приуроченном к очередному дню рождения, Александр Градский с блеском исполнил пятьдесят шесть собственных песен - по числу уже прожитых лет.

Трудно сказать, насколько их исполнение «отделимо» от самого Градского как их создателя, - заметим только, что многие из них, к огромному сожалению, не особенно известны широкой публике. Чтобы создать эти песни, автору было достаточно художественного таланта и вдохновения. А вот для того, чтобы их услышала публика, потребовался один из крупнейших концертных залов страны плюс работа по информационному и организационному обеспечению концерта.

Кроме пятидесяти шести песен, в активе Александр Градского - музыка и песни к сорока шести кинофильмам, три балета, вокальные сюиты, а также несколько рок-опер (от «Стадиона» до пока не записанной на сюжет «Мастера и Маргариты»). А также, помимо бесчисленных эстрадных концертов, исполнение арии Звездочета в опере Римского-Корсакова на сцене Большого Театра, преподавательская работа в Гнесинке. Словом, не подлежит сомнению, что народный артист и лауреат Государственной премии Российской Федерации Александр Градский - незаурядный и разносторонне одаренный музыкант. Но все это не избавило его от необходимости решать столь же сложную, сколь и банальную проблему: чтобы создать свой театр, потребовалось «презренное злато» - деньги, и очень немалые.

ТВОРЕЦ И ЧИНОВНИК

Именно эта проблема в течение почти полутора десятилетий не позволяла Александру Градскому реализовать свой самый масштабный замысел - создать театр современной музыки. Говорят, что артист даже был вынужден резко сократить гастроли, чтобы все свои силы сосредоточить на осуществлении этого проекта, ставшего его любимым детищем.

Дело сдвинулось с мертвой точки только тогда, когда Градскому удалось добиться поддержки идеи создания своего театра со стороны столичных властей. Нужно отметить, что многие деятели искусств в перестроечные годы, восстав против «партийного руководства», выродившегося в некомпетентный диктат, сильно рассчитывали на рынок: мол, талантливый да преуспеет. Жизнь, однако, в очередной раз очень жестко подтвердила справедливость вечной истины о враждебности между миром денег и высокого искусства. Те художники или артисты, кому удалось начать хорошо зарабатывать, фактически прекратили заниматься собственно художественным творчеством, а тем, кто сохранил верность своим идеалам, пришлось уповать на поддержку спонсоров из бизнес-структур. Но деньги, даже очень большие, сами по себе ничего окончательно решить не могут: урегулирование многих вопросов, связанных с работой учреждений культуры, зависит от высокопоставленных государственных чиновников.

К счастью, среди прочих направлений размещения городского заказа в сфере культуры Правительство Москвы щедро ассигнует средства на индивидуальные творческие начинания известных и по-настоящему талантливых артистов. Выяснилось: чиновник все же способен протянуть руку творческому человеку. Городские власти оказывают поддержку Культурному центру Михаила Шемякина, Школе телевизионного мастерства Владимира Познера, киноклубу «Эльдар» кинорежиссера Рязанова, Центру культуры, искусства и досуга имени Аркадия Райкина, который создает сын популярнейшего сатирика Константин Райкин. Александру Градскому тоже удалось добиться внимания со стороны городской администрации: при поддержке Правительства Москвы для создания Театра современной музыки было выделено здание в центре города и начата его реконструкция. Этим зданием оказался бывший муниципальный кинотеатр «Буревестник», построенный знаменитым архитектором академиком Жолтовским.

В 2005-2007 годах из бюджета столицы были профинансированы строительство и реконструкция нескольких крупных авторских проектов театров под руководством Александра Калягина, Олега Табакова, Петра Фоменко, Романа Виктюка, Московского культурного фольклорного центра Людмилы Рюминой. В этот счастливый список попало и Московское театрально-концертное музыкальное объединение под руководством Александра Градского, которому на создание Музыкального театра было выделено 685 млн. рублей. О ходе реконструкции с гордостью говорили и первый заместитель Мэра Москвы, руководитель столичного Стройкомплекса Владимир Ресин, и Михаил Посохин, Заслуженный архитектор России, академик и генеральный директор компании «Мос-проект-2», которая и выполнила необходимые работы. Думается, чувство глубокого удовлетворения от того, что дело идет к счастливому окончанию, испытывает и руководитель столичного Комплекса социальной сферы Людмила Швецова, которая немало сделала для того, чтобы «процесс пошел».

НУЖНО ГРОМЧЕ «ПРОКРИЧАТЬ»

Cейчас реконструкция практически закончена, и фанаты маэстро делятся восторженными впечатлениями от четырех этажей, на которых расположатся, кроме концертного и кинозалов, многочисленные технические студии и службы, аудитории для проведения лекций, мастер-классов и дискуссий. Работа запланирована большая. Александр Градский предполагает, что в театре раз в два-три года будет ставиться новый спектакль, появится современный мюзик-холл. Из «дополнительной программы» предполагаются эстрадные концерты, показ тематических фильмов.

Человек, который строился или делал капитальный ремонт своего жилья, знает: чем ближе этот, как кажется, бесконечный процесс к завершению, тем сильнее раздражает любая отсрочка. В этом смысле перенос конкурса по «финальной» закупке оборудования для Музыкального театра Александра Градского не может не огорчать всех, кто ждет его открытия. Тем более что, по мнению самого Градского, именно современное сценическое оборудование, звук и встроенная аппаратура для телесъемки должны стать главными техническими плюсами новой площадки.

Почему же произошла досадная задержка? Отчего на конкурс, который является необходимой процедурой размещения городского заказа, не поступило достаточного количества заявок по всем лотам? Может быть, денег было мало на кон поставлено? Отнюдь: стартовая стоимость первого лота составила $2 млн., второго - $641,3 тыс., третьего - $1,4 млн., четвертого - $925,01 тыс. Всего выходит около пяти миллионов «американских рублей» -более чем солидно! Кроме того, следует учесть, что поставки в учреждение культуры, которым руководит артист, широко известный не только в своей стране, но и во всем мире, - дело весьма престижное. Так что же,, потенциальные участники не захотели связываться с конкурсом, тратить усилия на подготовку предложения и формирование необходимого для участия в торгах пакета документов?

Дело, конечно, не в этом, а в некоторых тонкостях закупки оборудования для учреждений культуры, точнее - в структурных особенностях соответствующего сектора рынка. Как объяснил один из крупных специалистов по явным и тайным пружинам шоу-бизнеса Евгений Суслин, поставщиков звуковой техники и осветительного оборудования для сценического использования достаточно много, конкуренция между ними высока. Поэтому им приходится «шевелиться», активно искать покупателей, в том числе внимательно отслеживать информацию о закупочных торгах, Изготовителей же сценической механики и специфического театрально-концертного телевидения, специальных систем видеозаписи и монтажа гораздо меньше. В их среде монополизм развит в гораздо большей степени: эти компании привыкли к традиционным хозяйственным и деловым связям, и, как правило, не считают необходимым тратить время на отслеживание извещений о предстоящих конкурсах.

Наверное, конкурс на поставку и монтаж театрально-технологического оборудования для Музыкального театра под руководством Александра Градского вполне мог бы не знать недостатка в заявках и успешно состояться. Надо было только, чтобы ему предшествовала массированная кампания в прессе или, возможно, письменные приглашения потенциальным участникам, а еще лучше - личные звонки руководителям компаний. Вот так «от противного» подтверждается старая истина о важности информационного обеспечения торгов. Нужно просто как можно громче о них «прокричать», потому открытые конкурсы - дело публичное, открытое и прозрачное.

Решение же перенести торги по части лотов было совершенно правильным, и думается, что их организаторы сделают всё необходимое, чтобы успешно довести дело до победного конца.

Перенесенные торги по закупке оборудования для Московского театрально-концертного музыкального объединения обязательно должны пройти успешно, победители — поставить и смонтировать аппаратуру в установленные сроки, а бывший кинотеатр «Буревестник», а теперь Музыкальный театр под руководством Александра Градского, — поскорее открыть свои двери для публики. Возможно, данная публикация внесет свою лепту в дело информационного обеспечения отложенного конкурса.

КОММЕНТАРИЙ

Александр ГРАДСКИЙ, художественный руководитель Московского театрально-концертного музыкального объединения: «ТОРГИ ВСЕ РАВНО СОСТОЯТСЯ, НО ВЫПОЛНЕНИЕ РАБОТ ЗАТЯНЕТСЯ...»

Торги пришлось перенести по нескольким причинам. Когда делали техническое задание, все особенности оборудования я прописывал лично, под индивидуальный проект, потому что отлично знаю, какие характеристики нужны для нашей работы, что и почем есть на рынке. Ровно столько, сколько нужно для закупки оборудования, я прописал в задании, а городская казна выделила мне в точности, сколько просил. Известно, что мрамор на рынке можно купить по разной цене -до нескольких сотен долларов за квадратный метр. Некоторые стараются дополнительно заработать: когда город выделяет им деньги, завышают расценки на работы и поставки, а «навар» делят. Если не сами художественные руководители, которые не обязаны разбираться в хозяйственных тонкостях, то те, кто при них ведет закупки. Играть в эти игры считаю ниже своего достоинства.

Может быть, поэтому реконструкция здания театра и строительные работы, которыми я занимался, длились дольше, чем могли бы, почти десять лет. Отсюда же, не исключаю, возникли трудности и с проведением тендера по закупке оборудования для театра. Возможно, фирмы, которые любят легкие заработки, увидели, что никакой сверхприбыли от поставок оборудования для нашего театра не получат, и не стали тратить время на участие в конкурсе. Я думаю, что компании, участвующие в закупочных торгах на бюджетные средства, должны, соблюдая свою выгоду, учитывать социальную значимость того или иного проекта. Когда коммерческая организация выделяет средства на новый проект, она рискует только своими деньгами, мы же деньгами налогоплательщиков, что повышает моральную ответственность.

Недоработки присутствовали и на нашем тендере: в условиях были прописаны поставка оборудования и монтаж, но один из претендентов прислал заявку только на поставку оборудования. Получается, что любой человек может сыграть роль посредника: найти оборудование по Интернету и заказать его вместе с доставкой, на этом получить деньги, а зачем тогда связываться с монтажом, ведь это сложный производственный процесс.

Не могу не заметить, что организация, которая проводила торги, могла бы побеспокоиться о том, чтобы набралось нужное количество участников. Ну и что, что монополизм среди производителей механики и телевизионных систем для театральных сцен высок, реально есть две-три отечественные компании, которые этим занимаются. Но организаторы-то тендера заранее видели, что по двум лотам подано только по одной заявке. Почему сами ничего не сделали, не сообщили заранее? Я как член тендерной комиссии прихожу на торги, а нам говорят: по двум лотам заявка одна, торги не состоятся, придется переносить. Неужели нельзя было найти фирмы, которые могли бы принять участие в тендере, и пригласить их? В конечном счете торги состоятся, но выполнение работ затянется...


Предыдущая публикация 2006 года                         Следующая публикация 2006 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

...а прошедшей осенью вдруг увидела целую череду восторженных откликов на первые два выпуска «Голоса«, включила ОРТ и поняла, что вот теперь буду смотреть, не отрываясь. А то, что без Градского не было бы того «Голоса», который смотрели миллионы, — факт.... Подробнее




Яндекс.Метрика