Человек из телевизора

Программа о телевидении и телепередачах
с обозревателем газеты «Известия» Ириной Петровской

Ведущие: Алексей Венедиктов
Гости: Ирина Петровская

По материалам: Эхо Москвы"

Суббота, 29 Октября 2005



Человек из телевизора - Александр Градский

А.В.: 11 часов 10 минут. Ирина Петровская в студии. Ир, доброе утро.

И.П.: Доброе утро.

А.В.: Как вам повезло, уважаемые слушатели, как вам повезло. Дело в том, что я последнюю неделю вообще почти не смотрел телевизор. Поэтому я вас оставлю наедине с Петровской, имея в виду прежде всего, что пейджер ваш – 961-33-33 для абонента «Эхо Москвы». Телефончик, Ирина Евгеньевна, телефончик – 203-19-22 – пособачиться с утра пораньше с нашими слушателями.

И.П.: Нет, я утром не умею.

А.В.: Да. А вы заставьте ее, уважаемые. 203-19-22.

И.П.: Уважаемые, не надо. Собачиться не будем.

А.В.: Заставьте.

И.П.: Давайте наоборот.

А.В.: Это мы увидим, увидим. Мы говорим о событиях недели по телевидению. Начну с пейджера. У меня к тебе нет вопросов, потому что у меня…

И.П.: Хорошее начало. Может, я это, пойду?

А.В.: Один вопрос ко мне есть. Борис спрашивает: «Венедиктову», - вот любят наши слушатели «Венедиктову», да, я такой. «Когда будет показан по ТВ концерт, посвященный 15-летию «Эха Москвы»?» Борис, это и будет решать канал СТС. Это я, парень, не знаю. Я знаю другое – что мы сделали аудиоверсию вот этого концерта. Ир, ты была, да?

И.П.: Да.

А.В.: Мы сделали аудиоверсию. Она занимает 3 часа эфирного времени из четырех.

И.П.: Это на Новый год можно.

А.В.: Ни фига.

И.П.: А, раньше?

А.В.: В этот четверг – перед освобождением Москвы от поляков, 3-го числа перед новым праздником.

И.П.: А, да, праздник же у нас же народного единения.

А.В.: Вечером дадим Алексею Воробьеву отдохнуть. Концерт, аудиоверсия нашего концерта начнется в 20 часов, продлится в 21 и в 22. Вот 3 часа.

И.П.: Я считаю, что очень достойно встретим праздник народного единения.

А.В.: Встретим праздник Новый год. Объединимся с народом. Так что, Борис, а по СТС мы, конечно, вам сообщим. Значит, это практически передача «Особое мнение Ирины Петровской» сейчас будет, потому что только телефон и пейджер. У меня нет вопросов. А, есть еще один вопрос, пришел, Ира, тебя спросили по Интернету. Я напомню нашим слушателям, что на нашем сайте можно задавать вопросы до передачи. Вот во время нельзя, а до – можно. Там был вопрос, посмотрели ли вы, наконец, на DVD Лунгина о мертвых душах. Вот это вот?

И.П.: Нет, на DVD я не посмотрела,..

А.В.: Вышло, вышло, вышло, вышло.

И.П.: …я посмотрела когда…

А.В.: А ты вышла, да?

И.П.: Нет, я не вышла, я смотрела.

А.В.: Ах, это вышел DVD, извини.

И.П.: Вот я не выходила, я смотрела. И, по-моему, довольно подробно отчиталась о своих впечатлениях перед нашими радиослушателями.

А.В.: У меня позитивное, а DVD, DVD вышло – можете покупать.

И.П.: Я не знаю, от DVD может быть позитивное впечатление.

А.В.: Нет, я смотрел по телевизору.

И.П.: В общем потоке, мне показалось, что как бы ребята перемудрили.

А.В.: А я тебе могу сказать, когда Лунгин располагается между Пьяных и Павловским, оно кажется, что перемудрили. Потому что те ребята простые, а Лунгин - не простой.

И.П.: Нет, ну, мы, знаешь, давайте оценивать произведение по законам жанра, в котором оно создано.

А.В.: Нет, что значит закон жанра? Оно же в контексте нашей жизни.

И.П.: Ну, не до такой степени в контексте, чтобы это сравнивать с Павловским и Пьяных.

А.В.: Хорошо. Ну, вот, народ завелся сразу.

И.П.: Кстати, я отмечу позитивный факт, мной отмеченный, потому что мы об этом говорили сразу же, как только вышла программа Глеба Павловского «Реальная политика». Мы говорили о том, что вот эта такая седая небритость, как бы небрежная, она, ну, то есть как бы стильная, она создает впечатление, что человек не брился 8 дней, и вот седая именно щетина…

А.В.: И так каждый день – 8 дней.

И.П.: …она как-то очень неряшливо смотрится. И вот я смотрю последний выпуск, и я вижу, что Глеба Олеговича побрили, или он побрился.

А.В.: Ну, наконец, ну, слава тебе, Господи. А я уже переживал.

И.П.: А так стали давать титры. Поэтому есть определенный сдвиг – видишь, прислушиваются.

А.В.: Кстати, в свое время я поинтересовался, почему покойный Ясир Арафат был всегда небрит. Реально у него всегда была 8-дневная щетина, как ты говоришь. И мне объяснили егойные друзья и охранники, что у него была такая болезнь кожи, ну, раздражение очень при бритье возникало. И поэтому вот его подстригали на 8-дневную щетинистость.

И.П.: Нет, ну, мы более близкие примеры брали, потому что Ясир Арафат…

А.В.: А, извини.

И.П.: …все-таки, слава тебе, Господи, не вел передачу.

А.В.: Да, но зато он мелькал не чаще Глеба Олеговича, на самом деле.

И.П.: А мы брали более близкие примеры – небритость Парфенова, как…

А.В.: …стиль. Стиль. Это стиль.

И.П.: … одна из разновидностей, один из признаков стиля. Но это делается – даже есть слово какое-то такое – и делается специальной машинкой в парикмахерской.

А.В.: Есть у меня такая машинка. Мне Пархоменко дарил.

И.П.: Тебе тоже не пойдет. Потому что у тебя тоже, извини меня, седая щетина.

А.В.: Да она у меня лежит, законсервированная.

И.П.: Седая. Не пойдет.

А.В.: У меня борода, у меня не щетина.

И.П.: Ну, борода, я говорю, ну, а если ты будешь отпускать вот такую трехдневную щетину, то она тебе не пойдет и будет выглядеть, как просто…

А.В.: Я попробую на Матвее. Я сам не смогу.

И.П.: Давай, между прочим, посмотрим тогда.

А.В.: Посмотрим, как у Ганапольского будет. Смотри, Ольга Сергеевна спрашивает: «На Первом канале идет новая программа «Судите сами». И расскажите, пожалуйста, чем эта программа по задумке должна отличаться от программы Сорокиной «Основной инстинкт». Ольга Сергеевна, по-моему, очевидно.

И.П.: Ну, дело в том, что по задумке она отличается, в первую очередь, от «Основного инстинкта» тем, что там ведущая не Светлана Сорокина, а Максим Шевченко – совершенно другой человек с другим внешним…

А.В.: Это точно другой человек?

И.П.: …обликом, темпераментом, не говоря уже о поле и т.д. Программа «Основной инстинкт» закрылась, как говорит Эрнст, по обоюдному согласию, поскольку не пришли так к общему знаменателю ведущая и руководители канала, как ее развивать. Он говорил о том, что Светлана хотела ее развивать больше в политическом направлении, а канал в такую социалку ее тянул. Здесь это, ну, все ток-шоу похожи, все – большинство ток-шоу мира похожи друг на друга. Все отличие в том, как держит себя ведущий, как он умеет направлять разговор…

А.В.: Ну, технология тоже.

И.П.: …и кого он… Ну, здесь на самом деле много ведь таких внешних признаков – действительно, и студия та же явно, и так же тема написана. Мне, например, пока, я с интересом…

А.В.: Это другое, это другое ток-шоу, Ольга Сергеевна. Оно другое просто.

И.П.: Ну, как, естественно.

А.В.: Чем похож фильм «Основной инстинкт» на фильм «Доживем до понедельника»? Тем, что это кино.

И.П.: Тем, что оба – фильмы.

А.В.: Да.

И.П.: Мне, кстати, нравится Максим Шевченко. Мне кажется, что он достаточно перспективный ведущий, потому что в нем есть такой драйв, в нем есть, может быть, иногда больше, чем нужно пока что, злости и агрессии, пока больше, чем нужно, стремления самому говорить, чем слушать часто. Потому что этот эффект – мы уже вспоминали об этом – когда человек привык выступать экспертом и солистом, то ему довольно сложно перейти на некую, как ему кажется, подчиненную роль разводящего во время эфира.

А.В.: Разводящее-подводящего, да.

И.П.: Но в целом в связи с тем, что у нас все-таки действительно осталось довольно мало таких программ, которые обсуждают какие-то достаточно важные для общества вопросы, я считаю, что это сам по себе факт позитивный, что это шоу появилось, ток-шоу…

А.В.: Да, мне очень интересно Оксана пишет: «Максим Шевченко сказал, что передача Павловского для интеллектуалов. Странно представляет себе Максим Шевченко интеллектуалов».

И.П.: Максим Шевченко интеллектуал?

А.В.: Нет, Максим Шевченко сказал, что передача Павловского – для интеллектуалов.

И.П.: А, нет, ну, дело в том, что я думаю, что, может быть, он сказал даже не про передачу, а про самого Павловского,..

А.В.: О, Господи.

И.П.: …который, в общем, принадлежал все-таки в известной степени к интеллектуалам до тех пор, пока он не стал делать как раз программу не для интеллектуалов, а для тех, кому нужно разжевать и положить в рот некие готовые установки, которые просто необходимо проглотить, не задумываясь. Есть некоторое количество людей в нашем обществе, которые нуждаются именно в таком виде телевизионной коммуникации.

А.В.: Ну, наверное, он для таких интеллектуалов, как наша слушательница Оксана. Одевай, Ир, наушники. Оксана, не плохо ли букварь прочитать сначала?

И.П.: Ну, чего вдруг на Оксану взъелся?

А.В.: Не знаю. Я ничего не взъелся. Просто даю совет позитивный. Очень позитивный, в хорошем настроении. 203-19-22 – напоминаю, Ирина Петровская. Кстати, очень неплохо идет «Охота на изюбра».

И.П.: Уже прошла.

А.В.: Я хотел сказать, я рейтинги посмотрел.

И.П.: Да, она очень хорошо, с хорошим рейтингом прошла.

А.В.: 203-19-22 – телефон прямого эфира. В основном ваши вопросы. Алле, здравствуйте, вы в прямом эфире. Алле.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день, Алексей Алексеевич.

А.В.: Здрасте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Альбина Андреевна. Появилась безобразная реклама на какое-то средство для мытья унитазов. И там показывают по телевизору такое безобразное существо, и говорит таким ужасным голосом, что дети боятся, если они это вдруг видят. Нельзя ли это отменить?

И.П.: Я видела, Альбина Андреевна.

А.В.: А я не знаю, что это за реклама.

И.П.: Действительно, это отвратительно. Там вылезает некое такое анимационное…

А.В.: У меня специалист по рекламе – ребенок, который смотрит все ролики и вызывает меня, если что-то новенькое.

И.П.: Ну, вот ты теперь следи, потому что ребенок может действительно запросто испугаться…

А.В.: Серьезно?

И.П.: …потому что там вылезает такое мультипликационное, ну, анимационным путем сделанное существо, отвратительнейшее – какая-то…

А.В.: Все запомнили. Все говорят, да.

И.П.: …микроб, и, мерзко лыбясь, что-то говорит такое. Ну, вообще, на самом деле рекламы средств от унитаза, если они сделаны в такой прекрасной натуралистической манере, они, конечно, вызывают совершенное отторжение и просто мерзостное ощущение, особенно если ты сидишь в этот момент и что-нибудь ешь, например, за столом, и тебе показывают, как из унитаза вылезает вот эта непонятная мерзость.

А.В.: …Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой…

И.П.: Нет, у меня другая ассоциация.

А.В.: …выбегает умывальник…

И.П.: Со словом «гардероб». «Как из гардеропа,..» - помнишь тоже там было? Ну, в общем, мерзейшее, я согласна. Тут все дело, мне кажется, во вкусе людей, которые размещают это. Мы однажды…ну, я разговаривала тогда еще с Михаилом Лесиным – министром и спрашивали, от кого, собственно, зависит вот это вот размещение роликов, которые бывают иногда за гранью – пошлыми, мерзкими. Он сказал, что это дело вкуса, конечно, канала, потому что рекламодатель и рекламщики, которые это делают, - это одно, но конечный продукт размещают вещатели. И, конечно, они должны смотреть еще и за тем, чтобы это было, ну, мало-мальски как-то эстетически пригодно для потребления.

А.В.: 203-19-22 – с рекламой разобрались.

И.П.: Хотя понятно, конечно, что в унитазе не найдешь какую-нибудь красавицу, только чудовище. Но как-то можно…

А.В.: Представляешь – из унитаза русалка появляется? Все дети кинутся туда – не годится. Видимо, жанр такой. Алло. Здесь у нас сорвалось. Ах, сорвалась – это называется. Алло, здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Ольга Дмитриевна. Вот какой вопрос хочу вам задать. Еще не состоялась передача про…

И.П.: Про что, простите? ОЛЬГА ДМИТРИЕВНА: Про людоедов. По НТВ.

А.В.: Я не знаю, а что это за передача.

И.П.: А она должна?

ОЛЬГА ДМИТРИЕВНА: Заявлено – «Криминальная программа».

А.В.: Так.

ОЛЬГА ДМИТРИЕВНА: Показывают, как в мясорубку пропускают человеческое мясо, мозги, что-то там еще…

А.В.: Че-то не видел ни разу. Спасибо.

И.П.: Нет, ну, как, был такой, кстати, сюжет в одной из программ «Намедни» - последней, по-моему, предпоследней, где рассказывалось…

А.В.: Был, у Парфенова. Да.

И.П.: …о каннибалах. И как раз сидел такой человек, который уже осужден за каннибализм, и рассказывал, как и чем отличается мясо по вкусу человеческое от куриного. Это было, конечно, отвратительно совершенно. Это, к сожалению, оказался такой финал – в том числе и такой, кстати, – у «Намедни». И было понятно, что «Намедни» ищет каких-то новых путей для привлечения зрителей. Ну, вот, видимо, канал НТВ, следуя заветам, значит, учителя, пошел дальше и теперь всю программу посвятит людоедам. Там есть это направление…

А.В.: Но ведь в жизни это есть.

И.П.: Послушай, в жизни очень много, чего есть…

А.В.: Ну-у.

И.П.: …и я совершенно не уверена, что об этом нужно опять же вот в такой натуралистической форме рассказывать.

А.В.: Нет, ну, это вопрос уже формы.

И.П.: Нет, послушай, а что, скажи, это очень интересно – смотреть людям про людоедов? Или кому? Или людоедам это интересно смотреть? Я не понимаю, потому что есть совершенно откровенные патологии, которые – пусть знают про них специалисты, пусть в какой-то общей форме…

А.В.: Спорно.

И.П.: …я думаю, знают и остальные люди. Но для того, чтобы эти страшилки и ужастики показывать людям, мне кажется, это нужно тысячу раз взвесить, потому что всегда здесь есть и проблема вкуса, как правило…

А.В.: Спорно.

И.П.: Нет, не спорно. Не скажи.

А.В.: Проблема вкуса – это вообще спорно.

И.П.: Это все такие патологические вещи, которые не обязательно должны доходить до открытого массового эфира по общим интересам. Потому что из этого складывается довольно страшная и мерзкая жизни. Вот если бы нам давали еще другую картину, может быть, было бы…

А.В.: Дают же другую – не только же про людоедов все. Ну, прекрати.

И.П.: Послушай, есть такая целая линейка на канале НТВ, это чрезвычайные происшествия и в некоторых иногда случаях еще и программа «Профессия – репортер».

А.В.: «Дорожный патруль».

И.П.: Нет, я говорю сейчас именно про НТВ. И там уже, ну, какую только патологию не осветили. Там уже и дети, которые растут как Маугли, и чего только там не было, и маньяки, разгуливающие по улицам. Это все очень привлекательно для журналистов и репортеров, в этом направлении работающих. Но это, на мой взгляд, требует особого какого-то умения, если об этом говорить.

А.В.: Ну, умения.

И.П.: И очень дозировано это должно быть все.

А.В.: Видишь, наши слушатели под влиянием людоедов пишут мне: «Алексей Алексеевич, куда вы дели Лямзину, Ларину и Пуш?» Съел.

И.П.: (смеется). Нет, ну…

А.В.: Нет, ну, видишь, ну, что это такое?

И.П.: Не знаю про Лямзину, а третий там кто?

А.В.: Пуш.

И.П.: А что касается Ксении Лариной – не слушайте, товарищи, мы не дали ее съесть Алексею Алексеевичу – людоеду. Она уже появится буквально в ближайшие дни, вернувшись из…

А.В.: Завтра.

И.П.: А, тем более. Ну, я боюсь так, знаешь, сразу – завтра.

А.В.: Ну, мы про людоедов. Завтра, завтра. Про людоедов. 203-19-22. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Леонид. Я из Екатеринбурга. Ну, Алексея Алексеевича бесполезно спрашивать…

А.В.: Абсолютно.

ЛЕОНИД: …поскольку он признался, что он телевизор не смотрел на этой неделе. Спрошу Ирину Евгеньевну.

А.В.: Пожалуйста.

ЛЕОНИД: Вы смотрели последний фильм Николая Сванидзе «Исторические хроники»?

И.П.: 41-ый год?

ЛЕОНИД: Да.

И.П.: Смотрела.

ЛЕОНИД: Вот вам не показалось достаточно странным, на мой взгляд, смешение, вот эта эклектика – с одной стороны история, с другой стороны, безумно любимый мною Константин Симонов? И получилось, что это фильм и не об истории, и не о литературе, и не о стихах, и не о Симонове, и не о Серовой.

А.В.: А, может быть, он вообще думал о другом?

И.П.: Нет-нет-нет. Леонид, скажите, а вы регулярно смотрели исторические хроники или это первый раз?

ЛЕОНИД: Да, да, да. Ну, предпоследний фильм – там тоже было много Симонова, но там как-то все-таки не так…

И.П.: Ну, вот если вы заметили…

А.В.: У каждого свой Симонов, я бы сказал так. Пожалуйста, Ир.

И.П.: …Если вы заметили, каждую серию вот из этого цикла «Исторические хроники» - а уже идет какая, он начал с начала века – Сванидзе делает через конкретную персону, которую он считает наиболее значимой вот для этого конкретного года этого столетия. Поэтому для меня не было ничего неожиданного и необычного в том, что здесь в какой-то степени, даже не в какой-то, а в очень большой степени, герой – Константин Симонов. Да. И именно это принцип показа у Николая Сванидзе – не просто история этого года, а история еще в преломлении через жизнь, судьбу, в данном случае произведения писателя Константина Симонова, даже не писателя, а фронтового корреспондента в большей степени. Поэтому не знаю, нет, мне не показалось, что здесь был какой-то перекос или неравные части.

А.В.: И вообще, Леонид, все-таки, все-таки у каждого свой Симонов, у каждого свой Сталин…

И.П.: Нет, ну, я поняла, что имеет в виду Леонид, что - либо рассказывай историю этого года…

А.В.: Да почему – либо? Есть автор. Почему – либо?

И.П.: Да, я и говорю, что у него этот подход, он не случайный, это из серии в серию. Может быть, Леониду здесь показалось, что какой-то баланс нарушен. Честно скажу, мне так не показалось.

А.В.: «Где можно найти программу Шевченко? Просмотрел всю программу ТВ, не нашел», - спрашивает Алексей Иванович.

И.П.: Она выходит вторую неделю подряд выходила на Первом канале в 00:00 по четвергам. Два четверга подряд.

А.В.: «Ты смотрела новую передачу Гордона?» - спрашивает Елена.

И.П.: Я смотрела новую передачу Гордона.

А.В.: Можно без упоминаний великой радиостанции? Про передачу только?

И.П.: Про передачу – пока я не поняла, мне показалось…

А.В.: Пропустим. Давай, три передачи посмотришь – расскажешь?

И.П.: Нет, ну, почему – я посмотрела…

А.В.: Давай.

И.П.: Это такая дискуссия о том, что кажется Александру Гордону очень важным. И действительно вопрос территориальной целостности России – с чего начали – очень важный вопрос, но пока я, честно говоря, запуталась в структуре этой программы. Как ты знаешь, программа – это я тебе говорю, Леш…

А.В.: Да.

И.П.: …называется «Гордон – 2030».

А.В.: Да я знаю, я читал.

И.П.: Это прогнозы, попытка найти некую идею, пути развития для России 2030-го года.

А.В.: Ну, наверное, вот это передача для интеллектуалов, а не Павловский, скорее.

И.П.: Ну, если говорить о том, что вообще что-то есть для интеллектуалов, то, конечно, это в большей степени для интеллектуалов.

А.В.: Так что, Оксана, вам это не смотреть.

И.П.: Нет, и Оксана будет смотреть, если…

А.В.: Не будет Оксана это смотреть.

И.П.: …ей нравятся такого типа программы – дискуссионные и если ей нравится конкретный Александр Гордон. А дальше будем смотреть, какие еще темы будут обсуждать. У меня не очень…

А.В.: Подожди, я всегда смотрю три программы, а потом высказываю свою точку зрения. Я так как-то по одной программе…

И.П.: Нет, ну, бывают случаи, бывают действительно, когда понятно и с первого раза. Ну, вот скажем, «Реальная политика», кроме того, что Павловского побрили и стали давать титры, пока она как бы не… то есть, вернее, оправдала… развитие ее оправдывает вот ту реакцию, которая случилась сразу на первый же ее выпуск.

А.В.: Ну, Бог с ним, пошли дальше. 203-19-22. Там, что слушатели спрашивают, на то и отвечаем.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день.

А.В.: Алло, здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Татьяна. Уважаемый Алексей Алексеевич…

А.В.: Алексея Алексеевича здесь нет, Татьяна, извините, я вас выключил. Здесь есть Ирина Евгеньевна. Я в данном случае модератор.

И.П.: Ну, может быть, Оксана хотела через тебя, Татьяна, точнее, обратиться ко мне…

А.В.: Не надо через меня. Напрямую. 203-19-22. Не хочу. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

А.В.: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, Ирина Евгеньевна.

И.П.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Маша.

А.В.: Да, Маша, пожалуйста.

МАША: Я бы хотела услышать ваш комментарий на программу «Человек из ящика».

А.В.: Человек?

МАША: «Человек из ящика».

И.П.: Да, есть такая программа.

А.В.: Что-то я даже не знаю. Спасибо, Маша. Что такое программа «Человек из ящика»?

И.П.: Она появилась на канале ТВЦ. Ее делает АТВ.

А.В.: Я чего-то не видел.

И.П.: Ну, потому что она вышла – первый выпуск был с Владимиром Познером, в конце прошлого сезона он вышел.

А.В.: А-а, слышал, да.

И.П.: Сейчас…

А.В.: Она возобновилась?

И.П.: Она возобновилась, да, буквально там тоже два или три выпуска. Вот я вам скажу, что я, кроме Познера, к сожалению, тоже не видела пока других выпусков. То, что было тогда с Познером, мне показалось, что из этого может проявиться в дальнейшем достаточно забавная передача, потому что там были и элемент пародии, и некоторые насмешки над телевизионным чванством, телевизионным апломбом и т.д. Потом я видела, что там были герои, но вот где-то я была в отъезде. К сожалению, говорю еще раз, вот последующие выпуски пока не видела. Ширвиндт был, Градский. Если они сохранили ту же форму – там достаточно она игровая, и поэтому от гостя, конечно, требуется не быть зверино серьезным, а как-то соответствовать и…

А.В.: Зверино серьезным…

И.П.: …реагировать. Ну, вот я думаю, Ширвиндт это вполне мог такой линии поведения придерживаться. Не знаю, как Александр Градский. В любом случае еще посмотрю. Потому что вот первую программу…

А.В.: А почему «из ящика»? Почему Градский в ящике?

И.П.: Ну, ящик имеется в виду телевизор.

А.В.: Ну, почему Градский – телевизор, Градский, по-моему, по улице ходит?

И.П.: Я тоже думала вначале, что это будет программа с телевизионными персонажами про телевидение. Теперь я поняла, что принцип – это человек, которого, в общем, показывают в ящике.

А.В.: Любого человека показывают в ящике.

И.П.: Ну, не любого, а любого публичного и известного показывают – в этом смысле.

А.В.: А, понятно. То есть, сейчас они уйдут в шоу-бизнес. А вот типа Сергея Миронова или Рашида Нургалиева – это вряд ли, хотя их и показывают в ящике.

И.П.: Ну, знаешь, название, на самом деле позволяет и Миронова, и Нургалиева при случае позвать. Другой вопрос, как они будут реагировать на всякие приколы? Это может быть тоже забавно.

А.В.: Хорошо. Не видел. Я только напомню нашим дорогим слушателям и дешевым, у нас тут есть немного дешевых, которые сейчас на пейджере слюной брызгают, что у нас сегодня Владимир Познер у Светланы Сорокиной в прямом эфире после 20 «В круге света». Поэтому вы свою дешевку-то сбросьте. С Владимиром Владимировичем так дело не пройдет. Понятно говорю?

НОВОСТИ

А.В.: Итак, у нас Ирина Петровская. Задаю вопрос от Дениса. Напомню, что это в основном мнение Ирины Петровской. Денис спрашивает: «Мне очень нравится программа «Большие гонки» с Дмитрием Нагиевым. А вам?»

И.П.: Ну, я не могу сказать, что я большой фанат «Больших гонок».

А.В.: Вот и Александр про это спрашивает.

И.П.: Нет, не фанат. Но любопытно смотреть, потому что это как соревнование, разные популярные люди участвуют, команды. Довольно забавно бывает. Но опять же повторю, что это как бы, ну, не совсем моя программа.

А.В.: А можно ли сказать, вот прошел месяц – это в Интернете был вопрос – можно ли сказать, что стало действительно позитивным явлением в телевидении для тебя? Вот месяц прошел, сентябрь. Ну, начало сезона.

И.П.: Да, я понимаю.

А.В.: Вот такое новое позитивное.

И.П.: Ну, пожалуй, я бы отметила как некоторое, может быть, направление, которое, мне показалось, вот сейчас начинает появляться, все-таки потом посмотрим, в какой степени это имитация, а в какой степени все-таки попытка восстановить дискуссию – вот появление вот этих дискуссионных…

А.В.: Шевченко, да?

И.П.: …"обсуждательных", если можно такое слово употребить…

А.В.: Называй их.

И.П.: Да, Шевченко – «Судите сами», тот же самый Гордон «2030» - ну, вот это Первый канал. И для меня важно, что это на Первом появляется, потому что, как мы знаем, в последнее время канал старался избегать этого направления.

А.В.: Но это все в 0 часов. Обе программы, я напомню.

И.П.: Плюс еще, конечно, возобновление «Школы злословия» в некоем…

А.В.: Да, тут про Дондурея нам пишут.

И.П.: В новом – в каком смысле формате? Присутствие в другие дни в другое время обязывало программу все-таки учитывать такой массовый вкус. Уход программы на 00 часов 20 минут позволяет теперь делать именно продукт для, вот как кто-то уже высказался, для достаточно интеллектуальной публики. И это очень важно, когда программа имеет конкретный адрес и конкретного адресата – то есть не нужно заигрывать, не нужно адаптировать, не нужно специально облегчать тему разговора, язык разговора, а можно пригласить – вот как в случае с Даниилом Дондуреем (он, действительно яркий, умный, интересный человек – социолог культуры, главный редактор «Искусства кино») – и разговаривать с ним на, на мой взгляд, очень важные темы, которые достаточно редко, если практически никогда не всплывают на телевидении. С Даниилом Дондуреем говорили о том, что – вот это его конек тема – появление среднего класса, реальное присутствие представителей среднего класса и позиционирование людей: кто себя считает, причисляет к среднему классу, каким образом формируется сегодня идеология, в том числе в средствах массовой информации, на телевидении среднего класса. И это было очень интересно, на мой взгляд.

А.В.: Ирина Петровская отвечает на ваши вопросы. 203-19-22 – это телефон прямого эфира «Эха Москвы». Телекритик… ты номер один, да?

И.П.: Я не знаю, потому что нас не нумеровали.

А.В.: Ты же получила приз «Медиа-менеджер»? Ну, ты получила приз. В этом году ты номер один. Алле, здравствуйте, вы в прямом эфире.

И.П.: Нет, я не… только не «Медиа-менеджер», а это называлось «Медиа-автор» года.

А.В.: Ну, «Медиа-автор».

СЛУШАТЕЛЬ: Алле.

А.В.: Сейчас-сейчас.

И.П.: Ну, это для этой категории людей.

А.В.: Добрый день, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Георгий.

А.В.: Да, Георгий, пожалуйста, ваш вопрос Ирине Петровской.

ГЕОРГИЙ: Ой, вы меня извините, пожалуйста, до вас очень тяжело дозвониться. Я сам из Владикавказа.

А.В.: Давайте вопрос.

ГЕОРГИЙ: У меня вопрос такой – насчет Калоева.

А.В.: Так.

ГЕОРГИЙ: У меня большая просьба будет – как-то если услышит мое обращение, я ему хочу, прежде всего, передать большой привет, Кулаеву.

А.В.: Нет, Георгий, дорогой мой. У нас программа «Человек из телевизора». В телевизоре большой привет не получится. Но я должен сказать, переформулируя вопрос Георгия, что суд над Калоевым практически не показывают.

И.П.: Абсолютно. Абсолютно. Если ты заметил, и тема вообще, вот эта тема – дорасследования, которое было поручено Путиным после встречи с «Матерями Беслана» заместителю генпрокурора Колесникову, она ведь практически ушла. Первое время еще какие-то были синхроны – тоже весьма сомнительного свойства – г-на Колесникова, который там всех пытался призвать к ответу. Но с тех пор это не появляется – ни тема, ни… Вообще тема Беслана - она опять исчезла. И в связи с этим исчезла тема и Калоева.

А.В.: Хотя процесс идет.

И.П.: Да, процесс идет. Сейчас, как мы знаем, на этой неделе основное все внимание уделяли другому процессу – в связи с гибелью швейцарского авиадиспетчера. И туда тоже приезжали и «Матери Беслана», и Таймураз Мамсуров. И это все. Хотя, в общем, если сравнивать, то тут можно тоже найти некоторые аналогии. Да, очень хорошо, что Таймураз Мамсуров – президент приехал защищать на чужую территорию своего собственного гражданина. Но при этом остаются вопросы и к тому, что происходит там – дома. А там – мы ничего из этой серии не видим. Последний раз – я как раз была шокирована даже этим – про «Матерей Беслана» сказал Пьяных в своей… даже не знаю, как… не буду говорить…

А.В.: Передача.

И.П.: …скажу «передаче», да.

А.В.: Пе-ре-дача.

И.П.: Он перечислил среди – такая у него есть рубрика «Рейтинг скандалов», – где фигурировали сексуальные меньшинства, которых пытаются в Перми заставить платить большие деньги, – артисты, за концертные площадки, за аренду, тема воскрешения Ленина… то есть, не воскрешения, а, наоборот, погребения Ленина…

А.В.: Погребение Ленина.

И.П.: …Грабовой и «Матери Беслана». Это все было вот в такой издевательской и, на мой взгляд, отвратительной форме. Все. Больше про это предпочитают не говорить.

А.В.: Да.

И.П.: Это, кстати, о тех табу, которые существуют. И это ответ тем, кто говорит, что у нас тут очень, море свободы. Ну, наверное, в каком-то смысле, да, где-то есть море, а где-то, так и ручейка не прорывается.

А.В.: Спрашивают: «Хазанов против НТВ»?

И.П.: Что спрашивают-то?

А.В.: Отношение, что могут спрашивать, комментарии.

И.П.: Ну, что, для меня это такая печаль большая, потому что я просто знаю Геннадия Викторовича и знаю его отношение к развлекательному жанру – а он очень резко высказывался всегда, что это, ну, ниже плинтуса – это мягко сказано, как правило. Я ожидала, что Геннадий Викторович как-то покажет мастер-класс, поднимет планку. Ну, конечно, там нет запредельностей каких-то и нет уж особого ни сальности, не перехода за границы пристойности, но это настолько тривиальная, хотя и вполне богатая развлекательная программа, что мне кажется, что использование вот здесь Хазанова – это все равно, что компьютером или чем там, микроскопом гвозди забивать. Потому что он оказывается в этих рамках. Мне не понятен этот какой-то эпатаж – «Против НТВ», понятно, что это все такая попытка сделать пародию, но ни пародии не получается, ни какого-то нового качества продукта. Самое тривиальное развлекательного шоу, как на Первом канале есть «Бисквит» - до этого была «Большая премьера»…

А.В.: Да, вот как раз и спрашивают, Олег спрашивает: «Это копия программ «Бисквит» на Первом и «Субботний вечер» на России?»

И.П.: Абсолютно. Дело в том, что «Бисквит» - это копия «Большой премьеры», которая в прошлом сезоне была. «Субботний вечер» на России – это копия «Большой премьеры».

А.В.: Ну, колесо круглое – ничего выдумать невозможно.

И.П.: И так далее. То есть это абсолютно обычное такое вечернее, развлекательное, выходного дня шоу. Опять же другой вопрос – я повторю, что вот Геннадий Хазанов, от него ожидалось, ну, как бы развлечение несколько иного уровня качества.

А.В.: Ну, видимо, ему объяснили, что телевизор по-другому устроен.

И.П.: Ну, видимо, ему не только объяснили, что телевизор по-иному устроен, а просто действительно очень трудно выйти за эти рамки – за рамки того, что уже есть. И плюс все друг друга копируют, ну все абсолютно. Как только кто-то сделал что-то успешное, с точки зрения рейтинга, тут же, как грибы или клоны, я не знаю, чего, вырастают такого же рода программы. И те же, тот же набор гостей, та же подтанцовка, и те же персонажи. И вот они вот так кочуют туда-сюда. При том, что даже в самой что ни на есть поросшей мхом – по жанру я имею в виду – шоу можно вдохнуть новую жизнь, о чем блистательно говорит опыт Лолиты. Понимаешь?

А.В.: Да.

И.П.: Казалось бы, ну, ничего уже невозможно сделать: все темы уже… все обсудили, что можно обсудить, всех персонажей пригласили, которых можно пригласить, и, тем не менее, именно вот живостью своей, искренностью и естественностью…

А.В.: Это Лолита.

И.П.: …она делает продукт другого качества. Хотя если так посмотреть – это тоже дневное ток-шоу.

А.В.: Да, согласился. 203-19-22 – это телефон прямого эфира. Напомню, Ирина Петровская – телекритик и телеобозреватель газеты «Известия» отвечает на ваши вопросы, касающиеся телевидения, «телебачения», как любит говорить Матвей. Алле, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.В.: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей. Очень давно до вас не дозванивался. Уважаемой г-же телекритику вопрос – ее отношение к передаче Малахова и последнему инциденту с уважаемым Градским.

А.В.: Понятно. Спасибо. Я только хочу сказать Надежде Петровне, почему не было передачи Малахова – он заболел, он даже в больницу попал.

И.П.: Да. Нет, больше того – это такая история…

А.В.: Тяжелая история.

И.П.: Да, это история, связанная тоже с другим проектом, который стартует на следующей неделе, называется «Сердце Африки». Это, ну, такая версия «Последнего героя». Это уже не «Последний герой», но тем не менее две группы людей вывезли в Южную Африку, и там они должны прожить 40 дней с зулусами. А туда к ним приезжают на 3 дня известные люди, которые тоже поселяются с ними же в двух племенах и должны какие-то там конфликты урегулировать и какие-то свои мнения выносить. Вот Андрей поехал туда. Потом он вернулся, и с последнего его эфира на прошлой неделе его увезли с температурой 39,9. Он подцепил в Южной Африке какую-то инфекцию и провел в больнице под капельницей некоторое время. Но вчера уже, если вы видели, он вышел в «Золотом граммофоне». Он существенно похудел. Надо сказать, ему это идет. Ну, а что касается программы «Пусть говорят» - я уже говорила о ней – «Пусть говорят» и говорила многократно. Мне кажется, что это тоже возврат Малахова скорее к стилистике и эстетике «Большой стирки», потому что делается тоже ставка в этой программе «Пусть говорят» - в отличие от «Пяти вечеров» начала прошлого сезона, которая тяготела все-таки к обсуждению каких-то общечеловеческих нормальных тем – вот теперь опять делается ставка… Алексей со мной будет спорить, что это всем безумно интересно,..

А.В.: Да.

И.П.: …тоже на патологии, на проявление каких-то крайностей в человеческих отношениях и…

А.В.: Ну, знаешь, судя по пейджеру, у нас патологических слушателей очень много, а значит, и зрителей.

И.П.: Ну, так зачем же их множить? Я уверена, что если люди постоянно…

А.В.: Ну, так это же им же, они же смотрят эти патологические…

И.П.: Хорошо, вот я о том и говорю. А зачем же, если… Я, во-первых, не считаю, я не вижу пейджера, уважаемые радиослушатели…

А.В.: И не фига тебе смотреть, расстраиваться. Я молоко за это пью.

И.П.: …и оставляю высказывания г-на Венедиктова на его совести.

А.В.: Нет, ну, их много, много.

И.П.: Но дело в том, что в любом обществе есть – их, кстати, не подавляющее большинство,..

А.В.: Нет, не подавляющее.

И.П.: …но есть довольно большой процент людей с пограничным состоянием психики.

А.В.: Да, это видно, да.

И.П.: Товарищ.

А.В.: Да. Слухаю.

И.П.: Можно мне договорить?

А.В.: Можно. Но я просто редко здесь…

И.П.: Так вот, я считаю, я более высокого мнения об аудитории и считаю, что потакать низменным интересам не в интересах, извините, самого телевидения, потому что таким образом мы множим вот эту вот маргинальную, совершенно дезориентированную аудиторию. И если смотреть эти программы постоянно, то создается впечатление, что это страна уродов, что у нас нет нормальных людей, а если они есть, то они не попадают именно потому, что они нормальные, они не попадают на экран. Попадают только вот эти вот либо пограничные, либо уже с абсолютным сдвигом.

А.В.: На экране.

И.П.: Что касается Александра Градского, коротко повторю, мы говорили об этом на прошлой неделе, Александр Градский вот как раз во время предпоследнего перед больницей Малахова эфира – поэтому не будем на Градского вешать последующее заболевание Малахова – возмутился тем, что Малахов в довольно резкой, грубой форме прервал его, хотя тот просил всего лишь договорить, он только начал говорить. Как водится в этой программе, Малахов тут же сунул микрофон еще кому-то, и Градский упрекнул Малахова в том, что шесть микрофонов одновременно – ну, это, по меньшей мере странно, как минимум не услышишь никого. И тогда Малахов вдруг – видимо, уже болезнь давала себя знать – накинулся просто на него со страшной силой и сказал, что: «Мы лишаем вас слова». Ну, Градский встал и вышел, и правильно сделал. Потому что такое хамство, в общем, он не заслужил. Он тихо и мирно молчал всю программу. Там тоже вот странно – приглашается дикое количество людей. Понятно, что они в лучшем случае скажут по одной фразе. Потому что в худшем случае более горластые будут орать по каждому поводу, когда приглашают того же Жириновского – это видно. Он как выхватывает микрофон, так и солирует всю программу. И в этом гвалте – помимо того, что там странные темы, странные люди – еще в этом гвалте невозможно ничего понять. Идет какая-то бесконечная истерика. Сидят в публике истерические какие-то, кликушеские дамочки. Причем они одни и те же, по-моему, из программы в программу.

А.В.: А сейчас они сидят у радиоприемника и шлют мне на пейджер.

И.П.: Ну, дело в том, что, как правило, есть одна и та же постоянная аудитория почти у всех программ, которые предполагают наличие некоторого общения.

А.В.: Нет, ну, ты знаешь, мы их любим, мы их любим. Они такие, веселые дамочки.

И.П.: Кто бы говорил. Я лично ко всем отношусь вполне толерантно. Единственное, конечно, тоже не допустила бы и пресекала какое-то хамство.

А.В.: Вот. Виталий из Егорьевска пишет: «Малахов в своей передаче сказал Грабовому, что хотел бы дать ему в лицо. Скажите, имеет ли право ведущий на такие пассажи в эфире?»

И.П.: Ну, дело в том, что он не просто сказал, что он хотел бы дать, он еще объяснил тем, что он как раз именно в эфире и должностное положение ему не позволяет дать Грабовому по физиономии. По идее, конечно, не имеет права. Но, наверное, бывают какие-то такие ситуации, когда человек может не сдержаться. Но, слава Богу, что не дал. Еще потасовок не хватало.

А.В.: Мог бы и дать.

И.П.: Кстати, забавно было на программе «Апокриф» на прошлой неделе. Там обсуждался анекдот как жанр современной и вообще российской культуры. И там был Геннадий Викторович Хазанов в числе основных гостей. Там обычно два основных гостя и эксперты. А среди экспертов в том числе сидел такой рыжий человек по фамилии Трахтенберг, который на МУЗ-ТВ…

А.В.: А он эксперт в чем?

И.П.: Как анекдот, ну, вот про анекдоты, он же на МУЗ-ТВ ведет сейчас программу, в которой рассказывают анекдоты. Там суть в том, что кто-то должен из участников рассказать анекдот. И если Трахтенберг…

А.В.: И сидят люди и оценивают анекдоты.

И.П.: Нет-нет, если Трахтенберг – это я сейчас про МУЗ-ТВ уже говорю – не знает продолжения, то участник выигрывает.

А.В.: А-а-а.

И.П.: Но Трахтенберг знает все анекдоты. Притом там рассказываются иногда анекдоты такие, что даже мужики – я просто видела реально – достаточно… мужики, которые привыкли к скабрезному юмору, и те краснеют. Ну, в общем, если говорить о классификациях, более похабных программ, которые делает товарищ Трахтенберг, просто не существуют. По сравнению с ним Петросян – это Лотман, я не знаю, кто угодно, и Регина Дубовицкая, ну, даже не знаю, с кем сравнить, ну, Ирина Антонова, да? Если говорить о программах культурного канала - канала «Культура». И вот когда разговор зашел о вообще низком уровне сегодня культуры, вдруг слово взял вот этот замечательный человек по фамилии, чистый и целомудренный человек Трахтенберг и начал говорить, что его удручает состояние сегодняшнего молодого поколения, что они не читают…

А.В.: Слеза упала. Да.

И.П.: …что они тянутся к низкопробному юмору. Вот типа там «Аншлага» и Петросянов. И тут как раз я подумала, что сейчас Хазанов ему точно врежет, потому что он просто практически закричал: «Это кто говорит? Кто это смеет говорить? Вы, который мат узаконили уже на телевидении». Тот скромно потупился, сказал, что это не мат, а фольклор. И вот тут Хазанов встал и сделал угрожающий шаг по направлению к Трахтенбергу, и я поняла, что сейчас он ему…

А.В.: Сейчас.

И.П.: …вмажет. Но тоже Геннадий Викторович не дошел до этой крайности, а более того пришел в пятницу вести программу на НТВ – конечно, без мата, и конечно без такой вот…

А.В.: «Дуэль, дуэль», - защебетали девочки. Это из Стругацких.

И.П.: Ну, это я о том, что какие-то странные, такие двойные стандарты. То есть человек, который – я имею в виду Трахтенберга – утверждает, ну… я тебе говорю еще раз, что юмористические программы отдыхают на этом фоне, вдруг выражает озабоченность состоянием…

А.В.: Модно. Модно.

И.П.: …современной культуры. Еще был очень смешной момент. Я вот на эту тему колонку как раз писала, что у телевидения случился то ли приступ мазохизма, то ли, значит, самокритика…

А.В.: Бывает. Муха цеце.

И.П.: …то ли решили, что лучше своими руками критиковать и у нас хлеб отобрать, потому что Андрей Макаревич, который пришел к Соловьеву на «Воскресный вечер», вот он тоже… они долго говорили о состоянии культуры, нашего телевидения. Макаревич сказал, что их не показывают по телевизору, потому что телевидению надо платить. И Соловьев дико изумился: «Неужели?! Даже так может быть, чтобы платить?!»

А.В.: Какой наивный человек Владимир Рудольфович. Просто как он там держится?

И.П.: Но при этом очень хорошую фразу Макаревич сказал: «Ну, ладно, пусть не показывают». Причем я подумала, что на этой неделе как минимум третий раз я вижу Макаревича, причем на разных каналах. И сразу ко мне в душу заползло неприятное подозрение по поводу продажности программ, которые показывают. Ну, в общем, странная была вещь на этой неделе, когда телевидение своими силами и внутри себя решило воспитать Бабу Ягу – критика и… критиковать.

А.В.: Кстати, по поводу Макаревича в конце программы, у нас в среду в программе «Привычка жить» придет Андрей Макаревич – внимание, бесплатно, еще раз подчеркну сейчас – он записал, написал потрясающую книгу, я ее прочитал «Занимательная наркология».

И.П.: Вот эта «Занимательная наркология», понятно.

А.В.: Потрясающе интересная. Ну, просто. И он придет поэтому. Ну, вот книга о поколении, понимаешь? Вот я ничего лучшего о поколении не читал.

И.П.: Нет, я тоже, я еще раз повторю, что я к самому…

А.В.: На предыдущую книгу я наплевал, я ему все сказал, что я думаю про предыдущую книжку…

И.П.: К Андрею Макаревичу я очень хорошо отношусь, но просто это выглядело забавно.

А.В.: Не-не, я просто проанонсировал. Ирина пишет: «Скажите, пожалуйста, как нам избавиться от Малахова?» Ирина, у вас в телевизоре есть такая пипочка, называется кнопочка. Значит, вы можете либо в это время выключить из своей жизни Андрея Малахова, а не жадно следить за ним глазами, либо с помощью руки или пульта вы можете переключить его на канал «Культура», например, или на канал СТС, например, или на Первый, на Второй канал. Ирина, что значит "как избавиться"? Пипочкой.

И.П.: А я тебе скажу страшную вещь – или вообще выключить телевизор. Слушать радио, читать книжку.

А.В.: Пипочкой. Вот ужас – как нам избавиться? Как будто он ее зять, я не знаю, как будто он ее дочь, там, уже у них внуки общие. Ужас какой-то – как избавиться? Отравить его надо.

И.П.: Дело не в том, что избавиться, не избавиться. Как раз мне очень жалко, что потенциально очень способного человека Малахова вот так используют в качестве ведущего именно такого шоу. Потому что он в прошлом сезоне показал, что он может работать уже на другом уровне, а не только вот с этими маргинальными странными людьми.

А.В.: Вот, и тут Евгения пишет: «Ира!..». Это знакомая твоя?

И.П.: Ну, я не знаю, какая Евгения.

А.В.: «Ира, вы говорите о приличиях на «Эхе Москвы», где работают Орехи, Черкизовы и им подобные. Это просто смешно». И есть такие слушатели, как вы, Евгения. Она мечет перед вами бисер, Евгения. В зеркало посмотрите, Женечка. Почему она Ира тебя называет? Жеша.

И.П.: Ну, может быть, потому что я молода?

А.В.: Жеша. Ты молода, конечно. Я и говорю, Жеша, посмотри в зеркало.

И.П.: Жека уж тогда.

А.В.: Жека, посмотри… ЖК. Как ЧК, честное слово. Вот это удивительная история, знаешь: ходют и ходют, содют и содют, смотрют и смотрют, и говорят: «Как нам избавиться от Малахова?» Как нам избавиться от рекламы про унитазы? Избавьтесь от унитазов.

И.П.: Пьеса, помнишь, была такая? «Остановите Малахова» - была такая пьеса.

А.В.: А, можно проводить демонстрации у Останкино, сжигать чучело Малахова.

И.П.: Кстати, было это недавно. Несколько человек около концертного зала «Россия» против Петросяна, например, митинговали.

А.В.: А почему, Евгения, вас там не было? И Ирина?

И.П.: Где там-то?

А.В.: У Останкино, где митинговали. Вот говорят: «Петросян, отвратительно, отвратительно». Смотрят все, а на митинг выходят 7 человек. Вы, Жека, лицемер.

И.П.: Вот я, например, митингую в одиночку в своей газете.

А.В.: А?

И.П.: Я, например, свои формы протеста обозначаю в собственной газете, а также на «Эхо Москвы» и не сторонница коллективных действий. Всегда есть в этом чего-то…

А.В.: А Жека, Жека…

И.П.: Что вы, Алексей Алексеевич, прицепились к бедной женщине?

А.В.: Ну, а почему она тебя Ирой называет? Какое имеет на это право? Хамка.

И.П.: Ну, я же не Катя. Ну, она ко мне по-свойски.

А.В.: Ирина Евгеньевна – обращайтесь вежливо. Ирина Евгеньевна.

И.П.: Не, не надо. Просто по имени.

А.В.: Г-жа Петровская.

И.П.: Ирина. Есть хороший такой способ.

А.В.: Да? Ну, Ирина, да. Еще Ирочкой ее назовите, Жека.

И.П.: Ну, и Ирочкой неплохо, между прочим. Мне пишут иногда письма «Дорогая Ирочка, я вам гожусь в бабушки». Я лично очень…

А.В.: А не пишут «Дорогая Ирочка, Жека 19-ти лет».

И.П.: Нет, хуже, когда мне пишут какие-нибудь гадости, поэтому я все-таки предпочту Ирочку каким-то мерзостям.

А.В.: Ирочка, пусть они пишут гадости. Для них это аутотренинг.

И.П.: Ты знаешь, это очень неприятно, когда ты впитываешь чужую какую-то вот злобную энергетику.

А.В.: А ты не впитывай.

И.П.: А я не могу. Я когда читаю какое-то письмо или обращение…

А.В.: Они сейчас начнут тебе писать…

И.П.: Специально.

А.В.: Специально, конечно.

И.П.: Нет, они тебе сегодня будут писать. Ха-ха-ха.

А.В.: Нет. «Поблагодарите, - последняя фраза. – Поблагодарите Ирину Евгеньевну за программу «Друзья моего хозяина», - пишет Георгий. Благодарю.

И.П.: Спасибо. Это с собачками и кошечками. Очень мило, очень оттягивает, я должна сказать, и вот эту агрессию полностью уничтожает, которая накапливается, в том числе иногда и из-за общения с некоторыми недоброжелательными людьми.

А.В.: Тимур, познакомься с Жекой. Сходи в парк. Вы друг другу очень подходите.

И.П.: Это у вас уже что-то свое пошло.

А.В.: Это они там между собой. А мы уходим на новости.


Предыдущая публикация 2005 года                         Следующая публикация 2005 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

За Градским, в отличие от того же Шевчука или Макаревича, не идет слава политического певца. Его посты не разносит сумасшедшими тиражами либеральный «Фейсбук», его нравоучения не заполняют блоги фрондирующей радиостанции. Может быть, потому что в них не употребляются слова «президент» и всем известные фамилии? Ну и пусть — как в том старом анекдоте про советского диссидента, раздававшего на Красной площади чистые листки: «И так же все понятно».... Подробнее




Яндекс.Метрика