Александр Градский:
"Если Макферрин будет петь не со мной, я ему не завидую!"

По материалам: "NEWSmusic.ru"

25-07-2005


Вадим ПОНОМАРЕВ


Если Макферрин будет петь не со мной, я ему не завидую - Александр Градский

Наша беседа с Александром Градским состоялась на праздновании дня рождения Марии Арбатовой. Градский пришел поздравить свою приятельницу, и совершенно не ожидал, что придется поговорить с NEWSmusic.ru о самом главном. О музыке. Тем интереснее ответы маэстро на дотошные расспросы.

- Вы часто выступаете против использования фонограмм в концертной деятельности. Хотелось бы узнать Ваше отношение к использованию заранее записанных электронных семплов, которые невозможно сыграть живьем?

- Смотря для чего. Если такая электронная музыка демонстрируется в чистом виде, без вокала и без сценического решения, тогда это малоинтересно. Если это просто поддержка пению или сценическому действию – тогда почему бы нет?

Просто меня всегда бесит отсутствие живого дела на сцене. Если у тебя есть ходули для поддержки пения, - это одно. А если ты ходули показываешь вместо пения – другое. Теряется то, ради чего зритель и артист встречаются. Общение. Если живого общения нет, это неинтересно.

- Есть же артисты очень артистичные. Алла Пугачева, например, или Борис Моисеев.

- Давайте не будем обсуждать Аллу Пугачеву, или кого-то еще отдельно. По мне – все они говно, все наши артисты. Все без исключения. Мало есть артистов, на которых интересно смотреть мне. А еще меньше – тех, кто мог бы вызвать интерес в других странах. Я знаю два-три российских артиста очень интересных, и не в эстрадном жанре, но я точно знаю, что за границами нашей страны даже их никто слушать не станет.

А в популярной музыке у нас нет ни одного, кто стал бы интересен за рубежом. Совсем. Я один только такой, дурак. И то это получилось совершенно случайно, по одной простой причине. Мне Господь Бог дал больше, чем другим. Вот и все. Он дал, я взял. Все. А если бы он не дал, так и из меня ничего не вышло бы.

- Александр, у Вас прекрасный голос. Но есть же артисты, которые берут не голосом. Tom Waits, например.

- Ну, сравнили. Tom Waits - это часть западной идеологии.

- Но голоса-то нет!

- А это неважно. У него есть масса других достоинств. Русские артисты не имеют таких достоинств, которые имеют западные артисты, такие как Tom Waits. У него блестящая музыка, у него прекрасные музыканты-профессионалы, у него интересная идеология, у него свежая мелодика. И таких достоинств - масса.

А у нас идет пошлятина из заднего места. Нужно же выбирать: или пошлость, или непошлость. Невозможно объяснить, почему это пошлость. Ее сразу видно. Тем, кто понимает. А тем, кто не понимает, им все равно. Они воспринимают ее за чистую монету. Вы же меня спрашиваете, а не общее мнение пытаетесь узнать?

Публику научить нельзя. Есть два варианта. Один – пустить все на самотек, и ждать, когда публика поумнеет, и сама во всем разберется. Это долго. Второй – сделать все административным путем. Только аккуратно. Необходимо запретить работать под вокальную имитацию.

- А кто будет отслеживать?

- РАО отследит. Они же все равно сидят на каждом концерте! Дать им процент, и они еще как все отследят. За деньги они все найдут, на репетиции и саунд-чеки будут приходить! Пусть экзамены сдадут на профпригодность, и ищут. Нашли cd-плеер, - концерт отменили.

Но самое же интересное, что это недолго продлится. Как только пару раз артисты «залетят» на отмены концертов, их продюсеры сразу же разгонят этих «фонограммщиков». Моментально! Всех выгонят, и наймут других, кто в состоянии живьем держать зал. Все очень просто. Ведь сами продюсеры, а я знаю почти всех, не очень довольны этой ситуацией с «фанерой». Им самим не хочется заниматься дерьмом. Вы думаете, они не знают, что дерьмом занимаются? Принять такой закон, и они моментально перестроятся.

Если человек на сцене не поет, он не имеет права выходить, как певец. Если он танцор, то нужно выходить на сцену, как танцор.

- В наше постмодернистское время разве можно так жестко разбивать артистов на категории?

- А Вы считаете, что у нас сейчас постмодернистское время?

- Да, потому что сейчас писатели пишут книги, которые не нужно читать. Художники не пишут картин, а делают инсталляции и перформансы. И так далее.

- А я это просто могу объяснить. Просто эти художники перестали уметь рисовать. Я вот не буду оценивать творчество Александра Шилова, но никто не может отрицать, что рисовать-то он умеет. Он знает свою профессию. И он один из самых успешных и высокооплачиваемых художников в стране – человек, умеющий рисовать. Вот вам и ответ!

А между тем, чтобы уметь рисовать и не уметь, – лежат годы, труд, пот и страдания. И умеющий зарабатывает, условно миллиард.

А потом приходит тот, кто не умеет рисовать, и говорит себе: «А не надо мне миллиард, мне хватит пол-миллиарда. Зачем я буду пол-жизни учиться, я лучше сделаю инсталляцию». И зарабатывает их в нынешней ситуации! Что выбрать? Тут вопрос об ответственности художника. Рисует или поет он, неважно.

- Зачем навязывать художнику рисованием именно картин?

- Пускай делает инсталляцию, если хочет. Это его право.

- Вы только что сказали, что художник должен уметь рисовать картины.

- Я не утверждаю, что он обязан. Пусть делает, что хочет. Но я-то от этого не могу перестать считать его говном. Ну неинтересен мне Малевич! Он плох как авангардист, и плох, как реалист.

- В чем, на Ваш взгляд, феномен актуальной музыки? Модные интересные группы приезжают в Россию, получают хорошую прессу, но на них приходит сотня человек. А если они выступают в «Олимпийском», как «Franz Ferdinand», то половина публики попросту уходит. А на «фанерщицу» Глюкозу собираются полные залы.

- Это эффект узнавания. Мы - «свои ребята», а это – «чужие ребята». Чтобы воспринимать актуальные западные группы, нужно быть в едином с ними культурном пространстве. Чего нет. У нашей аудитории вообще зачастую нет никакого культурного пространства.

Мне этот «Franz Ferdinand» вообще неинтересен. А кому интересен? Вот пришли в «Олимпийский» люди по недорогим билетам, посмотрели. И ушли. Человек имеет право придти, увидеть, что ему это не нравится, и уйти. Вот с концерта Стинга или Эрика Клэптона ни один человек не ушел! О чем это говорит? Это признанная качественная музыка.

А кто выступает по клубам? Ол ди Меола? Так он и в Америке по клубам и маленьким ресторанчикам выступает за 200 баксов. Хотя он – прекрасный музыкант. Есть специфика артиста. Вот я видел Пасториуса в Нью-Йорке. Какой музыкант! А вот в клубе с какими-то там ребятами играл, потом в пьяной драке погиб. Жак Пасториус!

- У нас есть клубная культура?

- Конечно, она есть. Более того, наша клубная культура сейчас повыше уровнем будет, чем культура эстрадная или телевизионная.

Я часто хожу в разные джазовые клубы – в «Форте», в «News Pub», в «Le Club». Играют ребята хорошо некоторые. Иногда мне нравятся. Попадаю случайно, трио какое-нибудь сидит, и замечательно играет.

- Эдурд Артемьев недавно сказал: «Те, кто избегает электроники, никогда уже в музыке не продвинутся». А Вы как думаете?

- Артемьев, наверно, знает что-то такое, чего я не знаю. Я не использую электронную музыку. Я использую семплеры и электронные инструменты. И в концертах использую записанные семплы, и записанные вживую фонограммы, и оркестровые записи. Потому что у меня нет возможности вывезти на концерт в Ижевск 250 музыкантов.

А когда концерт в Москве – играет живой оркестр, и не один иногда. Это очень утомительная работа. Билеты же еще очень дешевы.

Спонсоров у меня практически не бывает. И чтобы отбить накладные расходы – это довольно серьезная работа. И у меня не бывает сил делать это очень часто. Но я знаю, как это делать, и иногда организую большие концерты под оркестры. Вот в прошлом году было 400 человек на сцене.

А в этом году 3 ноября я сделаю концерт в «России», где один буду стоять на сцене. Под фонограммы, под семплеры буду выступать. Там будут использованы записи с разными оркестрами, с разными музыкантами, но на сцене я буду один. Зато получится очень песенная программа, буду много петь. Получится такой вечер часа на три с половиной, состоящий только из песен.

- Вам не кажется, что одна из причин появления фонограммных артистов – привычка современного зрителя к шоу? Где все мелькает и взрывается. Вокалист же не может петь, и одновременно прыгать и бегать?

- Зрители не сами так привыкли. Их телевидение приучило. Они реагируют на голубой экран. Если по нему с утра до ночи демонстрировать только такой подход, то нетребовательная часть зрителей примет его за стандарт. И пусть. Мне такая часть зрителей неинтересна. Пусть идет, и смотрит шоу.

- Почему Вы давно не поете дуэты?

- С кем?

- С тем, кто умеет петь.

- Я и спрашиваю, с кем? (Градский заливисто хохочет).

- Пели же Фредди Меркури и Монтсеррат Кабалье.

- Я уже спел с Ларисой Долиной. Причем я был и в роли Меркури, и в роли Кабалье. А Долина была в роли самой себя. Мне стоило этот дуэт большого труда сделать. И для Ларисы это была тяжелая работа. Но для меня такая работа – каждодневная. А для Долиной – эпизодическая, она очень много сил потратила, и пока у нее таких проектов нет. А сейчас и с Долиной мне трудно было бы петь.

Мне предстоит запись рок-оперы по Булгакову, и я не знаю, кого пригласить петь. У меня нет вокалистов. Пока только имею в виду Артура Беркута и Колю Носкова. Этих людей я давно знаю, и думаю, что они смогут спеть. Только одно удивление за последнее время у меня – питерская певица Анна Нетребко из Мариинского театра. Не знаю, согласится ли она.

- А с рок-группами Вы совсем распрощались?

- А зачем мне это?

- Ну, тот же Меркури пел с «Queen».

- Это была не просто группа, а «Queen». И если бы Меркури дожил до наших дней, он вряд ли бы пел ту же музыку, что и тогда.

Время уходит от тех вещей. И дело тут не в постмодернизме, а в ограниченном количестве сочиняемой музыки. У любого талантливого человека есть ограниченное число мелодий и идей. А поскольку все великие композиторы уже родились в этом жанре, то ждать ничего нового в рок-музыке не приходится.

- Брит-поп ведь дал немало новых красивых мелодий.

- Да, но они уже откуда-то «взяты». Откуда-то сперты.

- Все-таки сперты, или творческое переосмысление? Шекспир же тоже «спер» сюжеты всех своих пьес? Бах тоже «спер» массу известных до него мелодий?

- Если Бах и взял что-то старое, то смог преподнести их так, как не смогли до него. На те сюжеты, которые взял Шекспир, не было создано таких гениальных пьес, какие написал Шекспир. А в жанре «запев-припев» очень трудно создать такую песню, чтобы кардинально отличалась от имеющейся.

Вопрос в том, сколько ты добавляешь своего в сочиненное до тебя. Своего таланта, своего фантазии много – произведение носит твою фамилию. Если мало, - спер. Или «заимствовал».

Я выпустил хрестоматию оригинальных мелодий. И там взял песню Стиви Уайндера, и поменял в ней текст. Потому что мне нужен был жанр соул, а я не могу технически его сочинить, ибо родился на свет белым человеком. И я спел, заменив текст.

- Почему Вы не поете с хорошими западными исполнителями?

- А зачем мне это? Чтобы они спели мои песни на английском? Я знаком со многими известными певцами. Но чтобы звонить, ходить, навязывать… Мне лень.

- Бобби Макферрин сказал недавно в Москве, что после турне будет отдыхать год-другой, и сотрудничать с другими музыкантами, может быть, и российскими.

- Ну, я ему не завидую. Если он будет сотрудничать с другими музыкантами, а не со мной. Он просто сблюет, и уедет отсюда.

Ведь как было с Гребенщиковым, который в ранге российской суперзвезды приехал в Англию? Когда Род Стюарт услышал Гребенщикова, сказал: «Этот парень номер один в России? Тогда я пошел отсюда». И вышел из студии. Так было.

Мне нравится многое из того, что делает Гребенщиков. Но это к разговору о том, что такое музыка здесь, и что такое – там. Чего туда ехать, если ты не умеешь в первую долю попадать?

Я бы вот спел в «Фантоме оперы» на Бродвее. Но мне же никто не предлагает...


Предыдущая публикация 2005 года                         Следующая публикация 2005 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

За Градским, в отличие от того же Шевчука или Макаревича, не идет слава политического певца. Его посты не разносит сумасшедшими тиражами либеральный «Фейсбук», его нравоучения не заполняют блоги фрондирующей радиостанции. Может быть, потому что в них не употребляются слова «президент» и всем известные фамилии? Ну и пусть — как в том старом анекдоте про советского диссидента, раздававшего на Красной площади чистые листки: «И так же все понятно».... Подробнее




Яндекс.Метрика