Валерий Сауткин:
из комсомола в рок-н-ролл

Александр Кузнецов

По материалам: "Территория Культуры"

Февраль 2005




Фото из архива: Ю. Помятихина
Информация Валерий Сауткин известен как поэт-песенник. Он работал с ведущими музыкантами России: ВЕСЁЛЫМИ РЕБЯТАМИ, Александром Градским, Юрием Антоновым и многими другими. Из наиболее популярных его композиций можно отметить: «Здравствуйте, товарищи», «Крутится волчок» – для группы КРУИЗ; «Гимн скоморохов» – для ансамбля СКОМОРОХИ. В последнее время он работает с крупной фирмой, поставляющей либретто для рок-опер и мюзиклов. Обо всём этом мы и решили поговорить с Валерием.

ТЕРРИТОРИЯ КУЛЬТУРЫ: Валерий, расскажите о том, как Вы стали поэтом-песенником?

ВАЛЕРИЙ САУТКИН: Началось это всё в 1967 году, когда я заканчивал Московский энергетический институт. В комитете комсомола мне поручили создать вокально-инструментальный ансамбль.

Это предложение мне очень понравилось, и я его осуществил.

Так появился ансамбль КАРДИНАЛ. В его состав входили Игорь Кларк и Юрий Шахназаров. Это проект довольно успешно развивался, и скоро мы стали достаточно популярны в Москве.

Приблизительно в это же время Александр Градский организовывал свою группу СКОМОРОХИ, вместе с Александром Буйновым (клавиши) и Владимиром Полонским (барабаны). Басиста в группе не было.

Однажды Градский пришёл к нам на концерт, и ему всё очень понравилось, особенно как играл на басу Юрий Шахназаров. Он решил переманить Юру к себе в группу.

В течение всего следующего сезона наши концерты часто бывали совместными, а летом мы поехали в спортивно-оздоровительный лагерь «Алушта» и пригласили с собой Градского как хорошего вокалиста. Там и произошло объединение с Градским. Юрий Шахназаров стал басистом в СКОМОРОХАХ, а я написал несколько песен (в том числе «Гимн скоморохам»). А потом мои песни стали петь и ВЕСЁЛЫЕ РЕБЯТА, и АРАКС, и КРУИЗ. Особенно плодотворно сложились мои отношения с КРУИЗОМ, для них было написано несколько десятков песен, практически весь их репертуар на русском языке, включая «Крутится волчок», «Послушай, человек», «Музыка Невы».

Когда началась перестройка, всё изменилось. Между людьми стали выстраиваться другие отношения, в том числе и творческие. Я стал заниматься рок-журналом «Рокада». Это было интересно, но несвоевременно. Вообще, опыт показывает, что многие проекты, которые я начинал, были осуществлены слишком рано, в том числе и «Рокада». В воздухе витала идея создания такого журнала, он был нужен, но отсутствовали условия для его создания. Были проблемы с материалами, с полиграфией, с деньгами, с рекламой, с распространением. И уже тогда у меня возник интерес к работе с «крупной формой», было написано либретто до сих пор нереализованной рок-оперы «Степан Разин». Сейчас я бы задумывал его как мюзикл, но тогда мне была неизвестна эта форма.

ТК: Но всё-таки жанры мюзикла и рок-оперы, пусть условно, но делятся: рок-опера скорее относится к драме, а мюзикл, скажем, более комедийно-развлекательный?

ВС: Ну может быть, но чёткой границы я не вижу, хотя в мюзикле, как правило, присутствует такой элемент, как танец. А в «Степане Разине» я танцев не предполагал. Вы знаете, есть несколько разных мнений на этот счёт. В энциклопедии, например, сообщается, что мюзикл – комедийный жанр с элементами танцев и драматургии, а по мнению Дмитрия Бертмана, художественного руководителя театра «Геликон Опера», оперетта тяготеет к комедийному жанру, а мюзикл к драматическому. Жанр – вещь условная и скорее этническая. Мюзикл придумали американцы, поддержали французы, а на нашей сцене он должен приобрести свои национальные особенности.

ТК: А желание создать рок-оперу, наверное, пришло под впечатлением от творчества Ллойда Уэббера?

ВС: Да, безусловно, он является моим кумиром. И после написания «Степана Разина» меня не оставляла идея создания либретто для крупной формы. В конце 80-ых вместе с Пресняковым-старшим нами была написана рок-опера под названием «Улица». В качестве режиссёра выступил Сергей Лисовский, и это представление шло во Дворце спорта две недели подряд. Сейчас, правда, об этом мало кто помнит. Постановка шла с успехом, были аншлаги, и происходило всё это в 1986 году. Но эта работа не совсем канула в Лету - одну из песен этой рок-оперы («Горькое похмелье») пела впоследствии Кристина Орбакайте. Наша «Улица» была записана на студии театра «Ленком» Сергеем Рудницким и звукорежиссёром Валерием Андреевым, ныне покойным. В спектакле принимали участие Маркин, Минаев, Пресняков-младший и многие другие.

Сюжет был незамысловатый, но хорошо читаемый. Две команды: одна брейк-дансовая, другая – металлисты; он металлист, она из брейк-данса – прочтение «Ромео и Джульетты» в современной интерпретации. Всё заканчивалось войной в Афганистане. Режиссёр Андрей Комаров отснял спектакль на видео, но, к сожалению, все материалы пропали.

Начавшаяся перестройка коснулась и отношений между авторами и артистами. Поскольку я уже профессионально занимался музыкальной рок-поэзией и жил на это, а спрос на неё исчез (появившиеся коммерческие заказы на тексты «ниже пояса» меня не устраивали), я перестал зарабатывать на этом деньги.

Я стал заниматься поэтическим творчеством уже для себя, а деньги зарабатывал другим способом. И вот к началу 90-ых созрела идея создания рок-оперы «Предатель» (размышление на библейские темы). Тогда уже кое-что было написано, а в 1992-ом, когда либретто было вчерне завершено, подключился Игорь Кларк в качестве композитора.

Меня с ним связывает многолетняя дружба, в том числе и творческая.

ТК: Но а всё же почему, исключая влияние Уэббера, эта тема была избрана для создания либретто мюзикла и рок-оперы?

ВС: Уж больно она животрепещущая и до сих пор не отпускает никого – не только верующих, но и атеистов. И чтобы разрешить как-то эти переживания или, скорее, показать пути её осмысления через поэтическую и музыкальную форму, и было создано это произведение. Ведь, в конечном счёте, рок-опера Уэббера «Иисус Христос» – это современное прочтение евангельской истории нашим современником, а проблема искушения и предательства не менее важна и актуальна.

ТК: А что говорит Ваш опыт с постановкой «Дракулы»?

ВС: Композитор этого проекта – Карел Свобода, а либретто написал известный чешский поэт и либреттист Зденек Боровец. Мюзикл с успехом идёт в Чехии, Словакии, Южной Корее и вообще в Европе и выдержал 4500 представлений. Написан он не по принятой в Европе и Америке версии Брема Стокера, где князь Дракула вампир и исчадие ада. Источники либретто – венгерские и русские летописи про валахского князя Влада Тепеша, боровшегося с турецкой агрессией, насаждавшей мусульманство, и отличавшегося особой жестокостью.

Причина преждевременного ухода этого зрелища со сцены – нежелание продюсерской фирмы заниматься рекламой и прокатом. Она, кстати, подключилась за две недели и не заплатила артистам за половину спектаклей, да и мой авторский гонорар не выплачен.

Но я надеюсь, что этот спектакль ещё продолжит своё сценическое существование.

ТК: Скажите, Валерий, в чём Вы видите причину провала таких проектов, как «Чикаго», «42-ая улица», «Метро», и ещё ряда постановок западных мюзиклов на российской сцене?

ВС: Этот опыт показывает, что жанр мюзикла не совсем родной для нашего зрителя. Происходит это по многим причинам. Мюзикл – жанр синтетический и требует от исполнителей универсального мастерства во всём, да и темы этих спектаклей не очень близки нашему зрителю, и он пока не готов платить за это довольно дорогое зрелище. Но основную причину неудачи этих постановок я всё же вижу в другом. В мюзикле «Метро» не очень интересный сюжет, а без яркой интриги нашего зрителя заинтересовать сложно. Бандитской историей мюзикла «Чикаго» у нас тоже мало кого удивишь. А вот стоило поставить собственный мюзикл «Норд Ост» с крепким сюжетом, хорошей поэзией, и он имел успех, но, к сожалению, музыкальный материал был слабоват. И я думаю, что при сочетании хорошего близкого русскому человеку сюжета, серьёзной внятной поэтической формы и красивой музыки этот жанр может стать у нас очень популярным.

ТК: В связи с тем, что Вас оставили без гонорара за «Дракулу», хотелось узнать Ваше мнение, – отсутствие защиты авторских прав у нас в стране, возможно, является одной из причин столь низкого уровня текстов в песенном жанре?

ВС: Несомненно, это повлияло очень сильно. Я в своё время не разобрался в специфике новых отношений и поэтому утратил возможность стабильного заработка. А те крупные поэты- песенники, которые сумели связать своё творчество с конкретной группой, закрепив эти отношения какими-то обязательствами, успешно работают до сих пор. Это и Танич, и Маргарита Пушкина, и ещё ряд профессионалов высокого класса. Но большинство групп сами пишут для себя тексты, и часто это получается у них очень посредственно.

ТК: Ну и традиционный вопрос про творческие планы?

ВС: Работа над литературной частью «Иуды» закончена уже как год, и я за это время написал ещё и либретто к мюзиклу «Граф Монте-Кристо». История такова. В конце 80-х – начале 90-х Мишель Легран привёз материалы спектакля о графе Монте-Кристо со своими песнями и предложил Стасу Намину поставить. Но в то время это не вызвало у Стаса интереса, материал завис и долгое время лежал. Около полутора лет назад он перекочевал ко мне в виде текста пьесы и фонограмм песен из этого спектакля, фонограмм с хорошим исполнением музыки Леграна, объёмом около 45 минут. Из этой пьесы я сделал либретто возможного мюзикла. Произведение «на слуху», оно известно всем, но имеет большой объём, и либретто получилось около 80 страниц, в два раза больше, чем «Дракула». Но за счёт музыкального темпа это можно уложить в два с половиной – три часа. Для мюзикла это многовато, но интересный сюжет, хорошая музыка и яркая постановка могут создать очень интересное зрелище. Сейчас я нахожусь в поиске инвестора на все эти проекты.

ТК: Успехов Вам в этом деле.

ВС: Спасибо.

Благодарю Андрея Горбатова за информацию о статье. Особую благодарность Ладе Большаковой ("Территория Культуры") за предоставленный материал и разрешение опубликовать! Огромное спасибо Юрию Помятихину за редкое фото! ВТ

Предыдущая публикация 2005 года                         Следующая публикация 2005 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Голос певца звенит в запредельно высоком регистре, в нем ненависть, сила, вера! Этот вокальный эпизод переходит затем в инструментальный - своеобразный монтаж из нескольких музыкально-шумовых пластов. Основа целого - басовый остинатный ритм (синтезатор и ударные). «Верхние этажи» скомпонованы из одновременно звучащих фрагментов трех величайших классических произведений: «Мессы» Баха, «Реквиема» Моцарта и «Весны Священной» Стравинского... Подробнее




Яндекс.Метрика