Народ Билана объелся

И все решил SMS-тоятельно

По материалам: "Новая газета"

03.03.2005

Народ Билана объелся

Лично я с огромным энтузиазмом взялась разделить это бремя. Хотелось проверить, совпадем ли мы в выборе. С европейцами мы один раз уже совпали. В прошлом мае в Хорватии я случайно посмотрела по телевизору полуфинал «Евровидения-2004». В нем соревновались страны-аутсайдеры, которые на «Евровидении-2003» не получили гарантированного места в финале. В России полуфинал не показывали, поскольку нам-то финал уже был обеспечен. И вот там, по хорватскому телевизору, я впервые увидела знаменитую теперь Руслану с ее «Дикими танцами». Руслана меня до того впечатлила, что потом, вернувшись в Москву, я внимательно следила за исходом финала: сообразит ли Европа выбрать Руслану? Европа сообразила, я безумно возгордилась и с этого момента подсела на «Евровидение» — поддерживать свой масс-вкус в форме.

Честно скажу: в трех отборочных турах, которые проводил Первый канал, не участвовала. Просто рука не поднималась голосовать, до того конкурсанты были — как бы это мягче сказать? — невыразительными. Трудный выбор десятки лучших из не очень хороших делали более добросовестные телезрители, а я решила подключиться к голосованию уже в самом финале.

За четыре часа до финала посмотрела ток-шоу «Пять вечеров», где ведущий Андрей Малахов вместе с членами профессионального жюри (которое наблюдает, высказывается, но в реальном выборе не участвует) строил прогнозы окончания конкурса. Из этой программы я с изумлением уяснила, что вычеркнута из «народного» списка. Под «народом», который голосует на конкурсе, все эти люди понимали носителей профессий, далеких от журналистики. «Вы доверяете вкусу народных масс? — взывал ведущий Малахов к участникам своего ток-шоу. — Вы доверяете, что сантехник из Урюпинска, обладающий мобильным телефоном, сможет выбрать достойную кандидатуру для поездки на «Евровидение»?». Через некоторое время ведущий, видно, забыл, где прописал и трудоустроил русский народ, попытался к нему примазаться.

«Я народ! — образно заявил он композитору Градскому. — И от моего звонка будет зависеть, какой исполнитель поедет на «Евровидение». Но Градский поставил его на место, чуть раньше указанное самим же заявителем: «Ты не народ. Для того чтобы быть народом, тебе надо прекратить торчать на ТВ и поехать на макаронную фабрику». Малахов стушевался и попытался предъявить Градскому в качестве народа зрителей, сидящих в студии: «Это народ. Они будут голосовать». «Это не народ, — жестко отмел Градский студию тоже. — Это твоя аудитория. Потому что ты ее сюда позвал».

Выходила парадоксальнейшая вещь: работа на телевидении — любимой игрушке русского народа — и даже косвенная к нему принадлежность автоматически ставит прочерк в персональной графе «народности». Выходило, что все они вообще отказывают тебе в праве называться «народом», если ты, не дай бог, окончил что-то помимо средней школы. И переубедить их можно было единственным способом: проголосовать на конкурсе как народ, а не как они.

Они — многоопытные продюсеры, критики, композиторы и певцы — на этом шоу хором говорили, что победителем должен стать Дима Билан. «Откуда он, кстати? — спросила я дочь (7 лет). — С «Фабрики»?». «Нет, он из клипа, — квалифицированно ответила Сашка. — Мы с Дашкой (старшая, 20) его не любим».

Это был первый признак, что выдвиженец жюри народного конкурса — не все равно что выдвиженец народа.

Потом по Первому каналу показали финал. Отобранная десятка, увы, не блистала. Переться на международные конкурсы нам по-прежнему не с чем. С моей точки зрения, самой качественной в этой десятке была Стоцкая Анастасия. Все было более или менее при ней — ритмичная песня, заводное исполнение и элегантная подтанцовка. Опустить юбку на сантиметр, прикрыть чересчур спортивные плечи и ликвидировать «уши» Филиппа — конкурсантке не было бы цены. Но если обильное туловище вполне можно было простить, то «уши» — никак. За Стоцкую мы не голосовали.

Мы решили посылать SMS за Наталью Подольскую. Помимо небанальной внешности и вполне достойного голоса, в пользу Натальи был дух противоречия. Все на тех же «Пяти вечерах» один из обсуждальщиков фыркал насчет того, что как это может Россию представлять девушка из Белоруссии. «Может!» — был наш семейный ответ этому снобу. «И будет представлять», — ответил остальной русский народ, поставив Подольскую на первое место.

…Однако же конкурс «Евровидение» проводят только раз в год. Поэтому тем деятелям массовой журналистики и массовой эстрады, которые не умеют угадывать массовых предпочтений, рекомендую альтернативный тест на народность. Можете сдавать его с помощью газеты «Коммерсант», которая каждую неделю публикует «десятку» самых популярных телевизионных программ. Если принять десятку за сто процентов, то количество программ, по которым вы с этой десяткой совпадаете, и будет вашим личным коэффициентом принадлежности к народу. До сих пор мой коэффициент равнялся двадцати процентам: мы с народом стабильно верны сериалу «Клон» и программе «Вести-Москва». (Очки за систематический просмотр программы «Время» — тоже любимой народом — я в свой зачет не вписываю, потому что смотрю не по любви, а по работе.) Отборочное «Евровидение» этот коэффициент, как я нескромно полагаю, повысило. Хоть какое-то удовольствие от не слишком вдохновившего зрелища.

Елена РЫКОВЦЕВА, специально для «Новой»

Пресса "Среди претендентов мне очень понравилась Ирина Шотт, - сказал А.Градский. – Это неожиданно откуда-то взявшаяся девушка, которая никем не лоббировалась". "Она единственная из 30 претендентов пела чисто, остальные фальшивили, а на "Евровидении", где все поют живьем, это будет заметно, - заметил он. - Люди в Европе достаточно музыкально образованы, они в отличие от нашей аудитории сразу слышат фальшивое пение".

Евровидение-2005

Предыдущая публикация 2005 года                         Следующая публикация 2005 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Проблема состоит не в Сталине, и не только в Сталине, а вообще, действительно, в национальных чертах нашего народа, а именно в мифологии, в мифологичности русского человека, в его любви к сказкам, к мифам. И это касается не только Сталина, это касается певцов, писателей, музыкантов, актеров, политических деятелей, спортсменов, всех. Мы создаем себе мифы, которые таковыми не являются, мы возводим их на пьедестал, потом начинаем им поклоняться, потом, когда через поколение, через два выясняется, что это просто никто, мы забываем его и так далее. Вот этим мы занимаемся 400 лет.... Подробнее




Яндекс.Метрика