Партии Мастера и Иешуа спою сам

Рубрика: ИМЯ В ИСКУССТВЕ

Автор: АЛЕКСАНДР ГРАДСКИЙ

"Парламентская газета"

№1488(116)

Дата выхода: 29.06.2004


Партии Мастера и Иешуа спою сам - Александр Градский

О нём заговорили ещё в шестидесятые как об одном из зачинателей рок-движения в Советском Союзе. Слава пришла к Градскому после исполнения песни Пахмутовой и Добронравова "Как молоды мы были". Для кино он сочинил музыку к 44 фильмам, среди которых - "Романс о влюблённых", "Узник замка Иф", "Искусство жить в Одессе"... Не так давно артист выпустил компакт-диск своих новых песен под названием "Хрестоматия". Сейчас Градский строит в Москве театр и сочиняет оперу "Мастер и Маргарита".

- Александр Борисович, вы родились в Челябинской области в городке с забавным именем Копейск. Когда бываете в тех местах на гастролях, ощущаете, что это ваша малая родина?

- Не хочу врать, не очень. Но у меня нет и той гипертрофированной гордости, которой страдают многие коренные москвичи: дескать, мы живем в столице, а значит, особенные люди. За это, может быть, их так не любят провинциалы. Хотя из глубинки в столицу по-прежнему стремятся попасть очень многие. Моего отца распределили в Копейск на работу, и мама поехала за ним. Там я родился и рос до семи лет, пока семья не вернулась в Москву.

- Слышал, что в отрочестве вашими кумирами были Марк Бернес, Клавдия Шульженко, Лидия Русланова - цвет отечественной эстрады. И вдруг вы выбираете рок-музыку.

- По музыкальной идеологии не вижу разницы между Марком Бернесом и Полом Маккартни. Та же предельная искренность и максимальное проникновение в самую суть исполняемой вещи. Скажу больше, какую-нибудь песню в исполнении Бернеса, например "Опять расстаюсь я с тобою - / С любовью моей и мечтою", считаю равной песням вокальных циклов Шумана. Хотя это разная звуковая подача, энергетика. У великого немецкого баритона Дитриха Фишер-Дискау получилось бы совсем не так, но с той же мерой понимания. В каждом жанре нужно быть адекватным музыкальной и поэтической задаче.

- В музыкальной среде вас оценили сразу. А в поэтической?

- Со мною вели какие-то странные разговоры. Композиторы говорили: Саша, с твоим-то голосом зачем тебе сочинять, ты лучше пой, а мы сами все сочиним. Поэты уверяли: Саш, сочиняя такую фантастическую музыку, зачем ты залез в стихи? А вокалисты тянули в свою сторону: Александр Борисович, у нас нет репертуара, лучше пишите стихов и музыки побольше, а петь будем мы. И так продолжается до сих пор. Это нормальные конкурентные отношения. Я никого особо не слушаю, просто делаю свое дело.

- Будучи уже известным певцом и автором музыки к нескольким кинофильмам, вы поступили в Московскую консерваторию в класс композиции к Хренникову. Как Тихон Николаевич терпел столь необычного студента, у которого кроме учебы наверняка была еще масса других дел?

- Нормально. На первом курсе я ему сдал рок-оперу "Стадион" как курсовую работу. У него есть интересная теория о том, что нужно избегать громких названий. "Написал симфонию - подпиши: "Симфоническая поэма", - считает Хренников. - Написал симфоническую поэму - подпиши: "Сюита". Не надо зариться на большие формы. Когда поймешь, что написал вещь, равную 9-й симфонии Бетховена, тогда только подписывай: "Симфония". Но лучше подумай, может, все-таки это еще не симфония...". Очень жестко сказано, но справедливо. Сожалею, что не смог как следует поучиться у Тихона Николаевича. Но это было замечательное время. С Хренниковым мы до сих пор сохраняем дружеские отношения.

- Как сложилась судьба ваших опер и балетов?

- Опера "Стадион", которую я написал на первом курсе консерватории, в восьмидесятые разошлась на пластинке и до сих пор продается на компакт-диске. Все три балета - "Маугли", "Еврейская баллада" и "Распутин" - поставлены в Москве ансамблем балета на льду и в Киеве в Музыкальном детском театре. В конце 80-х, когда, например, о сибирском старце не принято было говорить, в балете "Распутин" расстреливали царскую семью и Ленин танцевал с Дзержинским. Это было веселенькое зрелище. В финале на сцену выносили трехцветный флаг, о котором тогда в Советском Союзе даже думать мало кто отваживался.

- В опере "Стадион" партию жены главного героя пела Алла Пугачева. У вас еще были с певицей совместные проекты?

- Нет. Считаю, роль в "Стадионе" - это лучшее, что Алла Борисовна сделала за свою сольную карьеру. Но ей эта работа не нравится. Она уверена, что Пугачева во всех своих проявлениях должна оставаться той Пугачевой, к которой привык народ. А в моей опере она предстала совсем иной...

- Ваш уникальный голос в три октавы, очевидно, требует к себе особого внимания? При вашей композиторской и административной занятости для этого находится время?

- Я не распеваюсь по два часа в день. Мой педагог по вокалу в Гнесинке Нина Александровна Вербова как-то меня застала за этим занятием. Как правило, в распевках молодые певцы орут как резаные, ради озорства хватая верхнее до или ре. А она мне тогда сказала: "Каждому тенору природой отведена своя коробочка с определенным количеством высоких нот. Чем больше берешь, тем меньше остается. Не расходуй зря!" С тех пор я не пою лишнего. К тому же мой звуковой аппарат так настроен, что распеваться не нужно. Могу выйти на сцену и с ходу спеть программу.

- Вы уже более 25 лет пишете оперу "Мастер и Маргарита" и дописать все никак не можете. Не является ли это продолжением тех мистических неудач, которые преследуют почти всех, кто пытается работать с загадочным романом Михаила Булгакова?

- Не думаю. Написал же Сергей Слонимский в 1972 году оперу "Мастер и Маргарита", и ничего плохого не случилось. Очевидно, несчастья подстерегают тех, кто паразитирует на Булгакове. Хотя я и в это не очень-то верю, так, суеверные легенды. Если я серьезно засяду за "Мастера и Маргариту", то доведу дело до конца. Кроме Мастера и Иешуа, партии которых спою сам, у меня пока нет ни одного вокалиста ни на одну роль. Даже не знаю, в каких тональностях писать, поскольку не вижу подходящих исполнителей, которые бы сразу справились с тем, что я задумал. А долго с кем-то заниматься и репетировать нет ни времени, ни возможностей. Митя Хворостовский мог бы спеть Воланда. Но он классический певец, очень занят, и я себе плохо представляю, как он стал бы меня слушаться и ломать свой стиль. К тому же он может просто не согласиться, хотя мы эту тему с ним уже обсуждали.

- Сейчас в Москве набирает обороты новый виток борьбы с видео- и аудиопиратами. А вы от них не страдаете?

- Многие наши суперзнаменитые певцы выпускают скверные пластинки, да еще и жадничают на оформлении. Вот пираты их и тиражируют. А сегодня народ предпочитает покупать компакт-диски за 200 рублей, но добротно изданные. Я не экономлю на своей музыке. Поэтому меня пираты практически не копируют. Тем более что моя музыка не попсовая. Над своим последним диском "Хрестоматия" работал почти год. Там 15 композиций, и каждая потенциальный хит. Все вещи разножанровые - фокстрот, блюз, румба, свинг, колыбельная, баллада, кантри, соул, хард-рок, вальс... Записал с помощью симфонического оркестра и солистов-инструменталистов - всего около 300 музыкантов.

Но ни одну из "хрестоматийных" композиций сейчас в эфире вы не услышите. Ни одна радиостанция бесплатно их не станет крутить. Хотя это более близко к пресловутому "формату", чем все то, что я делал раньше. Сидит там у эфирного микрофона какой-нибудь малограмотный диджей и крутит на всю страну убогие песни в три аккорда. "Мне прикольно", - отвечает он на все упреки в непрофессионализме. Однако в эстрадной музыке надо разбираться.

Сегодня у многих создается впечатление, что если человека среднего дарования средствами мощной рекламной акции накачать хвалебными эпитетами, то все поверят, что он большой исполнитель. Это не так. Слушатель быстро всех расставляет на свои места. Достаточно одного прослушивания, чтобы народ полюбил умеющего петь артиста. У того, кто не умеет петь и не способен "взять за душу", тоже соберется своя аудитория. Но она его быстро променяет на другого...

Беседовал Анатолий СТАРОДУБЕЦ


Предыдущая публикация 2004 года                         Следующая публикация 2004 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online Для вас в нашей организации адвокат предлагаем всем желающим.

Впрочем, «Не одна в поле дороженька», исполняется а’капелла, под свист ветра и раскаты грома. Петь народные песни без сопровождения стало модным, но в данном случае тончайшая и разнообразная голосовая звукозапись не затушевывает, как это часто бывает с виртуозами, настроение песни, а напротив, прибавляет ей выразительности, создает атмосферу эмоциональной насыщенности... Подробнее




Яндекс.Метрика