Александр Градский в программе «Детали»

14 июля 2004 года


Александр Градский в программе «Детали»

Тина Канделаки: Сегодня у меня в гостях - Александр Градский! Здравствуйте, Александр!

Александр Градский: Здравствуйте, Тина!

Тина Канделаки: Наверное, было бы странно, если бы я не вспомнила, что у вас в этом году юбилейная дата. Я с этого хочу начать.

Александр Градский: Она средняя такая, переходная.

Тина Канделаки: Я объясню, почему с этого начинаю. Просто я прочитала много интервью, которые посвящены этой дате, и практически у всех лейтмотивом звучит фраза, что вы отчасти не удовлетворены жизнью. Мне так показалось? Интервью, кстати, не ваши, а коллег по цеху.

Александр Градский: Тина, у меня нет коллег по цеху. Я в своем цеху отдельно существую!

Тина Канделаки: Давайте на примерах. Вот читаю я интервью Мазаева - умный мужчина. Его спрашивают про вас, про то, что вы ненавидите всю попсу. На что он отвечает, что Градский неудовлетворен, а неудовлетворен потому, что его огромному таланту в этой стране так и не нашлось применения.

Александр Градский: Это - его позиция. Может быть, он в чем-то и прав. Вот у меня в одном интервью было сказано, что есть разные понятия комплексов. Вот у меня был комплекс неоцененности. В районе 30-35 лет, когда еще предполагалось, что я могу быть оценен. Когда стало ясно, что оцененным быть не удастся, комплекс пропал. То есть комплекс появляется тогда, когда есть надежда на то, что все изменится.

Тина Канделаки: А как вы думаете, после какой песни вы стали популярны?

Александр Градский: По настоящему, наверное, как это ни банально, после "Как молоды мы были", "Романс о влюбленных". Как-то подряд пошло. Это - раскрутка. У меня уже в 1963 году была группа, в 1964 - другая, а в 1965 - третья! В 1966 - уже своя группа, где мы играли почти всю программу из своих вещей. Меня уже знали, покупали билеты, но все равно мы нуждались в телевидении и в радио. И вот когда случилось написать музыку к фильму, а потом я спел "Как молоды мы были", и это тоже показали по всем каналам. Хотя сначала даже авторам песни не советовали со мной связываться.

Тина Канделаки: Но, согласитесь, он все таки добился того, чтобы работать с вами. Я имею в виду "Романс о влюбленных".

Александр Градский: А что значит добился? Он пришел, я его послал, потому что он опять влез в студию во время записи. Потом он наврал об этой встрече. У него такая фантазия! Поскольку он режиссер, сценарист, идейно воспитанный человек - у него фантазия впереди факта. А я профессиональный музыкант, и у меня - факты, математика.

Тина Канделаки: А если сегодня придут и попросят написать музыку к хорошему фильму или сериалу?

Александр Градский: Денег попрошу.

Тина Канделаки: Много?

Александр Градский: Много. Не буду говорить сколько, но много. Потому что это - год работы.

Тина Канделаки: Ну все же знают про гонорары западных звезд! Я знаю, что песня на поп-эстраде стоит от 10 до 20 тысяч долларов.

Александр Градский: Бог с вами! Это может и миллион стоить!

Тина Канделаки: А если фильм понравился?

Александр Градский: Для Голливуда пишут человек 6-7 композиторов всего. Это все одни и те же люди, у них одни и те же гонорары. В хорошем голливудском фильме для песен приглашаются суперзвезды. Могут и Стинга попросить.

Тина Канделаки: А вам никакое кино из отечественных в последнее время не понравилось? Для которого неплохо было бы написать?

Александр Градский: Нет. Ни одно.

Тина Канделаки: Я была на одной из первых церемоний вручения премии "Золотой орел", когда в павильон "Мосфильма" на машине приехал Мишель Легран, и все встали, аплодировали ему. С вами такое было бы возможно?

Александр Градский: Да, Мишель Легран вообще написал одну тему, которую спер! Он очень средний автор, просто это типично русское низкопоклонство.

Тина Канделаки: То есть перед вами не встали бы?

Александр Градский: Нет, конечно! Передо мной встанут, только когда я буду лежать в Колонном зале, или где-нибудь там, в театре. Нет. Это типично наша история. Он неплохо играет на рояле, он сочиняет по квинтовому кругу одни и те же песни. Если вы знаете, что такое квинтовый круг.

Тина Канделаки: Получается, что вы один это понимаете? А остальные люди? Они же тоже умные, образованные.

Александр Градский: Пудрят мозги просто! У нас же музыкально необразованный народ.

Тина Канделаки: Чего бы вы категорически не хотели для ваших детей?

Александр Градский: То, что я категорически для них не хотел, то и случается!

Тина Канделаки: Сын у вас юрист, насколько я помню?

Александр Градский: Он не юрист. Он окончил Лондонскую школу экономики. Это считается бизнес-менеджмент.

Тина Канделаки: Это из тех случаев, когда первая зарплата в размере ста тысяч долларов?

Александр Градский: Ста тысяч долларов в год? Он мог получать столько, если бы остался в Англии или в Америке. Но он сам захотел вернуться в Россию.

Тина Канделаки: Что же за любовь такая к Родине? Вы их так воспитывали?

Александр Градский: Не знаю. У меня дочь тоже в Англии училась, и просто плевалась страшными словами.

Тина Канделаки: Ну, она у вас - просто красавица!

Александр Градский: Да. Она вернулась в Москву.

Тина Канделаки: А вас ее мальчики боятся?

Александр Градский: Нет! У нее вообще один мальчик сейчас, слава Богу. Он - приличный парень, сын моего близкого знакомого.

Тина Канделаки: А какие у вас были первые ощущения, когда она впервые представила своего парня?

Александр Градский: Она представила его через несколько месяцев после того, как я узнал, что у них роман.

Тина Канделаки: А откуда вы узнали? Вам сказали?

Александр Градский: Я же говорю, что знаю его отца.

Тина Канделаки: Я так думаю, что вы - сумасшедший папа.

Александр Градский: Да они уже давно делают то, что хотят! Маша лет с 14 делает то, что хочет. Даня - тоже лет с 16. Он еще злится, что ему позже разрешили.

Тина Канделаки: А вы им говорите, как нужно делать?

Александр Градский: Конечно, я пилю.

Тина Канделаки: А вы говорите им не повторять папиных ошибок?

Александр Градский: Нет, я говорю им такую фразу: "Не нужно учиться на своих ошибках, учитесь на моих. И сейчас я вам их перечислю...". Начинаю их перечислять.

Тина Канделаки: А перечислите мне свои ошибки! Их больше в личной жизни, или в творчестве?

Александр Градский: В творчестве почти никаких ошибок не было. В личной жизни я пытался некоторые свои романы регистрировать. Не нужно было этого делать. А мне почему-то хотелось идеальной семьи. И в первый, и во второй, и в третий раз мне показалось, что вот данный роман - идеальное поле для создания семьи.

Тина Канделаки: Как вы детям можете такое говорить! Я просто думаю, что вы - порядочный мужчина!

Александр Градский: А знаете, сколько у меня было незарегистрированных романов? Просто были романы, когда мне казалось, что это - оно, а все остальное нужно отметать и отдать себя этому. И я регистрировал эти романы.

Тина Канделаки: В один прекрасный день у вас это произошло раз и навсегда, насколько я понимаю.

Александр Градский: Назовем это так. Давайте не будем это уточнять. Я сейчас не хочу ничего об этом говорить, потому что все, что я сейчас ни скажу, бужен неправдой.

Тина Канделаки: Н у вас же правда очень красивая жена?

Александр Градский: Да. Очень красивая. Она хорошая женщина.

Тина Канделаки: Кто воспитал детей? Она или вы?

Александр Градский: Конечно, она. Со всеми плюсами и минусами. В то время у меня времени хватало только на то, чтобы наорать, потом простить и пойти что-нибудь купить и успокоиться.

Тина Канделаки: А о чем в жизни жалеете, на что не хватило времени?

Александр Градский: А невозможно было, чтобы хватило на все. Единственное, что я делал, так это пилил жену, чтобы она пилила детей, потому что когда пилил их я, они к ней бежали жаловаться, и воспитания не получалось.

Тина Канделаки: Вы перед любыми людьми можете петь? Это важно?

Александр Градский: Да мне абсолютно все равно! Я пел знаете в каких странных местах! Например, шахтеры поднимаются из забоя, у них там клуб. Они же не готовы в тот момент к прослушиванию?

Тина Канделаки: А сидят за столом и жуют и еще мобильные телефоны работают?

Александр Градский: У меня никогда не жуют и не работают телефоны. Если кто-то себе это позволяет, то я останавливаюсь, и в довольно жесткой форме это прекращаю. У меня такой опыт был даже в Америке, в хард-рок кафе. Я сказал "shut up". Я пел тогда свои вещи, а они болтали. Я сказал заткнуться, потому что я пел бесплатно, и я тоже хочу получить удовольствие. Если бы мне заплатили, то я бы, может, еще и помучался. А сейчас уже много лет за свою работу я получаю деньги вперед, поэтому если я выступаю, а кто-то ест, или курит, или разговаривает, то я пою одну-две вещи, говорю о том, что деньги заплачены, поэтому если вы не бросите, то я поеду домой. Наступает пауза, после этого люди бросают.

Тина Канделаки: А за что в лицо можно дать?

Александр Градский: Ни за что! Человека вообще нельзя бить! А я бил, по глупости. Три раза в жизни я ударил человека. В последний раз это было 26 или 27 лет назад.

Тина Канделаки: Если бы у вас состоялась личная встреча на 55-летие с Путиным, что бы вы попросили?

Александр Градский: Да ничего! Я никогда ничего ни у кого не просил.

Тина Канделаки: Почему вы никогда не стрижетесь коротко?

Александр Градский: Почему? Я стригусь! Иногда коротко, но что-то не то в этом. Хотя, конечно, разница есть между тем, что было в 1977 году, и сейчас.

Тина Канделаки: А я и не заметила! Спасибо вам!


Предыдущая публикация 2004 года                         Следующая публикация 2004 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика