Похождения «дрянной девчонки»
на Олимпиаде

По материалам: "Комсомольская правда"

25 августа 2004 г.

Наш корреспондент Дарья Асламова добавит копоти в олимпийский огонь


Похождения «дрянной девчонки» на Олимпиаде

Ночной кошмар всех секретных служб Греции - призрак мирового терроризма. Одними из самых охраняемых объектов Олимпиады являются отель «Хилтон», где проживают члены Международного олимпийского комитета (из наших только Шамиль Тарпищев и бывший «наш», украинец Сергей Бубка), и корабль Westerdam, набитый русскими миллионерами, как бочка сельдью.

Если «Хилтон» требует 24-часового ожидания пропуска для гостей, то корабль Westerdam увеличил срок проверки до 48 часов. После положенных мытарств (тройной контроль документов, двойной обыск и сдача паспорта у входа) мне удалось проникнуть в этот плавучий золотой дворец, смешавшись с толпой разодетых гостей, текущих на прием. Ошеломленные гости охали и ахали, разглядывая роскошные мелочи новенького, с иголочки, корабельного убранства - мозаичные полы, золотые колонны, резные лифты. Но вы же знаете наших! Пять минут поахав, все тут же стали говорить, что и не такое видали и что филиппинская прислуга - совсем никудышная. (Замечу, что филиппинцы считаются настоящими профессионалами в мире сервиса, но нашим никогда не угодишь.)

Прием начался с шампанского, крохотных изысканных канапе и взаимного разглядывания. Из VIP-персон «засветились» двое бессменных болельщиков-депутатов - аграрий Николай Харитонов и светский лев Артур Чилингаров в белом кителе и с неизменной сигариллой во рту. «Ты в этом кителе похож сразу на Сталина и на Мао Цзэдуна, - заметил Харитонов Чилингарову. - Только орденской планки не хватает». «Да у меня даже Звезда Героя есть», - отозвался Чилингаров.

Аграрий Харитонов обратился к своим собутыльникам (пардон, соратникам) с пламенным тостом про спорт и пошел танцевать под разудалую музыку братьев Радченко, двух здоровенных близнецов, поющих что-то русско-размашистое, с купеческой жилкой. И сразу все бросились плясать со всеми положенными притопами и прихлопами.

На приеме выделялся счастливый размякший Градский в компании невероятной девочки, настоящей фарфоровой статуэтки. Заметив меня, Градский погрозил пальцем и сказал: «Знаю я тебя, опять какие-нибудь гадости напишешь» - и тут же неловким жестом смел со стола все бокалы с шампанским. Преданные филиппинцы бросились ликвидировать маленький беспредел. «Видишь, Даша, какое у тебя сильное энергетическое поле, - объяснил Градский. - Все вокруг бьется». «Нечего все валить на мое энергетическое поле, - парировала я, - ты лучше скажи, где такую красотку оторвал? Уж не очередная ли жена?» «Ну, я ее однажды представил как жену, так ее родители в шоке были, когда увидели фотографии в газетах. Ведь я же для нее старый. Но мы живем вместе уже год, и я очень счастлив. Она чудесная».

Девочка и впрямь оказалась милым, скромным созданием, будущим юристом и застенчиво ответила, что родители ее, конечно, испугались вначале, но потом ничего, привыкли.Прием оказался скорее мужским, чем женским. Правда, в женском туалете сидели юные красотки с сумочками от Луи Витона, дочки богатых родителей, и тайком от мам и пап курили. Но основной состав - толстые, уже помятые старые дядечки, по виду типичные функционеры. На мой простодушный вопрос «Откуда у вас, мужики, такие деньги, чтобы жить на суперкорабле?» народ не без юмора отвечал: «А мы здесь по профсоюзной путевке». Только один крупный армянский мужчина честно ответил, что он заплатил 52 000 евро за путевку для семьи из четырех человек. Я пыталась разделить 52 000 на четыре, но после шампанского не смогла.

К полуночи корабль разом опустел. Я ошеломленно бродила по бесконечным пустым роскошным залам, по великолепным спа- и фитнес-центрам, по барам и ресторанам. Ни души. Зашла в гремящую дискотеку, где сидел одинокий ди-джей, потом в огромное сверкающее пустое казино. Все как сквозь землю провалились. Прямо-таки корабль-призрак. Внезапно увидела двух мужиков, садящихся в лифт, и бросилась к ним с криками: «Люди! Где народ?» Мужики уныло выматерились: «Да это ж плавучая тюрьма. К себе никогда не приведешь и сам быстро отсюда не выберешься. Секьюрити свирепствуют. Даже деньги в казино нельзя спустить. Казино есть, а играть в нем на стоянках нельзя. Вот мы каждую ночь сбегаем в город, туда, где жизнь». Я начала хохотать. Классическая история о золотой клетке - все, кто снаружи, хотят попасть внутрь, все, кто внутри, мечтают сбежать.

В одном из баров я таки нашла двух русских девчонок, поющий дуэт «Пина Колада». («Кобзон нас зовет группой «Пина Колода», - пошутили они.) Девочки сидели без косметики, в обычных футболках и наслаждались свободой от мужчин. «Да мы тут замучены олигархами, - объяснили они. - Первый вопрос на корабле от мужиков: «Вы в каком номере, девчонки, живете?» Хорошо, что сразу не спрашивают, сколько мы стоим. Мы сюда петь приехали, а не продаваться. Правда, нам оплатили только каюту на корабле и билеты, но мы решили, почему бы не поехать в Грецию и попеть, и отдохнуть. Но все эти грязные старые развратники думают, что раз они каюты на корабле купили, то и нас запросто купят. Они ведь разговаривают только о виагре и о девочках». Мы повздыхали и помечтали, что хорошо бы найти любовь, но обязательно с деньгами, и что счастья на свете нет. «Но ведь кому-то везет», - с надеждой сказали девочки.

Дарья АСЛАМОВА

Предыдущая публикация 2004 года                         Следующая публикация 2004 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика