30 лет как «Сябры»

Сергей ШАПРАН

30/01/2004

"Белорусская деловая газета"



Еще в декабре прошлого года ансамбль «Сябры» большим концертом во Дворце Республики начал праздновать свое 30-летие. И будет продолжать делать это весь 2004 год. Тем более что именно весну 1974-го «Сябры» считают временем своего рождения. О том, как все начиналось, корреспонденту «БДГ» рассказал бессменный художественный руководитель ансамбля Анатолий ЯРМОЛЕНКО.


50 грамм для голоса

— В честь 30-летия вы только в Минске даете концерт?

— Нет, еще в позапрошлом году нас пригласили выступить в Кремлевском Дворце. Но я предложил перенести концерт на март 2004 года. Впереди у нас Москва, Киев, Кишинев, Прибалтика. Думаем провести гастрольный тур и по Беларуси.

— И кто будет вашими гостями в Кремлевском Дворце?

— Согласие участвовать дали Лариса Долина, София Ротару, Иосиф Кобзон, Филипп Киркоров. В общем, все звезды первой величины. Но я не хочу, чтобы было много российских исполнителей. Иначе сначала мы споем две песни, затем три песни споют те, еще три эти, и получится, как всегда. Уж лучше я привезу в Москву кого-то из наших молодых артистов. Однако это требует больших финансовых затрат. Если Министерство культуры поддержит, тогда наш замысел может осуществиться.

— А что министерство?

— Я недавно говорил с министром — он обещал помочь. Поддерживают и представители Администрации президента…

— Сейчас вернулась мода на ВИА. Но в отличие от большинства советских ансамблей вы никогда не распадались.

— Да, действительно на сцену сейчас вернулись многие наши коллеги, которых я не видел лет десять. Правда, некоторые уже потеряли форму. Мы же в этом смысле уникальны, поскольку никогда не распадались, не делились и соответственно никогда не возрождались.

— К тому же у вас в отличие от многих сохраняется голос. Как вы его бережете?

— Надо постоянно быть в работе. Голос — это как мышцы. Если человек не тренируется, мышцы становятся дряблыми. И потом, надо вести здоровый образ жизни. Голос требует внимания к себе. Нельзя перегружать его, курить…

— А выпивать?

— Иногда это даже помогает. Когда чувствую, что связки не звучат, могу позволить себе перед выходом на сцену прополоскать горло 50 граммами коньяка.

— Именно прополоскать?

— Коньяк ведь дорогой напиток, не выплюнешь его — жалко. А глотнешь — и глаза начинают блестеть!

А для души — «Би Джиз»

— Так вы считаете, что ваше время уже пришло?

— Не думаю. Но ты ж понимаешь, самое печальное, когда артиста начинают либо жалеть, либо уважать за прошлое. А у артиста должно быть будущее. Да, кому-то, может, не нравится, как я пою или наша музыка вообще. Это другой вопрос. Я сам, кстати, люблю совсем иную музыку. И «Сяброў» слушаю только, что называется, по работе.

— А что вы сами слушаете не «по работе»?

— Люблю весь «Би Джиз», «квинов», «Оркестр Махавишну».

…Мы все немножко битломаны

— Если вернуться к истокам… «Сябрам» же предшествовал еще 1969 год, ВИА «Сувенир»?

— Я как раз заканчивал службу в армии в Баку, когда приехал директор Гомельской филармонии и пригласил меня в «Сувенир», где уже работали Александр Градский, Саша Буйнов и барабанщик Полонский, позже ушедшие в ансамбль «Веселые ребята». И вот, едва демобилизовавшись и сбросив военную форму между Майкопом и Краснодаром, я сразу отправился на концерт и два месяца затем ездил вместе с этим коллективом на гастроли. И куда бы мы ни приезжали, моментально на наши выступления собирались все местные битломаны, поскольку Буйнов и Градский были просто помешаны на «Битлз»! Они в каждой гостинице, где мы останавливались, открывали окна, ставили «кинаповские» колонки и «валили» «Битлз»! Народ толпами стоял под окнами!.. Потом, когда Градский поступил в «Гнесинку», а москвичи вернулись к себе домой, я взял в «Сувенир» несколько музыкантов из Баку и своих друзей-гомельчан. Правда, вскоре наш коллектив расформировали и сделали «Песни над Сожем». Это произошло в 1971 году.

— А сами-то вы битломаном были?

— Все мы тогда «торчали» от «Битлз». Но Градский с Буйновым в этом смысле были самыми крутыми! Они знали о «Битлз» все: от и до! Я же еще любил Рэя Чарлза и перепевал весь репертуар Ободзинского, Утесова, Трошина, Бернеса. Позже стали нравиться «Би Джиз». А еще Чеслав Неман! Так, как он пел, поверь, никто не пел! Позже меня поразила рок-опера «Орфей и Эвридика» Журбина. И, конечно, не забуду гомельский концерт «Песняров». Но, вообще говоря, именно «Песняры» подвигли нас к созданию нашего коллектива.

Любимое имя — Алеся

— Вы никогда не исполняли социальных песен.

— Нам никто никогда ничего не запрещал. Может, мы считались благонадежными? Ведь мы пели про «сцяжыначку», про травинку, про Родину, про хатку. Очень много было песен с женскими именами: «Алеся», «Кася», «Марыся», «Алена», «Зося».

— А какое самое любимое женское имя?

— Алеся. Наверное, потому, что когда-то мне понравилась купринская Алеся, потом уже я был очарован Мариной Влади в фильме «Колдунья». А как раз в это время Олег Иванов предложил мне спеть «Алесю». Я очень обрадовался и даже бородку отпустил под впечатлением от героя из «Колдуньи».

— Почему ж вы дочку Алесей не назвали?

— Дело в том, что еще раньше мы с супругой решили назвать будущих наших детей старославянскими, княжескими именами: сына — Святославом, дочку — Ольгой. А имя Алеся ломало все наши планы! Тем не менее все равно мы с самого детства называли ее Алеся, Олень. Хотя, наверное, надо было сразу так назвать…

«Раньше боялись, что девушки откажут…»

— В одном интервью вы сказали, что «Алеся родилась за кулисами». Это правда?

— Ну то, что зачата она была там, это точно. Не в буквальном смысле, но на гастролях. Ведь моя жена ездила вместе с нами постоянно. Она всегда помогает нам. Сначала была звукорежиссером, потом — осветителем в «яме» перед сценой. Во время одного концерта в Казахстане смотрю в эту «яму», а к жене пристает пьяный электрик. Мне пришлось, прервав концерт, отбить непрошеного поклонника!.. После выступления местные ребята решили отдубасить нас. Но мы схватили шесть микрофонных стоек: «Кто первый шаг сделает — раздробим!». Вызывали милицию…

— Сегодня «Сябры» из-за девушек дерутся?

— Что касается старших «сяброў», так у нас уже такой возраст… Раньше боялись, что девушки откажут, а теперь боимся, что согласятся. (Смеется.)

«Нет шубы? Зато будем песни слушать»

— Очевидно, именно супруга была первым слушателем ваших песен?

— Конечно. Когда в 1990 году мы переехали из Гомеля в Минск, мне пришлось продать все, что у нас было, чтобы купить за сумасшедшие деньги — 35 тысяч! — восьмиканальный магнитофон и микрофон.

— И что продали?

— Я тебе скажу: телевизор продал, видеомагнитофон… два видеомагнитофона!

— «Три серебряных портсигара»… Анатолий Иванович, вы сейчас говорите, как герой Этуша в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»!

— (Смеется.) Но я действительно продал два видеомагнитофона: «Электронику» и Panasonic. Еще продал пыжиковую шапку и дубленку, которые мне выделили по разнарядке Гомельского обкома. Выделили по госцене — я продал подороже. Правда, потом Рая сказала: «У меня шубы нет». — «Ну, ничего, — ответил я. — Зато будем песни слушать». Это, кстати, я до сих пор ей говорю.

— Последние 15 лет ваша супруга работает в «Сябрах» костюмером. А чем занят сын?

— В «Сябрах» он уже 17 лет. Святослав — клавишник и гитарист, но сейчас в основном занят в студии мастерингом и всеми компьютерными делами. Например, сайт www.syabry.com — его рук дело. Я с пяти лет приучил его к компьютеру.

— А, кстати, супруга по-прежнему без шубы ходит?

— (Ярмоленко кричит жене: «Рая, у тебе есть шуба или нет?») Она говорит, что нету. Мы покупали ей когда-то шубу, но пора менять. Однако не получается пока — все деньги приходится тратить на аппаратуру. Мы же не государственный коллектив, поэтому практически все, что зарабатываем, вкладываем в аппаратуру. А иначе не выживем — заработков-то сейчас не очень много…

Предыдущая публикация 2004 года                         Следующая публикация 2004 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Любые выборы, где бы они не происходили, - это выбор наименьшего зла - по определению. Потому, что политики - в принципе люди, вынужденные совершать недобрые поступки. Все они кричат что будем делать добро. И все это вранье.... Подробнее




Яндекс.Метрика