Я хотел бы еще жить,

говорит папа русского рока Александр Градский

Сергей ШАПРАН

05.03.2004

"Белорусская деловая газета"


Я хотел бы еще жить - Александр Градский

13 марта в к/з «Минск» Творческие мастерские «Порт У» представляют юбилейный концерт Александра ГРАДСКОГО. Того самого Градского, который не только стоял у истоков русского рока, но, что называется, сам исток. Он основатель (еще в 1960-е годы) группы «Скоморохи», автор первой советской рок-оперы «Стадион», автор музыки к более чем сорока фильмам, шутник и охотник посмеяться и высмеять. И от жизни Градский получает огромное удовольствие…

— Александр Борисович, в последний раз вы были в Минске относительно давно. Это вас так редко приглашают или вы так редко выступаете?

— Редко выступаю. Я просто не соглашаюсь часто ездить в одно и то же место. Городов-то много, а надоедать одному и тому же зрителю не хочется.

— Организаторы вашего нынешнего минского концерта сказали, что, едва появились афиши, продали половину билетов, хотя вы отнюдь не из тех, кого каждый день по ТВ крутят.

— Я могу быть только благодарен тем, кто придет на мой концерт, но не знаю, чем обусловлена скорость продажи билетов. Обычно ведь билеты хорошо продаются, если кого-то очень сильно рекламируют…

— Но вас-то не рекламируют.

— Ошибка телевизионных людей состоит в том, что они думают, что если рекламируют какой-то товар, то обязательно смогут его продать. Но сделать это можно один раз, второй раз будет уже труднее, а третий — вообще невозможно. Потому-то задача сегодняшних телевизионных продюсеров состоит в том, чтобы сделать какой-то товар привлекательным только на один-два раза, потом они забывают о нем и создают уже другой товар. У самого же товара — каковым я себя тоже считаю — есть другая идея: быть нужным людям как можно дольше. Поэтому нужно следить за собой и постоянно обновляться. Или достичь такого уровня мастерства, чтобы быть интересным всегда. Зависеть же от телевизионной конъюнктуры не хочется.

— Говоря о товаре, который продастся раз-два, а третий раз уже нет, вы имели в виду некачественный товар?

— Необязательно — иногда и там попадается что-нибудь достаточно интересное. Просто у назойливой рекламы есть обратная сторона: люди устают от музыканта или певца, которого постоянно им навязывают. О нем уже все известно, никакой тайны больше нет, поэтому идти на его концерт неинтересно. И потом, на концертах бывает много обмана — фонограмму крутят…

— А вам самому приходилось выступать под фонограмму?

— Да, иногда выступаю, но под оркестровую фонограмму. А пою-то сам. Лишь однажды пришлось петь под фонограмму — это было году в 1985-м в Молдавии и было связано с телевизионной съемкой. Мне это страшно не понравилось, и никогда потом я больше так не выступал.

— В Минск вы приезжаете с программой «Хрестоматия»…

— Дело в том, что этот год считается вроде юбилейным (Градскому исполняется 55 лет. — С.Ш.), поэтому у меня в ноябре будет концерт в «России», где я уж точно должен буду спеть «Хрестоматию». Но программа очень тяжелая в вокальном отношении. Смогу ли выдержать весь концерт плюс еще какие-то классические вещи? В Минске я попробую это сделать, попробую соответствовать этому технически. Все ведь познается опытным путем.

— Собираясь в Беларусь, не ностальгируете? Ведь именно в Гомельской области вы проходили свои «университеты» еще в 1968 году…

— Но это все-таки была не более чем профессиональная работа. Я тогда с концертами объездил всю Беларусь: Гомель, Витебск, Мозырь, Жлобин, Брест — где только не был! Правда, выступал не в качестве солиста, а, подыгрывая на гитаре, зарабатывал деньги на свою группу в Москве. Тогда же, кстати, познакомился с «Песнярами». Правда, они были в то время еще «Лявонами». Мы встретились в каком-то клубе, где Володя Мулявин исполнял что-то на английском языке из «Битлз». Мы еще крепко выпили с ним!.. (Смеется.)

— Вы и музыку написали к белорусскому фильму «В августе 44-го…». Вам-то самому картина понравилась?

— У меня сложное отношение к этому фильму. Во-первых, вскоре после премьеры погиб режиссер, и это, естественно, наложило грустный отпечаток на восприятие. Во-вторых, этот фильм, конечно, мог быть лучше. Вообще говоря, люди, участвующие в процессе создания фильма, обычно, споря, приходят к какому-то общему знаменателю, на основе которого потом кино и делается. Хотя в моем случае к общему знаменателю мы пришли, но потом продюсер и режиссер сделали все по-своему, так и не приняв во внимание мое мнение о том, как в картине должна звучать музыка, как должны быть смонтированы эпизоды. Но это типичный прием режиссеров и продюсеров всего мира — они сначала выжимают из тебя соки, а потом делают все по-своему.

— Насколько я знаю, первую скрипку на последнем этапе монтажа картины играл уже продюсер Владимир Семаго…

— Я его и имею в виду. Он был продюсером картины вместе со своей женой. Это был его первый и, думаю, последний опыт… Вот Пташук сделал семь фильмов, а я — сорок шесть. И этим все сказано. (Смеется.)

— А изменилось ли ваше мнение о Лукашенко по сравнению с тем, что вы говорили пять лет назад: «Мне нравится Лукашенко. Меня, как русского националиста, он вполне устраивает. Мне кажется, что — хочет он того или не хочет — в его речах несколько раз проскальзывало искреннее желание, чтобы наши народы опять жили вместе. Правда, Лукашенко напоминает мне человека на коне.

Проскакал, что-то натворил, а потом подумал: «Может быть, я что-то не то сделал? Ну ладно — потом исправлю!» Но он и не политик. Лукашенко, как мне кажется, только учится. Он не умеет лавировать. И, наверное, еще не знает, что умение лавировать — это высший пилотаж политика».

— Интересно, но все то, что я тогда говорил о Лукашенко, все это могу повторить и сейчас. Кроме одного: Лукашенко стал нравиться мне гораздо меньше (смеется), потому что так и не научился делать то, о чем я говорил. А все остальное — просто как про него нынешнего сказано!.. Вообще, сегодня мне уже трудно понять, на каких же условиях он хочет объединения наших народов. Более того, теперь мне практически ясно, что он и не хочет этого. Но, видите ли, в чем дело: я убежден, что и у белорусов-то нет никакого активного желания объединяться с Россией, поскольку если бы оно было, то народ заставил бы и Лукашенко, и любого другого правителя поступать так, как сам народ хочет.

— Ранее вы рассказывали, что у вас хорошая интуиция и на людей, и на события, которые вообще умеете предугадывать. Например, путч предсказали за полгода — когда пили водку на кухне у Макаревича. И ребятам из «Нового взгляда» предрекли: «Вас будут убивать». Что еще кому напророчили?

— Я в 1986 году пел: «Гласность, мама дорогая, демократия такая — кого хошь, того и лупишь по мордам». А ровно через полгода случились события в Алма-Ате, и дальше уже пошло-поехало: Карабах и т.д. Обычно демократия выпускает из бутылки разных видов джиннов. С одной стороны, это хорошо и необходимо, а с другой — опасно, поэтому и надо быть готовым к тому, что следом придут проблемы и распри. Демократия — вещь сладкая, но с горькими последствиями. Однако лучше сладкое и горькое, чем пресное. Наверное.

— Александр Борисович, а взялись бы сказать, что вас самого ждет через десять лет?

— Ну-у, я бы хотел жить еще (смеется) и быть в состоянии что-нибудь придумывать.

— А вы ориентируетесь на то, кто сколько прожил, или чувствуете, сколько вам осталось?

— Не чувствую. И слава Богу. Это ведь знаешь, как может быть — бах и все! (Смеется.)

— Вы этого и опасаетесь?

— Все-таки хочется все сделать и успокоиться. Состояние успокоенности — это когда чувствуешь, что больше ни на что не способен. Вот в этом состоянии можно вести уже растительную жизнь — просто лежать с красивой девушкой на пляже, пить вино, смотреть на море и ждать, когда помрешь. Если же чувствуешь, что можешь и это, и то, но тут вдруг у тебя перехватывает дыхание, тогда обидно. Лучше все-таки умирать импотентом — и в творческом смысле, и в физиологическом.

— Это вы хорошо сказали.

— Я иногда вообще говорю хорошо. (Хохочет.) Но умирать лучше импотентом — это точно!

P.S. Благодарим Творческие мастерские «Порт У» за оперативную связь с А.Градским.


Предыдущая публикация 2004 года                         Следующая публикация 2004 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

За Градским, в отличие от того же Шевчука или Макаревича, не идет слава политического певца. Его посты не разносит сумасшедшими тиражами либеральный «Фейсбук», его нравоучения не заполняют блоги фрондирующей радиостанции. Может быть, потому что в них не употребляются слова «президент» и всем известные фамилии? Ну и пусть — как в том старом анекдоте про советского диссидента, раздававшего на Красной площади чистые листки: «И так же все понятно».... Подробнее




Яндекс.Метрика