В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" -
Александр Градский

Эфир ведут Матвей Ганапольский, Елена Кандарицкая, Николай Тамразов.

"Эхо Москвы"
27 июля 2003 года.


Радиостанция «Эхо Москвы»: Бомонд - Александр Градский

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Традиционный "Бомонд" в студии "Эха Москвы". Лена Кандарицкая, добрый день, Николай Ишуевич Тамразов и наш гость Александр Градский. Давайте поаплодируем, нас немного, но аплодисменты всегда хороши. Честно говоря, о чем Саша, можно говорить при жаре, когда на улице 32 градуса сегодня обещали?

А. ГРАДСКИЙ - Кондиционироваться надо во всех смыслах.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, о чем говорить?

А. ГРАДСКИЙ - Потом понять, что делать, охладиться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Между прочим, о вас говорят как о мастере отдыха. Я проезжал некоторые курортные места, их было много, но, наверное, дыма без огня не бывает, и где я проезжал, мне говорили – ты видишь вон тот дом, обычно что-то такое с колоннами, безразмерное, - это дом Градского.

А. ГРАДСКИЙ - Это неправда.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Как кот в сапогах – чей это дом?

А. ГРАДСКИЙ - Маркиза такого.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Ситуация была вот какая. Это был некий фаворный период в вашей жизни, и была такая история, что вам нужно было все приписать. Алла тогда еще не построила…

А. ГРАДСКИЙ - Я сам еще не построил, я строил действительно такой кошмар с колоннами, все правильно и там мои люди, которые производят работы в мое отсутствие, водят туда делегации показывать этот дом. Они, очевидно, это делают бесплатно.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Хотела сказать – за деньги.

А. ГРАДСКИЙ - Но им уже это надоело, но поскольку они построили все это, хотя под моим руководством, но своими руками, поэтому им это, может быть и приятно показывать, плод своего труда. Но это процесс перманентный, построить этот дом, может быть никогда и не удастся. Но я его строю. Пока.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Саша, а вы отдыхаете в Подмосковье?

А. ГРАДСКИЙ - Я вообще не отдыхаю.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Все-таки.

А. ГРАДСКИЙ - Нет, к морю, если получается. Если я построю этот дом все-таки на девятом году, может быть, я там тоже буду отдыхать.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Просто египетские пирамиды.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Скажите, эта колоннада, которая уходит вдаль за горизонт слева, я имею в виду не правую колоннаду, где висячие сады Семирамиды, а левая, там, что в конец должно быть?

А. ГРАДСКИЙ - Забор.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Соседский.

А. ГРАДСКИЙ - С электричеством, чтобы никто не залез.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Товарищи, мы, конечно, помним замечательный концерт Градского, когда с огромным оркестром он исполнял всякие разные произведения, это было, конечно, очень впечатляющее. После этого была некая длинная пауза, давайте мы сейчас вспомним, мы сейчас поговорим об этой паузе, и вообще, что мэтр делает сейчас, но давайте вначале музыку хорошую послушаем. Что это будет?

А. ГРАДСКИЙ - Это романс Немарины, запись с концерта юбилейного.

ПЕСНЯ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Там свои аплодисменты, у нас свои.

Н. ТАМРАЗОВ – Браво, браво, такой фальцет замечательный.

А. ГРАДСКИЙ - Это не фальцет, это микстер.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты признаешь, наконец, что есть человек, который поет лучше тебя?

Н. ТАМРАЗОВ – Это не лучше, почему, по-другому.

А. ГРАДСКИЙ - Но танцую я хуже.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У нас просто есть свой черный завистник в каждой передаче.

А. ГРАДСКИЙ - Это нормально, он и должен быть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Концерт был, этапная, итоговая штука, хотя, говоря о вас, говорить, что итоговая как-то не хочется.

А. ГРАДСКИЙ - Итоговая за период.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Да, действительно там, некоторые вещи в 90-м году записаны в этом же концертном зале.

А. ГРАДСКИЙ - Нет, там было три песни, которые нигде не выходили, и поэтому когда выпускался диск…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Записано – 3 ноября 1999 года, а также 3 песни, записанные в том же зале на концерте 1990-го года.

А. ГРАДСКИЙ - Просто они нигде не вышли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Это не имеет значения, просто собрали все. Очень интересно, как оформлена пластинка. Господин художник…

А. ГРАДСКИЙ - Художник неизвестен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Я говорю художник в широком смысле. Профиль его, знаете, как из черной бумаги вырезали.

А. ГРАДСКИЙ - Там написано, где это произошло.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Оформление Александра Градского, придумка, профиль работы неизвестной художницы, бульвар Рамбла, город Барселона, Испания. Выполнено с натуры за 2 доллара.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Это делали в Крыму за гораздо меньшую сумму.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Кстати, ему еще повезло, потому что сейчас делают исключительно за евро.

А. ГРАДСКИЙ - Тогда не было евро никаких.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Как дела, что делаете, Сашенька?

А. ГРАДСКИЙ - Я не входил в студию 13 лет, то есть я делал пластинки в основном концертного плана, были две работы такие выпущены, одна "Живьем в России-1", другая "Живьем в России-2". Потом за все это время было сделано довольно-таки серьезное дело, все мои аналоговые записи, аналоговые на пленке были переведены в цифровой формат и выпущены на компакт-дисках. Это вообще…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Гигантская работа.

А. ГРАДСКИЙ - Огромная, и главное, что при этом случилось, что в хорошем смысле слова это не уничтожаемо теперь. То есть это не сгорит, не убежит, не зальется водой. Это есть и в качественном виде. Один мой друг давно меня упрекал, что я на его взгляд создаю себе памятники, но это неправильно. Я ему говорю, ну как же так, я что-то наработал, что-то сделал, надо же зафиксировать, чтобы это не сломалось. И учитывая то, что аналоговая пленка сыпется, то есть уничтожается, а в записи по-другому, если представить, как какой-нибудь замечательный автор сегодня сам трактовал свое произведение, скажем, XVIII века, слышать, как Паизиелло хотел, чтобы его опера звучала. Или слышать, как Шопен хотел, чтобы звучало его фортепьянное произведение. Как он сам может быть, это сыграл бы или человек, которому он рассказал о нюансах. Сегодня гениальная штука есть, ноты нотами, все замечательно, но недаром Рахманинов в своих романсах для дурачков-вокалистов помечал, чуть ли не каждые два такта, чуть тише, чуть громче, плавно, с большей эмоцией, меццо-форте, три-форте, просто для дураков расписывал. Поэтому тот человек, который поет рахманиновские романсы полностью, соблюдая все то, что написал автор, он может сойти с ума, потому что, во-первых, это надо все помнить, и своего уже ничего нет. Идеально – это когда ты берешь то, что автор сделал, сначала это накатываешь, а потом уже пытаешься вложить свою интерпретацию в это дело. Поэтому сегодняшняя запись этих произведений не написана на один или два дня, это замечательная возможность сохранить авторскую версию. Потом это могут исполнять какие-то другие исполнители, музыканты петь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Но как всегда мастерски Градский ушел от вопроса. То есть 13 лет не заходил в студию…

А. ГРАДСКИЙ - Чтобы делать специально пластинку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - И сейчас…

А. ГРАДСКИЙ - Я ее позавчера закончил. У нее есть одна замечательная для меня сущность. Я так анализировал свои записи, смотрел, кому они нужны? И у меня получалось, что из моих 15 пластинок, нет, ну есть там сумасшедшие фанаты, которые любят все, что я сделал, это ненормальные люди, все, что я ни сделаю, все им хорошо. А есть такие нормальные люди, которым нравится одна пластинка, вторая нравится меньше, четвертая нравится. А восьмая как-то не очень. Вот "Стадион" оперу они слушают, а Элюар нет, или наоборот, Элюара любят, а русские песни нет. И получалось, как, на полке-то стоят, может быть, все, но любимые вот эти 2-3 и это делилось по пластинкам. А сейчас я сделал это все внутри одной пластинки. То есть понятно, пластинка была в одном направлении выстроена, в другом направлении, в третьем, четвертом, а сейчас внутри одной пластинки выстроены по разным направлениям.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Может быть раскроем великий секрет, что же там?

А. ГРАДСКИЙ - Ничего, просто Хрестоматия называется.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Или собрание сочинений.

А. ГРАДСКИЙ - Хрестоматия, учебник, пособие. Там даже песни не объявляются по названиям, а объявляются по жанрам, сужаем – самба, румбо, колыбельная, песня, вальс.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, но если 13 лет человек не входит в студию, чтобы делать пластинку, то возникает вопрос – а чем же он занимается все это время?

А. ГРАДСКИЙ - Он поет вообще-то, я певец, может быть, вы не в курсе, но я иногда пою.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Певец – этот тот, который…

А. ГРАДСКИЙ - Поет постоянно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Тот, который у нас по ночным клубам поет. А имя Градского не вижу, а где он поет?

А. ГРАДСКИЙ - В ночных клубах дешево петь, это для тех, кто подешевле.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Я хочу сказать, что вообще все правильно вписывается. 9 лет строится дача, 13 лет готовится диск…

А. ГРАДСКИЙ - 28 лет пишется опера "Мастер и Маргарита".

Е. КАНДАРИЦКАЯ – То есть человек, который работает, человек, который не на короткие дистанции.

А. ГРАДСКИЙ - Абсолютно так.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Был замечательный концерт Светлановского оркестра, где вы пели вместе с Ларисой Долиной. Вот за это время, пока 13 лет, пока вы не входили в студию, не занимались вокалом…

А. ГРАДСКИЙ - Сочинительством.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Где вы выступали?

А. ГРАДСКИЙ - Это очень просто, делается некая программа, которая похожа на этот диск, с которого мы дали сейчас романс, эта программа возится по городам. Это не так активно как раньше, это не мои 20 концертов во дворцах спорта…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Один за другим.

А. ГРАДСКИЙ - Да, и это все равно было хорошо с моей стороны, я за это отвечаю, потому что, скажем, можно было три двухчасовых концерта сольно петь во Дворце спорта со всем трехоктавном диапазоном и так далее. Этот концерт меньше, во-первых, люди стали меньше ходить на концерты вообще, во-вторых, они стали меньше ходить на мои концерты…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вот это я не понимаю. Николай Ишуевич.

А. ГРАДСКИЙ - Это очень просто. В России невозможно все время быть на виду. Это неправильно, и нужно стараться, как можно меньше быть на виду, чтобы на тебя пошли через год, и через два, и через три года. Поэтому, например, когда мне говорят, что тебя мало, я говорю, что это хорошо.

Н. ТАМРАЗОВ – В каком я кайфе, что меня вообще нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Друзья, мы сейчас сделаем паузу, свежие новости.

А. ГРАДСКИЙ - Я уже вижу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Что вы видите?

А. ГРАДСКИЙ - Что человек пришел…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Как это человек, это не просто человек, это очаровательная…

А. ГРАДСКИЙ - Я сначала сказал – человек, потом говорю – красивая девушка, а то же могут побить, если я буду комплименты говорить слишком часто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Нет, она в основном в суд подает за эротические притязания.

А. ГРАДСКИЙ - И вы выигрываете?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну ладно, слушаем новости, ну, всегда выигрывает.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Значит, появился новый диск, о нем впереди.

А. ГРАДСКИЙ - Еще не появился.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Уже в цифре есть, цифра - есть бессмертие. Как еще проводили время, как отдыхали?

А. ГРАДСКИЙ - Я не отдыхал, Матвей. Вообще не отдыхал, я собираюсь все как-то.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Но вы не похожи на человека, который не отдыхает. По-моему вы кайф от этого получаете. Вы смачно говорите о море…

А. ГРАДСКИЙ - Обожаю, не получается выехать, я больше полутора лет никуда не ездил. Раньше у меня получалось, что я в круиз еду, там пою концерт, мне за это разрешают в каюте хорошей жить, ходить по барселонам. Последнее время это не выходит, и я все время себе говорю - я сейчас закончу пластинку, поеду отдыхать. И, заканчивая и никак не могу, и сейчас у меня не получается отдыхать, потому что 15 сентября будет презентация пластинки, значит сейчас надо делать оформление, бла-бла-бла, писать тексты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Бла-бла-бла мы заменим на ля-ля-ля.

А. ГРАДСКИЙ - Вокальной музыкой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Итак, следующее произведение какое?

А. ГРАДСКИЙ - А я не знаю, что вы решили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А сейчас пойдет, и вы сразу скажете, что это такое. Внимание, фонограмма начинается.

А. ГРАДСКИЙ - А, это гимн России в моей версии. Так как я считаю, его надо делать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - То есть ваша музыка?

А. ГРАДСКИЙ - Нет, музыка не моя, текст мой.

ПЕСНЯ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Но такая сложная история, у меня это вызывает сложное противоречивое чувство, потому что когда "Боже, царя храни…" в оригинале, а тут как?

А. ГРАДСКИЙ - "Боже, нас всех храни".

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сразу видно, я сейчас не о вашем тексте, а о подходе, видно, как у Михалкова, давайте там заменим Компартию на…, а тут этот Градский…

Е. КАНДАРИЦКАЯ – То есть конъюнктура, ты хочешь сказать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не конъюнктура.

А. ГРАДСКИЙ - Тогда не было никакого конкурса еще…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Просто взял текст, который все знают, царя-то нет, взял, вынул и заменил другим словом.

А. ГРАДСКИЙ - Я могу это объяснить, это очень похоже на правду. И может быть это правда и есть, есть только одно "но", вот в каком смысле. Форма правления и я считаю, что Сергей Владимирович Михалков ничего предосудительного тоже не сделал в этом отношении. Меняется форма правления, поменялась форма правления, страна осталась. Меняется форма правления, меняется текст, и это делалось неоднократно в тексте гимна России, даже дореволюционном это тоже делалось, когда были какие-то слова, не устраивающие следующего царя, это менялось. Проблема состоит в другом, в том, что мне кажется, и я от своей идеи не отступлю, там может быть другой текст, например, не мой, а еще 25 человек напишут текст, но музыка князя Львова должна быть гимном нашей страны. Пускай хоть меня застрелят, я буду вставать под гимн России, который сейчас есть, и никаких этих идиотизмов – я не встану, я не пойду, это нельзя. У нас есть гимн России, автор его Александров, у нас есть автор Михалков и так далее. Все, это твой гимн. Гимн твоей страны, должен вставать, отдавать честь. Если будет когда-нибудь другой гимн, то же самое надо будет делать. Это моя версия и вот почему я считаю, что музыка определяет. Музыка Александрова плохая, пусть не знаю, что со мной что делают, но плохая музыка. А музыка князя Львова хорошая, вот хорошая музыка и все тут. И я как музыкант могу поспорить с любым другим музыкантом, объяснить, почему и большинство музыкантов даже со мной спорить не станут. А скажу, что да, там есть некоторые чисто профессиональные вещи. Тарамтам-тарамтам-тарамтам-тарамтам-тарамтам-тара.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А здесь та-ра-тара-тара-та-ра-тара.

А. ГРАДСКИЙ - Нет, уже два музыкальных периода. А их всего здесь 8 разных музыкальных периодов так называемых, а здесь один, который повторяется из одного куплета в другой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Вообще советскому народу как-то легче петь тот гимн.

А. ГРАДСКИЙ - Неправда, когда-то возникла дискуссия, о том, что сложный текст. Я написал простой текст, его даже футбольные болельщики могут запомнить. А запомнить "Россия, великая наша держава…" очень тяжело для футбольного болельщика, а для человека просто неграмотного в музыкальном поэтическом отношении совсем тяжело. Понимаете, нужно и можно в школе учить детей гимну, чтобы они знали и тогда может быть действительно все будут знать с детства, петь и так далее. Это надо делать. Но у меня есть мнение абсолютно точное, что в принципе не зря некоторые наши бывшие республики возвращались к Конституции предыдущих лет, в 1921 год, кто-то в 1940-й. Это не зря делалось, надо было бы, нам вернутся в 5 марта 1918 года, поменять форму правления, утвердить республику, утвердить президента, и тогда вот эта юридическая цепь не была бы прервана идиотизмами. Потому что у нас была цепь идиотизмов с 1918 года юридических. То, что весь народ там что-то одобряет, это не значит, что юридически мы находимся сегодня в чистом, так сказать, поле, в чистом юридически правовом поле. Вернулись в 5 марта, созвали учредительное собрание, решили, что теперь у нас не монархия, а республика, у нас будет такой гимн, такой флаг, такое ля-ля-ля, теперь давайте выберем Думу, выберем президента и все. Это до сих пор не сделано. Если бы начальником был я, я бы это все-таки юридически сделал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У нас Светлана пишет, тут много сообщений на пейджер.

А. ГРАДСКИЙ - А чего не впрямую? Светлана, здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здравствуйте, вместо Светланы. Тут многие говорят, что рады слышать вас, давно не слышали ваших песен. Чай, не Карузо, так чай Градский, это же другое.

А. ГРАДСКИЙ - Карузо - гениальный певец, до него, знаете, не каждому возможно даже намеком добраться.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Поймали вас на злобном вранье, оказывается, вы говорите, что никуда не выезжали, а "весной в прошлом году Градский был в Нью-Йорке".

А. ГРАДСКИЙ - Так я там не отдыхаю, я работаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - А вот пришло сообщение от Светланы, это, конечно, сообщение ставит точку во всем нашем разговоре.

А. ГРАДСКИЙ - Интересно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - "Мне нравится и впечатляет, что у этого замечательного певца есть гражданская позиция".

А. ГРАДСКИЙ - Спасибо, дорогая, я знал, что Ганапольский нашу связь не нарушит.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Саш, а я хотела перед тем, как Матвей зачитал, спросить – а какое у вас отношение с политикой?

А. ГРАДСКИЙ - Я ее не замечаю, она меня тоже не замечает, но мы здороваемся, причем со всеми подряд, со мной почему-то здороваются все политики всех партий и всех направлений. Это довольно странно, это, может быть, говорит обо мне плохо, я не знаю. Со мной здороваются абсолютно все, и я здороваюсь с всеми.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Но новостные программы вы смотрите?

А. ГРАДСКИЙ - Да, естественно, практически все, которые есть возможность посмотреть.

Е. КАНДАРИЦКАЯ - Интерес у вас к этому есть?

А. ГРАДСКИЙ - Этнографический интерес, я смотрю на это с этнографической точки зрения.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Лучше с орнитологической.

А. ГРАДСКИЙ - Я не буду уточнять, этнография все-таки более мягкий термин.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Тут, конечно, народ уже со страшной силой поддерживает новый гимн, и говорят, где уже собираться в колонны для того, чтобы…

А. ГРАДСКИЙ - В колонны собираться не надо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Многие предлагают возле дачи вашей.

А. ГРАДСКИЙ - Нет, я думаю, что надо сделать так. Гимн гимном, конечно, но кто-то говорил, что мы должны созреть. Нет ничего незыблемого в жизни, все же меняется.

Н. ТАМРАЗОВ – Будет новая дума, можно бросить туда эту мысль.

А. ГРАДСКИЙ - Нет, пока сегодня принято решение, я так понял на самом высоком уровне, чтобы всех помирить, нужно вот это сделать. Там есть, конечно, свои феньки, заставить, чтобы скажем, президент Литвы, я уже об этом говорил, стоял навытяжку, когда играет бывший гимн Советского Союза, в этом тоже есть какие-то свои штуки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Давайте слушать следующую песню, потому что всего четыре песни…

А. ГРАДСКИЙ - А времени мало.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Началось, что это?

А. ГРАДСКИЙ - Это такая шутка, шутка юмора.

ПЕСНЯ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я хочу сказать, что эти песни, где вы не только автор музыки, но и слов, они особо мной любимые, это очень ловко у вас выходит. Такие истории странные, какие-то размышления о нашей жизни, но очень такие отстраненные остроумные, где все переплетается, и смысл, и юмор. Друзья, у нас Лена из Санкт-Петербурга пишет: "Александр вчера в "Белом попугае" отмалчивался, сегодня с вас анекдот в программе Ганапольского и его коллег".

А. ГРАДСКИЙ - Это, наверное, старая версия "Попугая". Ну, хорошо, рассказывается анекдот. Английский лорд утром встает с дивана, подходит в окну, берет сигару, обрубает кончик, закуривает сигару, смотрит в окно, потом кладет сигару в пепельницу, подходит к холодильнику, достает оттуда бутылку виски, два куска льда, наливает себе 50 гр. виски, выпивает. Потом снова берет из пепельницы сигару, делает две затяжки, потом подходит к клетке с попугаем, снимает с нее черную тряпку. Потом снова подходит к холодильнику, наливает себе еще 50 гр., виски, туда бросает два кусочка льда, мечтательно смотрит в окно, курит сигару. Потом тушит сигару в этот стакан с виски, закрывает бутылку с виски, ставит ее в холодильник, стакан моет в рукомойнике, подходит к дивану, мечтательно смотрит в окно, подходит к клетке с попугаем, надевает на клетку черную тряпку и ложится на диван. Голос из-под тряпки: "Вот э лонг-лонг-лонг, - дальше непечатное слово, - дэй". То есть что это за длинный, длинный, чертов день, сэр?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Теперь давайте уже точнее скажем о тор, что мы сейчас послушаем.

А. ГРАДСКИЙ - Это кусочек из этой работы, из Хрестоматии довольно длинный, но я считаю, это самая хитовая песня. Я могу ошибаться, и поскольку все части в Хрестоматии названы по жанрам, то есть вальс, рок-н-ролл, кантри, эта вещь нагло называется хит. Поэтому можно ее послушать и я очень рад, что именно на "Эхе Москвы" состоится эта премьера, потому что вы первые, кто слышит эту вещь в записи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – В свою очередь, спасибо большое, что пришли.

А. ГРАДСКИЙ - С удовольствием.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Значит, завершение строительства пирамиды Хеопса. Хеопс, кстати прокомментировал, он сказал – в наше время строили быстрее.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – И еще, Саш, чтобы у вас удачно получилось с вашим театром, который надеюсь, откроется.

А. ГРАДСКИЙ - Это один из длинных проектов, лонг-лонг проект.

Н. ТАМРАЗОВ – Лет 20 назад, в Новосибирске, когда я объявлял твои концерты, ты меня пригласил в свой театр. Ты не отказываешься?

А. ГРАДСКИЙ - Нет, нет.

Е. КАНДАРИЦКАЯ – Осветителем, Коля.

А. ГРАДСКИЙ - Главное, дождись, пожалуйста, не уходи из эфира.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Все, друзья, мы прощаемся, Александр Градский был у нас в гостях.

ПЕСНЯ

Предыдущая публикация 2003 года                         Следующая публикация 2003 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Особенно пугает меня идея возвращения гимна СССР и предложение поручить написать новый текст Сергею Михалкову. Большего надругательства трудно себе представить — надругательства над миллионами жертв коммунистического режима!... Подробнее




Яндекс.Метрика