ПЕРВЫЙ КАНАЛ

Ток-шоу Светланы Сорокиной "Основной инстинкт"

Цензура для эстрады

Продолжение...

22.05.2003



ВЕДУЩАЯ: Очень коротко. О каком законе вы говорите, Андрей?

ВУЛЬФ: Во-первых, я хочу сказать, что я, как один из авторов этого закона, тем не менее, проголосовал против того, чтобы государство идеологически вмешивалось в шоу-бизнес. Я считаю, что государство должно вмешиваться в этот вопрос, но в шоу-бизнес, как в отрасль экономики, как оно должно вмешиваться на любом этапе регулирования и создания изначально правильных законных схем в любой отрасли.

ВЕДУЩАЯ: Постойте, постойте. У Вас там некий экспертный совет фигурирует...

ВУЛЬФ: Совершенно верно.

ВЕДУЩАЯ: Который определяет, что хорошо, что плохо. И дает рекомендации министерству культуры по лицензированию той или иной деятельности в шоу-бизнесе.

ВУЛЬФ: Нет. Нет. Объясняю схему. Любая компания, которая захочет работать в шоу-бизнесе, подает заявку и получает лицензии без всякого предварительного отбора. У нее в порядке документы. Практически заявительный принцип. Дальше проходит какое-то время, и, если эта компания дважды нарушает правила... Каким образом она может нарушать правила?

ВЕДУЩАЯ: А правила прописаны в законе?

ВУЛЬФ: Да.

ВЕДУЩАЯ: Так.

ВУЛЬФ: Она объявляет, предположим, концерт исполнителя одного, а приезжает другой. Объявляет, что будет петь Алла Пугачева, а приехала Алла Горбачева. Люди заплатили по 100 долларов за билет, им никто деньги не вернул. Второй вариант. Обещали артистам поставить живой аппарат, вместо живого аппарата поставили один дохлый микрофон и магнитофон "Электроника-302". Третий вариант. Артист заболел, не приехал, зрителям не возвращают деньги за билеты. Что с такой компанией дальше происходит, вот у нас сейчас? Это - фирма-однодневка, которая прекрасно сорвала куш, заработала и дальше уехала в следующий город.

ВЕДУЩАЯ: Против этого, наверное, мало у кого будут возражения. Но скажите мне, пожалуйста, как вы будете следить за гуманностью и моралью, на которую вы напирали в этом законе?

ВУЛЬФ: Света, Вы очень хотите, чтобы я выступил в качества душителя свободы. Этого не будет.

ВЕДУЩАЯ: Да нет, выступите, как можете.

ВУЛЬФ: Речь не идет о том, чтобы каким-то образом внедряться в сферы морали и нравственности. Вообще, сфера морали и нравственности - это достаточно в светском государстве...

ВЕДУЩАЯ: Так, ненормативная лексика будет поводом для того, чтобы лишить лицензии?

ГАФИН: Группа "Ленинград".

ВЕДУЩАЯ: Например.

ВУЛЬФ: В законе нет. Если на их плакатах, которые анонсируют их выступление...

ГАФИН: Или "Тату"?

ВУЛЬФ: Должно в обязательном порядке указано, что в концерте используется фонограмма, и тот человек, который придет на концерт...

ВЕДУЩАЯ: Да нет, не про фонограмму.

ВУЛЬФ: В концерте используется ненормативная лексика.

ГАФИН: Это уже другая история.

ВЕДУЩАЯ: И что? И вот этого будет достаточно, просто написать "используется ненормативная лексика"?

ВУЛЬФ: Да. И если я, как посетитель этого концерта, предупрежденный о том, что я там могу увидеть или услышать, остался недоволен этим, я могу подать в суд. Но будет какая-то правовая база в этой ситуации.

ВЕДУЩАЯ: Постойте. У меня такое впечатление, что это - какое-то новое перераспределение денежных потоков в шоу-бизнесе, и это никак не ограничивает пошлости на экране, употребления той самой ненормативной лексики и прочего. Я Вас правильно поняла?

ВУЛЬФ: Это ограничивается законами, которые работают в свою очередь.

ГАФИН: О порнографии, о ненормативной лексике, о морали и так далее.

ВУЛЬФ: Совершенно верно, Саша. Этот закон...

ВЕДУЩАЯ: Это всё работает?

ГАФИН: Должны работать вместе. Должны работать вместе.

ВУЛЬФ: Это закон должен упорядочить, в том числе, и те законы, которые сейчас существуют, и позволит их использовать. Но этот закон, например, оградит нашу аудиторию, которая имеет право получить то, что они хотят получить, заплатив свои деньги, как минимум, от использования фонограммы...

ВЕДУЩАЯ: Да Бог с Вами! Придумают что-нибудь. Это не самое главное.

ВУЛЬФ: Это важный вопрос.

ГАФИН: Это не самое главное.

ВУЛЬФ: Именно в этой связи мы получаем огромное количество...

ВЕДУЩАЯ: Так. Секундочку. Поняли Вас, Андрей. Есть какие-то соображения по этому закону?

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР МЕЖДУНАРОДНОГО КОНЦЕРТНОГО АГЕНТСТВА А АГАПОВ: Можно я?

ВЕДУЩАЯ: Да, пожалуйста.

АГАПОВ: Я работаю тоже достаточно давно и вспоминаю те государственные времена когда мы работали по так называемым лицензиям, были удостоверения, были, так сказать...

ВЕДУЩАЯ: Госконцерты?

АГАПОВ: Госконцерты. Росконцерты. Союзконцерты. Для того чтобы куда-то выехать, необходимо было получить удостоверение. Были худсоветы. Мне просто кажется, что постепенно вот этот закон приведет к тому, что в министерстве культуры, которое будет наделено правом выдавать подобные аккредитации, вернутся к этой системе. И не будет потом разбора, можно это делать или нельзя. То есть вот скажут, что ты там где-то ошибся. Для этого существуют другие законы, на самом деле. Уголовный кодекс, налоговый... Ну, много. Если ты нарушил, ты должен отвечать. Зачем лишние, как бы, такие вот аккредитации? Они нам не нужны! Тем более, что это породит бюрократизм и, так сказать, взятки просто.

ВЕДУЩАЯ: Кто хотел?

АГАПОВ: - Суд. У нас надо привыкать ходить в суд. Всё очень просто. Если ты нарушил, если ты выступаешь под фонограмму. Или ты отменил исполнителя, или сделал что-то еще, каждый имеет право пойти в суд и подать в суд. И выиграть этот суд!

ВЕДУЩАЯ: А как, так сказать, потребитель, права которого нарушены?

АГАПОВ: Конечно.

ГАФИН: Извините, секундочку.

ВЕДУЩАЯ: Да.

ГАФИН: Я просто в своей деятельности много приглашаю артистов. И разные филиалы банка "Альфа" по стране проводят разные мероприятия. И какая ситуация? Каждый год встречаюсь! Всё время существует, так называемый, "черный нал". Никто не хочет, чтобы им платили по перечислению, все очень любят получать наличные деньги и, естественно, в Москве, чтобы было наверняка. Но никто ведь не учитывает эти деньги. Бедные артисты, они становятся, так сказать...

ВЕДУЩАЯ: Богатыми...

ГАФИН: Богатыми, с одной стороны. А с другой стороны, очень уязвимыми для налоговых властей. А почему бы не продавать лицензии? Нескольких видов! Например, артист, который окучивает стадион, он платит в год там 20 тысяч долларов и работает по стадиону. Это артист первой тарификации. Другой работает на площадках до 3 тысяч зрителей. Он платит 10 тысяч долларов в год, а дальше - дал он 10 концертов или 20 концертов на стадионах, это никого не волнует. Потому что, что получается? У нас артисты работают в клубах. Вот в Москве миллион дискотек-клубов. Приехал, 20 минут фонограмма, получил свои 4 тысячи долларов, поехал в другой клуб. И так за вечер он может заработать там и 15, и 20 тысяч долларов. Налоги он с этого, естественно, не платит. Так лучше с него один раз в год получить за эту лицензию деньги, и пускай он работает, сколько хочет. Но если артист, который купил лицензию для работы в клубах, вдруг работает на стадионах, тогда вот нужно его штрафовать, судить и так далее.

ВЕДУЩАЯ: Понятно. Алене слово!

ПЕВИЦА А. СВИРИДОВА: Я хочу уйти от материальных проблем. Все постоянно ругают низкий уровень нашей эстрады, но получается, что мы же его и порождение. Поскольку нашей публике абсолютно все равно, поет артист под фонограмму или не под фонограмму. Фонограмма - это просто костыли, которые дают артисту, который не владеет профессией, возможность хорошо жить. И то, что наша публика абсолютно всеядная, и ей все равно - в общем, эту всю историю продлевает и продлевает. Я когда говорила "да", что нужно контролировать, я имела в виду следующее. Что мы должны каким-то образом, я еще точно не могу предложить, как это нужно сделать, но профессиональный уровень артиста, который уже выступает, перед большим количеством людей, должен быть определенный.

ВЕДУЩАЯ: А кто судьи? Судьи кто? Можно подумать на эту тему.

ВУЛЬФ: Создается экспертный совет из деятелей шоу-бизнеса, из уважаемых, в том числе сидящих здесь.

ГАФИН: Но лицензия дает право работать только без фонограммы. Вот лицензию получаешь и работаешь без фонограммы.

ВУЛЬФ: Фонограмма - это вообще мошенничество. И Алена не права, когда говорит о том, что народ не обращает внимания на это. Алена, дорогая, народ просто не знает о том, поверь мне! 90 % не догадываются о том, что люди поют под фонограмму. И ты, которая работает честно, понимаешь, живьем, рядом с собой испытываешь недобросовестную конкуренцию. Девочка, которая, так сказать, понравилась твоему спонсору, или мальчику, да, открывает рот под фонограмму и зарабатывает такие деньги, ничего для этого не делая.

СВИРИДОВА: А я вот слышала, что нам всё равно, посмотреть, как она двигается.

ВЕДУЩАЯ: Да, да. Так бывает.

ВУЛЬФ: Но это не все.

ГРАДСКИЙ: Всё здесь проще. Как единственный из здесь присутствующих актер, который собирал стадионы, хотел бы сказать...

ВЕДУЩАЯ: Сам себя не похвалишь...

ГРАДСКИЙ: Нет. Это очень давно было, во времена, когда еще собирали стадионы все. Поэтому, Саша, ты мне назови артиста, который собирает сейчас стадионы. Хотя бы одного!

ГАФИН: В нашей стране?

ГРАДСКИЙ: В нашей стране никто не собирает стадионы.

ГАФИН: Ну, не важно.

ГРАДСКИЙ: Тема закрыта. Поэтому про лицензии за 11 тысяч долларов надо забыть. Это банковские штучки, не надо.

ГАФИН: Почему?

ГРАДСКИЙ: Ну, потому что сегодня артист популярен, а завтра, через два дня он уже нет.

ГАФИН: Ну, он купил лицензию на 3 месяца или на 5. Посчитал свой срок...

ВЕДУЩАЯ: Схема усложняется.

ГРАДСКИЙ: Вы не правы. Ерунда! Надо делать не так! Проще это - тарификация. Тарификация, Леша, должна быть, наверное. Кто будет определять? Это сложно сделать.

ВЕДУЩАЯ: Вот опять возникла тема экспертного совета. Ведь как-то надо все-таки определить уровень выступающего.

ГРАДСКИЙ: Я могу сказать, как. Если будет открытый микрофон, то есть человек будет петь в микрофон, ему будет запрещено использовать "плюс", то есть "минус" - пожалуйста, оркестр не всегда можно с собой возить. Если ему будет запрещено использовать "плюс", то есть просто рот открывать. В принципе запрещено использовать "плюс", то не надо будет экспертного совета. Это сразу закончится моментально. Если человек выйдет, откроет рот... И всё.

ВЕДУЩАЯ: Тогда закроется программа "Песня года"!

ГРАДСКИЙ: Пускай закрывается! Пускай в ней участвуют, кто умеет.

ВЕДУЩАЯ: Тихо, тихо.

СВИРИДОВА: Давайте, вот очень простой выход из проблемы. Надо просто запретить использование фонограммы на телевидении. Любая солянка. Пожалуйста, друзья, у вас есть микрофон, вы - артист, выходите и пойте.

ГРАДСКИЙ: Кроме клипов, естественно.

СВИРИДОВА: Все сборные солянки, проводятся под чистую галимую фанеру. Начиная с Первого канала и заканчивая всеми остальными.

ГРАДСКИЙ: Света, я отвечу Алене.

СВИРИДОВА: Поставьте, в конце концов, аппарат нормальный.

ГРАДСКИЙ: Был эксперимент, делал его Лисовский когда-то. Собрали всех лучших артистов, поставили оркестр. И я там был. Все стали там петь, и "живьем" снимать. Потом Серега послушал и сказал: "Ну, всё спасибо. Давайте фонограмму!"

СВИРИДОВА: Друзья, репетируйте. Извините, порепетируйте.

ВЕДУЩАЯ: Поработайте.

СВИРИДОВА: Поработайте над собой. Иначе через месяц будете огурцами.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, пожалуйста, этот новый закон - это нападение на фанеру, создание неких экспертных советов, которые все-таки должны определять, видимо, уровень выступающих. Не очень понимаю, кто это будет делать и как. Возьмите пульты в руки и скажите, "Считаете ли вы, что новый закон защитит ваши зрительские интересы, что вам будут петь вживую, хорошо, качественно и недорого?". Надо сказать, немногие уверены в том, что какой-то наш закон может защитить зрителей. При этом делать что-то надо. Скажите мне, пожалуйста (я обращаюсь к тем, кто почти не говорил сегодня), как вы относитесь к предлагаемому законопроекту, он в принципе нужен или нужно что-то другое?

ТРОИЦКИЙ: Я лично думаю, что, при том, что Андрей представил проект такой как бы абсолютно технический, не идеологизированный, какие-то лицензии, какие-то штрафные санкции проштрафившимся артистам, мне кажется, что этот закон будет, в лучшем случае, бесполезен, поскольку понятно, как у нас в стране действуют чиновники. То есть артист проштрафился один раз, второй раз ему надо закрывать эту самую лицензию. Естественно, он пошел или к местному царьку, который за него попросил по телефону, или он просто пошел непосредственно в ту инстанцию, где все это решается, выдал толстый конверт, и все решилось наилучшим для него образом.

ВУЛЬФ: Артем, в какую инстанцию? В экспертный совет? Куда он пошел?

ТРОИЦКИЙ: В экспертный совет, в Минкультуры, в типографию.

ВУЛЬФ: Куда он пошел, к Крутому, к Зосимову, к Макаревичу, к кому он пришел?

ТРОИЦКИЙ: Я просто уверен в том, что любое вмешательство субъективного человеческого фактора, особенно в условиях нашей бедной и алчной страны, приведет только ко взяткам, более ни к чему.

ВУЛЬФ: Но речь идет о цеховой саморегуляции.

ВЕДУЩАЯ: Если саморегуляция, то при чем здесь вы?

ТРОИЦКИЙ: Саморегуляция действительно означает, что большой ест мелкого, все. Другой саморегуляции нет. Каждый находит свою нишу, и каждый в этой нише или развивается, растет, или сходит на нет. В любом случае существует. Это рынок. Шоу-бизнес - это одна из немногих отраслей нашей экономики, которая на самом деле реально развивается по рыночным законам без вмешательства государства, слава Богу, без протекции, без особого патриотизма государственного думчества и прочее, и прочее. Сейчас будет, правда, естественно предвыборная кампания, и все наши ребята "Иванушки" и прочие тут же впишутся в партию "Единство" или кто там больше заплатит. Тут, естественно, вопросов нет, но все отлично понимают.

ВЕДУЩАЯ: Пожалуйста, молодой человек.

ГОСТЬ СТУДИИ: Вопрос к господину Вульфу. А что вы скажете по поводу незабвенной группы "Ласковый май", которая работала мошенническими способами несколько концертов. Работала под фонограмму постоянно и, тем не менее, собирала стадионы, как бы, и у нее было миллионы поклонников. Я к ней к счастью отношусь не с особым пристрастием, но как бы, тем не менее, есть факт такой. Что будут делать с подобными группами, если они появятся, допустим?

ВЕДУЩАЯ: Закон это запретит, вроде как.

ВУЛЬФ: Подобные группы закон запретит.

ГОСТЬ СТУДИИ: А как же мнение народа и мнение поклонников?

ВУЛЬФ: Если сейчас выставить на всенародный референдум один единственный вопрос о том, чтобы, например, не платить никому никаких налогов вообще. Поверьте мне, за это проголосуют 95 процентов населения.

ВЕДУЩАЯ: Пожалуйста, девушка.

ГОСТЬ СТУДИИ: Мне бы хотелось немножко затронуть другую сторону проблемы. Мне кажется, что большинство из здесь присутствующих переживают несколько за другое. Мы сейчас видим очень много проблем, в частности, наркомания, алкоголизм.

ВЕДУЩАЯ: Вы, простите, про что?

ГОСТЬ СТУДИИ: Дело в том, что я хочу обратиться к вопросу идеологии, действительно. В СМИ, по телевидению...

ВЕДУЩАЯ: Как шоу-бизнес сделать нравственным, вы об этом?

ГОСТЬ СТУДИИ: Отчасти, да. Если бы можно было как-то контролировать, что транслируется в СМИ.

ВЕДУЩАЯ: Поняла, одну секунду.

ВУЛЬФ: Что в законе написано?

ВЕДУЩАЯ: Что написано?

ВУЛЬФ: Я могу сказать, запрещено будет только то, что запрещено действующим законодательством. То есть пропаганда войны, употребление наркотиков.

ВЕДУЩАЯ: Понятно.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР МЕЖДУНАРОДНОГО КОНЦЕРТНОГО АГЕНТСТВА А. АГАПОВ: Можно я скажу. Мне кажется, этот закон, он тоже бесполезен, потому что фонограмму вы им не закроете никоим образом. Дело в том, что до тех пор, пока у нас в регионах люди не начнут зарабатывать нормальные зарплаты, а эти зарплаты не будут им ежемесячно выплачиваться, до тех пор, пока в городах не будут нормального технического оборудования, до тех пор, пока артисты в Москве, например, не смогут такие же делать туры, какие они делали, предположим, 20 лет назад, выезжая вместе с оборудованием. Это радость для артиста. Но на сегодняшний день экономическая составляющая не позволяет это делать. Вот до этого времени фонограмму не уберешь. А вот когда это возникнет, рынок сам все отрегулирует. А вот заниматься нужно, например, другими вопросами. На сегодняшний день пиратский рынок - 90 процентов. И корни идут непонятно куда. Явно так сказать не среди народа. Где-то наверху все эти корни, кто владеет этим пиратским бизнесом. Артисты от этого практически не получают ничего. Они вынуждены скитаться по спонсорам и меценатам, которые так дают слегка, ну на клип. А это не так во всем мире, все по-другому. И вот если другие вопросы решаться Думой, которые позволят артистам и шоу-бизнесу развиваться по-другому, это такая же отрасль, как нефтяная, как газовая. Ничуть не хуже и в эту отрасль не вкладывают деньги не потому, что не хотят, а потому что просто не понимают, что это такое. Вот вы должны помогать и разъяснять это. В этом законе я ничего не увидел касающегося какой-то реальной помощи этой большой отрасли. Которая в Америке зарабатывает большую часть ВВП на самом деле.

ВЕДУЩАЯ: У нас через минуту будет телемост с Ригой, там сейчас подошли уже группа "Тату" и их продюсер Иван Шаповалов. Скажите мне, пожалуйста, если бы уже существовали эти экспертные советы, которые следили бы то ли за музыкальным уровнем артиста, то ли за нравственным обликом, группа "Тату" прошла бы лицензирование, попала бы на "Евровидение", как вы полагаете?

ВУЛЬФ: Однозначно прошла бы.

ТРОИЦКИЙ: Я думаю, что нет. Абсолютно очевидно, что первыми жертвами всех этих худсоветов, экспертных собраний и так далее стали бы не фонограмщики, не бездарные артисты, а в первую очередь те, кто на самом деле наиболее интересен. То есть, если говорить о сегодняшнем дне, 100 процентов - это группа "Ленинград" за матерные песни, это группа "Тату" за педофилию, лесбиянство и прочее. К этим артистам можно относиться по-разному. Скажем, "Ленинграду" я симпатизирую, на "Тату" мне наплевать, но в любом случае никто не будет спорить с тем, что они представляют собой явление в нашей культурной, социальной и прочей жизни. И основная проблема нашей поп-музыки - это то, что тупость и бездарность все эти худсоветы будут поощрять тем, что будут обязательно придавливать тех, кто как-то выделяется на лучшем уровне.

ВЕДУЩАЯ: Александр, все-таки я вам хочу непосредственно задать вопрос. Как вы полагаете, в чем феномен группы "Тату"? Почему именно они сделали такой прорыв на Западе?

ЛИДЕР ГРУППЫ "ВА-БАНКЪ" А. Ф. СКЛЯР: Я бы мог по очень многим вопросам выступить, но по тем вопросам, по которым я бы мог выступить, я слово не получил. Я сейчас вы задали мне единственный вопрос, по которому я выступить просто не могу, потому что я не слышал ни одной песни группы "Тату". М объяснить этот феномен я, к сожалению, не могу.

ВЕДУЩАЯ: Хорошо, делаем отступление, на какой вопрос вам хотелось бы ответить?

СКЛЯР: Мне бы хотелось ответить на тот вопрос, которым мы начали сегодня программу. Нужно и можно ли Полу Маккартни и вообще артистам такого уровня выступать на Красной площади. Я считаю, что никаких законов здесь не нужно, и что ответ должен быть однозначен - и можно, и нужно. Потому что если единственный аргумент - это то, что действительно там находятся захоронения, то мы можем просто очень точно сказать, во-первых, что этим захоронениям там не место, а, во-вторых, что когда эти захоронения там начались, то ведь никто же не спрашивал мнение народа, что нужно именно там хоронить.

ВЕДУЩАЯ: Устраивать кладбище.

СКЛЯР: Да, и люди, которые там захоронены, в основном отличились своим крайним атеизмом, крайним безбожием, поэтому говорить о каких-то христианских, религиозных, нравственных моментах и говорить о том, что они там захоронены нельзя. Они должны быть в общей своей массе перезахоронены на каком-то нормальном кладбище, желательно без длинной религиозной традиции. Потому что они сами, в первую очередь, эту традицию нарушили. И лежать они там не имеют никакого права.

ВЕДУЩАЯ: У нас есть возможность связаться посредством телемоста с Ригой. Итак, слышите ли вы нас в Риге? Я хочу представить, здравствуйте Лена, Юля и Иван. Насколько я понимаю, все в студии.

ПРОДЮСЕР ГРУППЫ "ТАТУ" И. ШАПОВАЛОВ: Светлана, слышу вас только я.

ВЕДУЩАЯ: Есть ли связь со студией в Риге. Если вы нас слышите, то скажите об этом.

ШАПОВАЛОВ: Мы вас слышим.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, пожалуйста, просили ли организаторы конкурса "Евровидение", чтобы вы себя вели прилично? Здесь такая информация прошла. Было ли это?

ШАПОВАЛОВ: Это не в словах, это в глазах испуганных каждого здесь.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, пожалуйста, а вы действительно что-то приготовили, это испуг оправдан?

ШАПОВАЛОВ: Нет, мы не хотим здесь никого пугать. Здесь уже все напуганы, вся Европа напугана, и все ждут каких-то сюрпризов. Все на нервах. Мы сказали, что никаких сюрпризов, никаких взрывов, ничего, все будет хорошо. Ради Бога, успокойтесь.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к попыткам Госдумы как-то урегулировать деятельность шоу-бизнеса?

ШАПОВАЛОВ: Девочки, ответьте на вопрос, как мы относимся к попыткам Госдумы отрегулировать деятельность шоу-бизнеса.

СОЛИСТКА ГРУППЫ "ТАТУ" ЛЕНА: Никак не относимся. Этот вопрос не к нам. У нас другие проблемы.

ШАПОВАЛОВ: Я попробую ответить. Эти попытки регулировать и контролировать, они постоянны. Это вопрос грани, где можно контролировать, где нельзя. Шоу - это область чувств, и как это можно контролировать, я не знаю.

ВЕДУЩАЯ: Если будет введена какая-то регламентация поведения. Ваше эпатажное поведение...

ШАПОВАЛОВ: Нельзя. Как это, и что, если мы что-то сделаем не так, и что будет? Что, нас перестанут любить?

ВЕДУЩАЯ: Ну, если вам не дадут возможность выступать на каких-то площадках, возможно ли такое?

ШАПОВАЛОВ: А кто будет выступать? Если не дадут возможность выступать, то будут больше покупать дисков, будут больше читать. Я думаю, эта пустота заполнится.

ВЕДУЩАЯ: Какие вопросы есть?

ТРОИЦКИЙ: Вы намного популярнее, чем все остальные участники конкурса "Евровидение" вместе взятые, причем этого года и прошлого, и позапрошлого. Мне не очень понятно, ради чего вы вообще согласились ввязаться в этот детский садик?

ШАПОВАЛОВ: Ради вас. Только ради вас. Нам это не нужно.

ТРОИЦКИЙ: От меня лично спасибо.

ВЕДУЩАЯ: У нас закончилось время телемоста. Мы желаем вам успехов, пусть у вас все получится. Всего доброго. Переходим к последнему вопросу нашей программы - а что на самом деле сегодня нужно шоу-бизнесу?

МИТРОФАНОВ: Я думаю, что шоу-бизнесу нужно, чтобы миллионы граждан в России зарабатывали приличные деньги и могли их тратить на диски, на концерты, на билеты. Это главное, что нужно. Нужна высокая покупательская способность.

СКЛЯР: Шоу-бизнесу, на мой взгляд, нужно больше огня и больше свободы.

МАТВИЕНКО: Я думаю, что, как сказал Владимир Владимирович Путин. Мочить пиратов в сортире. И плюс вот то, что сказал Алексей Митрофанов. Если это объединится, то будет все очень хорошо у нас в шоу-бизнесе.

ВЕДУЩАЯ: То есть существующие законы жестче применять и больше денег зарабатывать. Я считаю, на самом деле, тоже, может быть, не нужно придумывать, как нужно регулировать шоу-бизнес. На самом деле, главные цензоры и воспитатели - это мы с вами, зрители. Давайте быть требовательней, жестче, и спрашивать с них по полной схеме. Всего вам доброго. Это была программ а "Основной инстинкт", до свидания.


<<< Назад

Предыдущая публикация 2003 года                         Следующая публикация 2003 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

В подобных ситуациях не было равных Александру Градскому, который вдруг обнаружил перед публикой такой накал собственных чувств, что поневоле перетянул одеяло зрительского внимания на себя. Добавьте к этому ум, талант музыканта и педагога, его чуткость – и перед вами формула успеха Градского в этом проекте.... Подробнее




Яндекс.Метрика