"Динозавр" нашей эстрады

Гость редакции Виктор Шпортько

Беседовала Анна Лобановская

"Правда Украины", 2002-07-03, № 093

Теперь к сожалению, эстрадная песня в живом звучании большая редкость: молодые исполнители, видимо, не доверяют своим силам. Тем более, приятно услышать народного артиста Украины Виктора Шпортько, когда он поет во всю мощь своего тенора.

"А-а, это тот, из "динозавров" нашей эстрады...", иронизировал один из молодых да ранних журналистов, на что я совершенно серьезно ответила: "Одна надежда на таких "динозавров", что чему-нибудь да научат следующие поколения".

А когда общалась с артистом, попросила вспомнить его собственный дебют.

- В 1969 году на сцене Днепропетровской филармонии я исполнил песню И. Поклада на стихи И. Бараха "Кохана", и меня приняли солистом в эстрадную группу "Веселые ребята" (не путайте с московской), которая была организована при филармонии.

- Что вспоминается приятного о передаче "С песней по жизни"?

- В 1979 году, когда ее вела покойная Татьяна Коршилова, меня и Нину Матвиенко пригласили с Украины в Москву, в Останкинскую телестудию принять участие во втором туре Всесоюзного конкурса эстрадной песни. Мне тогда композитор Юрий Саульский предложил исполнить песню на стихи Роберта Рождественского "Зову Икара". А на заключительном концерте я спел украинскую народную песню "Черные брови, карие очи" в потрясающей аранжировке Алексея Мажукова.

Впервые, попав на Останкино, мы ходили с Ниной Матвиенко, слегка обалдевшие, взявшись за руки, и чувствовали себя всеми забытыми. Но нас не забыли: мы стали лауреатами конкурса.

- А вам не предлагали остаться в Москве?

- Много раз. Сначала - оркестр Л. Утесова, а потом Александр Градский уговаривал. Он писал рок-оперу "Стадион" и говорил, что в главной роли видит только меня, а я тогда только переехал из Днепропетровска в Киев, квартиру получил. Градский говорит: "Что квартира для творческой личности! Разве не все равно, где заниматься творчеством". А у меня жена - беременная, и мне было не все равно.

- Почти риторический вопрос: о состоянии украинской эстрады.

- Чересчур эпигонствует. Когда слышу народную песню в современной аранжировке, в которой она абсолютно не нуждается, просто осатаневаю. Некоторые наши композиторы, пытаясь подражать кому угодно, выдают такой кич, что уши вянут. Как-то на страницах "Бульвара" поэт Александр Вратарев заявил: "Витя Шпортько правит мои тексты, когда даже Иосиф Кобзон такого себе не позволяет". Ну, может Кобзону они нравятся сразу, а мне необходимо, чтобы текст звучал гармонично. Иногда слушаю свой "золотой фонд": какие были песни на музыку В. Ильина, В. Быстрякова, М. Карабица, А. Злотника! Просто диву даюсь!

- Как вы относитесь к тому, что большинство начинающих поп-звезд поет под фонограмму?

- Это позор, дисквалификация вокалиста. Голосовые связки должны работать, собственный стиль вырабатывается только живым исполнением. Студийная запись выхолащивает. Артиста делает сцена.

- А как вам наши "Шлягер-фестивали"?

- Организаторы - молодцы, не теряют энтузиазма и лояльны к молодым исполнителям, которые поют под фонограмму, потому что боятся "сплоховать".

- Что стараетесь привить студентам в Университете культуры и искусств?

- Я всегда им повторяю, что любой исполнитель должен найти свою маленькую нишу, выработать свою манеру, иметь свое лицо, а не подражать кому бы то ни было.

Мне приходится заседать во вступительной комиссии - все абитуриенты пытаются кого-то имитировать. На вопрос, что вы нам исполните, только и слышишь: песни Таи Повалий, Ани Лорак, Аллы Пугачевой. Смешно! Сейчас у меня учится сын Виктора Павлика - Саша: сначала он пел точь-в-точь "под папу", с ровненьким, плоским звучанием. А его тембр намного богаче. Мне вспоминается покойный Владимир Удовиченко, который однажды заявил: "Буду петь "под негров". А у него прекрасный баритон. Я - говорю: "Да ты что, с ума сошел". Он не послушался. Его перестали приглашать на концерты. Это трагедия. Запил с горя и умер от инфаркта.

- Да, грустная история. А подрастающее поколение вас чему-нибудь учит?

- Учит. Быть более целеустремленным. Молодежь, конечно, себя очень переоценивает, смотрит свысока, но, с другой стороны, они ведь не имеют той поддержки со стороны государства, которую имели мы. Брошены на произвол в шоу-бизнесе, заработки случайные.

- Где вы теперь чаще всего гастролируете?

- Я побывал во многих странах, в Америке у меня был длительный тур. А сейчас больше езжу по Украине. Сольные концерты организовывать очень тяжело, но недавно я встретил человека, который сам предложил стать моим продюсером - может быть, теперь легче пойдет, и новый компакт-диск я собираюсь записать.

- А как насчет свободного времени. Что читаете? Что любите поесть?

- Люблю "Повесть о Ходже Насреддине" Леонида Соловьева. Михаила Булгакова люблю. А сейчас читаю Антонова-Овсиенко: роман о жизни Сталина - сильная книга, прямо оторопь берет.

А насчет поесть... У меня жена замечательно готовит! Холодец, плов, голубцы. Кстати, в начале нашего знакомства она покорила меня, никогда не догадаетесь чем, - тушеной капустой. Мы ведь выросли вместе на окраине Днепропетровска, она окончила биофак, но пошла работать вместе со мной в Киевский мюзик- холл, сейчас режиссер постановочной части во дворце "Украина".


Предыдущая публикация 2002 года                         Следующая публикация 2003 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online У нас со скидками купить недорогой кондиционер с установкой для вас со скидками.

За Градским, в отличие от того же Шевчука или Макаревича, не идет слава политического певца. Его посты не разносит сумасшедшими тиражами либеральный «Фейсбук», его нравоучения не заполняют блоги фрондирующей радиостанции. Может быть, потому что в них не употребляются слова «президент» и всем известные фамилии? Ну и пусть — как в том старом анекдоте про советского диссидента, раздававшего на Красной площади чистые листки: «И так же все понятно».... Подробнее




Яндекс.Метрика