Герой не нашего вреиени

По материалам: "Самиздат "Мир звезд"

2002


Герой не нашего вреиени - Александр Градский

Александр Градский позировать для нашего фотографа отказался наотрез. Потому что, по его словам, сейчас сам себе не нравится. А раз уж Александр Градский что-то решил, то переубедить его в этом, как мне показалось, невозможно.

Разговаривать с Александром Борисовичем не просто. Его мощная сила подавляет. Он с интересом может выслушать твое мнение, однако у него на все есть своя точка зрения и он с легкостью расставит все точки над "i". А за словом Градский в карман не лезет, цену себе знает, как знает цену окружающим. И если ты дурак, так можешь быть абсолютно уверен, что Градский без обиняков тебе это скажет. Врать он не любит. Наверное поэтому бытует мнение, что он очень сложный человек и непростой для журналиста собеседник.

Мир Звезд: Есть два таких понятия как современная и своевременная музыка. Какой музыки, на ваш взгляд, в настоящее время больше на российской сцене?

Градский: Даже не надо задумываться над тем, какой музыки больше. Абсолютно ясно, что сейчас больше музыки не своевременной, но современной. Она написана сегодня, но по сути никому не нужна, кроме ее автора. И то, что сегодня происходит в стране, это в принципе чудовищно, это полная деградация.

Мир Звезд: Вы говорите сейчас только о музыке или уже и о политическом состоянии?

Градский: Говорю о музыке. Потому что, на мой взгляд, в политической жизни сейчас все как раз наоборот. Россия совершает мучительные попытки к возрождению. Еще не видно куда и как, но то, что попытки делаются, это очевидно.

Мир Звезд: А на изменение вашей точки зрения никак не повлияла ситуация с коллективом ТВ-6, разговоры о возрождении тоталитаризма?

Градский: Это чепуха. Ошибка таких журналистов состоит в том, что у них завышенная самооценка. Они считают, что стоит их только показать по телевидению, как у них появляется право называть себя проводниками общественного мнения, некими гуру. В моем понимании, право быть духовным учителем надо завоевывать долгой жизнью. Те людей, к мнению которых я прислушивался, всегда были чрезвычайно скромны и никогда не считали себя учителями людей. Возьмите того же Андрея Дмитриевича Сахарова, Дмитрия Сергеевича Лихачева, Льва Николаевича Гумилева… Первопричина произошедшего с ТВ-6 состоит в том, эти журналисты, не приученные спокойно, без пафоса относиться к самим себе на телеэкране, не умея быть адекватными самим себе, решили, что что-то из себя представляют. Это беда телевизионных работников.

К тому же, у них уже сформировавшаяся точка зрения на то, что происходит в стране. Я не берусь утверждать, что у них проплаченная точка зрения, потому что в жизни случаются такие вещи, что точки зрения хозяев и работников совпадают. Это редкий случай, но в данной ситуации это, очевидно, произошло.

Почему я могу так спокойно об этом говорить? Потому что моя точка зрения никогда не зависела ни от какого работодателя. Я свободно мыслю с пятнадцатилетнего возраста, когда добрая половина этих журналистов либо служила в КГБ очно или заочно, либо была членами бюро каких-нибудь комсомольских организаций. Поэтому у меня гораздо больше права говорить то, что я говорю.

Я никогда не советовал бы говорить журналистам о возрождении тоталитаризме и лагерях. Потому что в головах тех, кто нами правит, всегда подспудно сидит мысль о тотальном воздействии. Но они говорят себе, что этого-то они не должны делать. Однако если на каждом углу начальников будут обвинять в том, что они готовят лагеря, им и на самом деле может придти в голову такая идея, что вообщем-то неплохо было бы с помощью лагерей разобраться с теми, кто не согласен.

Так что не надо давать власти повод думать о том, что она, в принципе, может это применить. И тем более обвинять власть в том, о чем она пока даже не думает. Журналисты провоцируют такие вещи. Я надеюсь, что сегодняшняя власть на эти провокации не поддастся и разрешит им трепать языком всю эту чушь, которую они бесконечное количество времени несут. Именно это будет доказывать силу власти. Даже если эти журналисты что-то там нарушают (в нашей стране нарушают практически все). Поэтому не надо именно за ними замечать эти нарушения.

Мир Звезд: Вы всегда славились тем, что у вас очень плохие отношения с телевидением. В чем причина этого?

Градский: Это не у меня с ним плохие, а у него со мной. Но тут не совсем верная формулировка: точнее, ко мне дозированное отношение. Просто чаще всего меня показывают в виде говорящего, а не поющего. Так получилось, что как певец я обошелся без телевидения вообще. А телевидение без меня как без человека говорящего почему-то обойтись не может. Пусть это не покажется хвастовством, но однажды Лев Лещенко мне сказал: "Если бы тебя показывали столько же, сколько и меня, то нам вообще нечего было бы делать на сцене". Я тут же возразил ему, что это не так: все "старики", такие как Кобзон, Лещенко, какой бы они музыкой не занимались, многое из себя представляют, потому что работают честно. Однако доля правды в сказанном есть. И вот в чем: если бы показ был равномерный, не раз в месяц против ста двадцати раз у исполнителя Х, а хотя бы раз пятнадцать против их ста, то тогда для зрителя было бы яснее, кто какое место занимает и кто есть кто.

Мир Звезд: Плюс ко всему, это развивало бы общую зрительскую культуру.

Градский: Может быть и так. Но, на самом деле, если люди не хотят развиваться, то их ничем нельзя заставить. А если хотят, то этому никак не помешаешь.

Мир Звезд: На ваш взгляд, наши люди сейчас хотят развиваться?

Градский: Это вообще сложный процесс - захотеть развиться. Надо над собой произвести работу, а люди сейчас очень сильно устали. Сегодня борьба за выживание отнимает очень много сил. До этого в нашей стране никто за выживание не боролся. Мы были полной противоположностью основного принципа Чарльза Дарвина. У нас все получили свою пайку, поэтому у русских притупилось чувство борьбы и спорта. Ведь жизнь это тоже борьба и спорт, нам же обрубили эти "щупальцы", с помощью которых надо драться за получение каких-либо преимуществ. Прежний режим не занимался тем, чем должен был - не содержал страну. Он занимался какой-то ерундой, борьбой со своими собственными гражданами, в результате чего извел половину талантливого населения. Вообще странно, что здесь кто-то остался и мы еще можем чем-то удивлять и что-то творить.

Мир Звезд: А вы получали пайку?

Градский: Очевидно, мне тоже была предназначена какая-то там пайка, но я ее не брал. Надо быть откровенным, в тот момент система уже начинала трещать по швам, и мы начали появляться как какие-то прыщики на ее теле. Так что нельзя говорить, что мы развалили этот строй. Возможно, чем-то мы способствовали этому, но система изжила себя сама… Сегодня я с интересом наблюдаю за действиями Путина. И мне нравятся его осмотрительность, осторожность, непринятие резких решений. Хотя очевидно, что ни предыдущее руководство, ни сегодняшнее не знает, как управлять страной. Более того, все мы не знаем, как управлять нашей страной, и я в том числе, потому что никто такой страной, в таком положении и в такой схеме не управлял. Поэтому самое умное, что можно сделать - осторожно касаться этой воды сначала ногой, потом рукой, потом делать анализы и проверять, нет ли там отравляющих веществ, потом постепенно в нее заходить, а дальше, может быть, плавать в ней.

Мир Звезд: Интересно рассуждаете… Я тут подумала, что вы ведь не участвовали ни в одной предвыборной кампании, хотя вас, наверняка, приглашали и ни один раз. В чем же дело?

Градский: Я думаю, что оказывать давление на мнение людей неправильно. И использовать свой авторитет в этом случае кажется мне шагом неверным.

Мир Звезд: Раз уж мы затронули такие глобальные проблемы… Сейчас все говорят об отсутствии национальной идеи. На ваш взгляд, какой она может быть?

Градский: Для меня это было понятно еще двадцать лет тому назад - работать надо.

Мир Звезд: Работать?! Я то предполагала, что вы обязательно скажите о патриотизме…

Градский: Это и есть патриотизм. Когда ты честно и профессионально работаешь, тогда ты улучшаешь себя, свою семью, свой город, тем самым ты улучшаешь свою страну.

Мир Звезд: Ну вы, естественно, - патриот?

Градский: Я-то как раз патриот, а потому работаю прежде всего на себя. А когда честно работаешь на себя…

Мир Звезд: … и государство…

Градский: А я не знаю, что такое государство. Очень часто говорят о государстве, но я не понимаю, что это такое. Вот что такое Отечество, я знаю, и ему я уже заплатил достаточно в то время, когда получал по 26 рублей за концерт, а в зале собиралось десять тысяч человек и билет стоил три рубля. Я ему заплатил всей своей жизнью до такой степени, что у меня к нему претензий нет.

Мир Звезд: А у него к вам?

Градский: Думаю, и у него ко мне… Казалось бы, между государством и отечеством разницы не должно быть. Но я считаю, что понятие Отечество, страна, Россия куда выше, чем понятие государство. Государство много раз причиняло вред стране и Отечеству. А для меня государство начинается тогда, когда оно приносит благо стране.

Мир Звезд: Александр Градский называет себя патриотом. Но почему же тогда он не сделал ни одного концерта ни в Афганистане, ни в Чечне?

Градский: Один мой друг как-то спросил меня: "Ну что же ты, Саша, тебе шесть раз предлагали ехать в Афган, а ты что же, струсил и не поехал?" Нет, я не струсил. Я шесть раз отказался, а это было гораздо смелее, чем согласиться. В Чечню я тоже не поехал бы, потому что мне нечего там делать. Мое творчество в том контексте, в котором я привык работать, в той обстановке никому не нужно ни на той стороне, ни на другой.

Мир Звезд: А здесь? Вы чувствуете себя достойно оцененным в России?

Градский: Нет.

Мир Звезд: А на Западе?

Градский: Тоже нет. Просто там нет у меня никаких заслуг, чтобы быть достойно оцененным.

Мир Звезд: Наверняка у вас была возможность эмигрировать, а раз так, вы могли бы стать всемирно известным. Почему этого не произошло?

Градский: Была возможность, и я проявил бы себя. Но счел в тот момент, что совсем уехать не могу. А тогда ведь вопрос стоял только так: если ты уезжаешь, значит, уезжаешь навсегда. Все те, кто сегодня вернулись в Россию, уезжали, абсолютно не надеясь, что приедут сюда вновь. Для меня же это было невозможно, в отрыве от русских корней я не могу работать.

Мир Звезд: А нет ли некоторой злости от того, что многие из эмигрировавших тогда, возвращаются сюда и к ним проявляют больше заинтересованности, чем к тем, кто здесь?

Градский: Злости нет, есть некоторое веселое сожаление и обида. Я слишком хорошо знаю, как мне кажется, мировоззрение людей, нашей страны. Оно очень многополярно. И я приблизительно знаю, что будет происходить после того, как меня не станет…

Мир Звезд: Что же?

Градский: Не буду говорить об этом, но знаю… Во всяком случае информативное присутствие мое будет намного больше. Я как живой персонаж не удобен. А вот как персонаж уже не существующий, уже не конкурентно способный буду очень удобен и раскручен.

Мир Звезд: Чем вы не удобны сейчас?

Градский: Сам факт моего присутствия - это укор неумению и непрофессионализму очень многих. К этому я отношусь довольно спокойно, не могу же я, в конце концов, перестать быть профессионалом и разучиться играть и петь! Значит, приходится все это терпеть.

Мир Звезд: Не обидно, что вас так и не оценили?

Градский: Какой смысл обижаться? Что, надо забиться в угол, надуться и ни с кем не разговаривать после этого? Так? Это бессмысленно. Ну, обиделся я, но пошел работать дальше. Биться, доказывать? Мне лень. Нельзя всю жизнь быть популярным. Мне сейчас достаточно того, что я делаю: меня приглашают, я выступаю. И имеющий уши да услышит.

Мир Звезд: Интересно, а вы выступите на любой площадке или все-таки в клубах петь не будете?

Градский: Мне один черт, где работать. Все зависит от того, сколько платят. За три копейки выступать не буду, мне достаточно и тех брюк, которые у меня есть. В клубах, например, нет таких денег, ради которых я стал бы выступать. Я могу выступить в любом месте, хоть на дне рождения у бандюка. Пока он не сидит в тюрьме - он законопослушный гражданин…

Мир Звезд: Если продолжать разговор о том, что вы недооценены в России… Взять пример Кончаловского, который, уехав в Штаты, доказал, что может снимать мировое кино…

Градский: Мне не надо ничего никому доказывать. Музыканту наплевать на все это с высокой колокольни. Музыка - иной жанр, нежели кино. Кино это несерьезный жанр, это развлечение. Если в кино не будет элемента развлечения, оно будет скучным, нудным, его никто не будет смотреть.

Мир Звезд: Разве можно назвать Тарковского развлечением?

Градский: А кто сегодня будет смотреть Тарковского?

Мир Звезд: Я, например.

Градский: Ты просто анахронизм… Я смотрел фильмы Тарковского как никто другой. С моей помощью фильм "Ностальгия" был переведен на русский язык, я показывал его у себя дома. Но сейчас я Тарковского не смотрю.

Мир Звезд: Хорошо, но это же искусство?

Градский: Это искусство, но только не кино. То, что делал Тарковский, это искусство рисования. Он художник. Или, например, назови жанр, в котором работает Норштейн. Разве это мультипликация? Никогда. По технике, да, но по смыслу это совершенно не мультипликация, скорее Рембрандт какой-то.

Мир Звезд: Тогда получается, что есть музыка и есть искусство.

Градский: С музыкой все проще: либо музыка, либо не музыка.

Мир Звезд: Каким одним словом вы обозначили бы состояние современной эстрады?

Градский: Блевотина… Вообще, всю российскую музыку сегодня я разделил бы на две части: на организованный шум и на то, что делаю я и еще пара людей.

Мир Звезд: Я думала, что вы что-то посильнее скажите.

Градский: Сильнее - это значит, встать с ними на одну доску и дать им повод считать, что ты их ненавидишь. А я их не ненавижу, я их просто не вижу.

Мир Звезд: А есть ли среди них тот человек, которого вы вызвали бы на дуэль?

Градский: Еще чего. Зачем мне давать кому-то возможность встать со мной в одной плоскости? Нет, я со всеми здороваюсь, но уделяю им ровно то место, на котором они находятся. Только не надо мои слова воспринимать однозначно. Я говорю "блевотина", но люди имеют право этим заниматься и ничего плохого в том, что они этой "блевотиной" занимаются нет. Им надо зарабатывать деньги, чтобы кормить себя, своих девушек или свои семьи.

Мир Звезд: Вы производите впечатление человека экспрессивного. Интересно, а если вас кто-то выведет из себя, вы сможете ударить?

Градский: Легко. Только таких ситуаций не возникает. А потом мне жалко бить человека по лицу, даже если он это заслуживает. Мне кажется, что распускать руки неправильно.

Мир Звезд: Но вы прямолинейный человек?

Градский: Если меня спрашивают, я говорю.

Мир Звезд: Хотя вы и сказали, что со всеми здороваетесь, однако все говорят о том, что у Александра Градского с Аллой Пугачевой произошел какой-то конфликт. Что случилось?

Градский: У нее тот же комплекс, что и на ТВ-6 - неадекватное отношение к самой себе. И журналисты ей только мешают. Держаться на плаву можно разными способами. То, как это делает она, - не мой способ. Алла имела возможность стоять особняком, потому что у нее для этого был и талант, и умение.

Мир Звезд: Но она-то считает, что стоит особняком.

Градский: Она? Нет, она в полном контексте общей поп-культуры. Алла создает вокруг себя пирамиду, чтобы быть в ее главе. Но ей для того, чтобы быть тем, кто она есть, нужна пирамида, уходящая вниз, ей нужно, чтобы на верху этой пирамиды не было никого, кто лучше нее. В задачи Пугачевой не входит кого-то ставить рядом с собой, помогать и запускать выше себя.

Мир Звезд: Но и у вас есть возможность создать свою пирамиду.

Градский: У меня есть возможность опустить всю эту ее пирамиду вместе с ней в любой момент, как только мне это будет надо. Как только эта пирамида окажется рядом со мной на сцене, от нее через секунду не останется ничего. Но это не входит в мою задачу. Моя задача - находиться в стороне от этой пирамиды и не участвовать в ее акциях.

Мир Звезд: У вас нет пирамиды, как у Пугачевой. Но есть ли круг Градского или же вы входите в чей-то круг?

Градский: Ни я не вхожу ни в какой круг, ни у меня нет никакого круга. У меня есть круг знакомых, с которыми я чаще других общаюсь. А сейчас у меня заканчивается строительство театра, возможно, там будут люди, которые станут зависимы от меня или от которых в какой-то степени буду зависеть я.

Мир Звезд: Возможно ли ваше примирение с Пугачевой?

Градский: А у нас нет ссоры. У нас такая любовь-ревность. Я отношусь к Алле ревностно и любовно в том смысле, что ей свыше был дан талант, а она его не использовала так, как я бы хотел. И мне не по себе от этого, остается чувство сожаления. Так что мы прекрасно с ней общаемся, она пела в моей опере, мы не ругались и никогда не поругаемся. Но некоторыми ее поступками я не доволен. То, что она делает - не достойно ее таланта, а поэтому ее талант страдает и убывает. Но поскольку она женщина, ей все простительно.

Мир Звезд: Кстати, о женщинах… Александр Борисович, этот номер журнала посвящен празднику 8 марта. Поэтому совершенно естественный вопрос: с возрастом ваше отношение к женщине как-то изменялось? Что было для вас важно тогда, что сейчас?

Градский: То, что было важным раньше, то и сейчас. Внешний вид, молодость, мягкость, пластичность, способность к фантазии.

Мир Звезд: Образ идеальной женщины для вас конкретный или собирательный?

Градский: Такого вообще нет. Как пел Боря Гребенщиков: "Хочу я всех мочалок застебать…" Просто нормальные мужские порывы… (смеется)

Мир Звезд: Что значит для вас 8-ое марта?

Градский: Полагается женщин в этот праздник поздравлять. Но это не значит, что все остальные дни исключаются. Просто в этот день особенно полагается поздравлять.

Мир Звезд: А какое у вас отношение к бомонду?

Градский: Я наблюдаю за этим как за движением инфузорий. Я иногда выхожу в свет, но все равно нахожусь в стороне.

Мир Звезд: Вам не интересно или вам не удалось войти в тусовку?

Градский: Есть два отношения с тусовкой: либо ты внутри нее и за тобой наблюдают, либо ты снаружи, при этом рядом, и тогда ты наблюдаешь. Мне интереснее последнее. Я вообще наблюдатель…

Если говорить откровенно, по времени (но не по возрасту) я был почти раньше всех. Я видел, как Алла Пугачева пробовалась в "Веселые ребята", как в Москву приехал Володя Кузьмин, как на "Рождественских встречах" в раздевалке сидел молоденький Филипп, на которого Алла не обращала никакого внимания. Я, будучи тогда уже самим собой, присутствовал при их рождении. Все эти вещи накапливаются и ты иногда удивляешься самому себе.

Мир Звезд: А вы могли бы выступить продюсером молодых?

Градский: Мне лень. У меня была такая возможность, был даже проект. Но может быть мне это не дано, а может быть я просто максималист. Я занимаюсь собой.

Мир Звезд: Как это ни банально звучит, но помогать хорошо…

Градский: Ну их всех в жопу. Зачем им помогать? Чтобы они потом о тебе ничего не говорили, как девяносто девять процентов их тех, кому я помог?! Из тех, кому я помогал, только Макаревич мою фамилию называет. Закончилось желание помогать, надо заняться собой. Дело в том, что времени на жизнь остается все меньше и меньше. Мне 52 года и очень многое еще надо успеть сделать. Я уже довольно ясно ощущаю окончание своего земного срока.

Мир Звезд: А вы что, много времени зря потратили?

Градский: Мало. Я очень рационально вел себя в этом смысле. Человеческий потенциал и человеческая сила не беспредельны, поэтому нужно себя так распределять, чтобы силы оставались на то, чтобы выйти и сделать живьем двухчасовой концерт в трех октавном диапазоне. А для этого нужно в чем-то себе отказывать. Быть тенором - дело серьезное, оно требует больших сил и большого здоровья. Это постоянное самоограничение.

Мир Звезд: Интересно было бы узнать ваше мнение о Баскове. Можно ли сказать, что он повторяет вас, сочетая оперу и эстраду?

Градский: Я сочетал это профессионально… Все ждут, что я буду его ругать. Но я не буду этого делать. Люблю выражаться точно, поэтому скажу, что Басков - это хороший проект. Я не говорю, что он блестящий тенор или выдающееся явление в оперной или эстрадной музыке. Говорю только, что это хороший проект. А что суть любого проекта в шоу-бизнесе? Доход, информативное влияние, гонорары. Все это есть у Баскова. Он оказался в нужное время в нужном месте. И это очень важно. У него милая внешность, он молод, он достаточно эмоционален (хотя все его эмоции показные), и такой голос, как у него, есть у многих… Но у Баскова много плюсов для того, чтобы стать тем, кем он стал. Однако есть очень большой минус, который ему очень сильно мешает и, я думаю, который ему в конце концов помешает: его успех неадекватен его умению. И это печальный факт. Ему срочно нужно добирать это умение, нужно прыгнуть выше, чем ему дано. Но я боюсь, что этого не будет. Потому что когда успех уже достигнут, ты начинаешь его эксплуатировать. Поэтому к большому успеху надо идти медленно. Чтобы получить в 25 лет такую славу, надо очень многое уметь.

Мир Звезд: Александр Борисович, а может ли сейчас у вас быть дрожь в коленках перед кем-то, как когда-то у вас была дрожь перед "Битлз"?

Градский: Перед "Битлз" у меня уже никакой дрожи в коленках не будет, потому что я научился делать все то, что умели делать они. А сейчас… Думаю, что вообще ни перед кем. Может, перед Бен Ладеном. И то в определенной ситуации, может, он мне яйца решит отрезать. Кто знает, что ему в голову взбредет!.. (смеется)

Мир Звезд: Можно ли назвать Александра Градского народным музыкантом или его музыка все-таки для элитного круга слушателей?

Градский: Со мной непонятная вещь: как личность - я народный. Как человека меня воспринимают разные слои общества, от любого пропойцы до большого интеллектуала. Я это неоднократно видел. А что касается музыки, мне кажется, что я не народный, что есть интеллектуальное ограничение.

Но срабатывает такая зацепка, как красиво звучащий голос. Люди, может быть, и не понимают, о чем я пою, но то, как я пою, их привлекает. Они слышат, что человек владеет вокалом и это безошибочно действует даже на самого не подготовленного слушателя. В пении есть какая-то вибрационная или физическая составляющая, которая заставляет другого человека отвечать тебе своей душой.

Русский народ только на вид такой дурак, что ему можно завести магнитофон, а он будет хлопать руками и ушами и принимать тебя. На самом деле, наша публика очень точно отличает истинную работу от халтуры. И никогда не поставит истинного работника с халтурщиком в один нравственный ряд. Они могут поставить их в один информационный ряд, но в нравственном отношении произойдет отделение одного от другого. Поэтому не надо спрашивать: нравится тебе или не нравится. Надо спрашивать, в каком ряду ты его видишь. Это важно.

Мир Звезд: Наверное, истинно народным был Владимир Высоцкий…

Градский: Странное дело, сначала я не испытывал к нему никакого интереса. В моем понимании это была не более чем блатная тема. И вдруг он стал все умнее и умнее. Для меня активный рост Высоцкого начался с середины 70-х годов… Мы с ним так и не познакомились, один раз только очень по-дурацки встретились, Высоцкий меня не узнал, а потом ему сказали, что я был рядом с ним, хотел познакомиться. Он тогда сказал: "Ну ничего, увидимся еще". И мы не увиделись больше… Типично русская черта: жизнь большая, увидимся еще. Русские никогда не живут сегодня. Или в мыслях о прошлом или в мечтах о будущем.

Мир Звезд: И вы в том числе?

Градский: К сожалению, да. Хотя я еще отличаюсь от многих тем, что что-то делаю и сегодня… Так что с Высоцким мы так и не встретились… Где-то в то же время я понял, что есть люди, которые предназначены для того, чтобы быть великими. Их форма уже заранее спроектирована так, что их внутреннее содержание рассчитывается под форму великого человека. Высоцкий по своей форме был предназначен для того, чтобы быть обыкновенным московским парнем или средним артистом театра. Но по внутренним своим способностям он оказался великим человеком, способным к восприятию, к росту над самим собой, к впитыванию всего того, что его окружало. И, как мне кажется, Высоцкий начал убивать свою форму именно потому, что она не могла вместить его внутренний гений. Аналогично Есенину. Все эти самоубийства, наркотики, алкоголизм - есть борьба внутреннего с формой. В некоторых случаях происходит наоборот: форма вынуждена растягиваться до уровня твоего внутреннего величия, и тогда ты становишься Гете, например, и доживаешь до старости.

Мир Звезд: В вашем случае как?

Градский: Не знаю. По крайней мере, я не испытываю никакого дискомфорта между внутренним моим содержанием и внешней формой.

Мир Звезд: Можно ли сказать, что ваши частушки стали продолжением частушек Высоцкого?

Градский: Владимир все-таки был ближе к людям, его язык им более понятен. Мой язык более сложный, более интеллигентский что ли… Мои тексты сродни галичевской манере, нежели манере Высоцкого. Нет у меня той народности, которая была у него. Этого очень сложно достичь.

Мир Звезд: А хотелось бы?

Градский: Можно быть Велимиром Хлебниковым и быть известным не более чем двадцати тысячам человек в стране. Но именно эти двадцать тысяч передают тебя как эстетический ген другим людям. Ничего в этом зазорного нет. А этот ген накапливается и со временем твое значение возрастает.

Мир Звезд: Но почему же вы говорите только о будущем?! Вам не кажется, что настало время ваших песен, что пора вынести их как основную информационную составляющую?

Градский: Да не настало такое время! И мне наплевать на это. Не настало оно, так настанет, пусть даже без меня! Если люди не слышали, значит им не нужно слышать. Вся штука заключается в том, что когда я приезжаю в какой-то далекий город, приходит человек, у которого полная подборка моих пластинок, он это все знает и слышал. Этого мне достаточно. Мне не нужно, чтобы толпы с плакатами бежали и кричали о том, какой великий Градский. Музыка по сути своей - это не спорт. Ты не должен прыгнуть два пятьдесят в высоту на глазах у пятидесяти тысяч человек. Если музыкант прыгает два пятьдесят у себя дома и никто его не видит - этого достаточно. Если я сделал какую-то музыкальную тему, играю ее сам себе и знаю, что она замечательна, мне уже достаточно. И как я это ни говорю, мне никто не верит…

Мир Звезд: Действительно тяжело поверить. С таким же успехом Достоевский мог писать в стол…

Градский: Он так и писал! Какие у него тогда были тиражи? Тогда Достоевского почти никто не знал, кроме кучки читающей интеллигенции. Разве это сравнимо сейчас с тем, какое место он занял в нашей культуре?

Мир Звезд: У многих в то время просто не было возможности читать…

Градский: Да не возможности у них не было, а потребности! Ты слушала когда-нибудь мой балет?

Мир Звезд: Нет.

Градский: Это говорит не о том, что у тебя нет потребности или возможности, а о том, что ты вообще не знаешь, с кем разговариваешь… Попила кофе? А теперь пойдем, послушаешь.

И мы идем слушать "Маугли". Пятнадцати минут достаточно, чтобы открыть для меня новые грани гения г-на Градского. Возвращаемся на кухню, где все это время шло интервью. Некоторое время прихожу в себя, стараясь вспомнить конец беседы. Градский, довольный произведенным эффектом, тоже молчит, а потом говорит:

Градский: Ну давай, спрашивай дальше…

Мир Звезд: Знаете, я вот наблюдаю за вами в течение этого интервью и у меня складывается впечатление, что какие-то свои качества вы сохранили с самого детства. Это так?

Градский: Мудизм… Непосредственность. Я в 14 лет сказал себе, что надо как можно меньше врать, потому что это очень выгодно. А врать - невыгодно. Потому что когда ты не врешь, в этот момент видишь другого человека, который почти всегда врет. И ты находишься все время в давлении на него, потому что он вынужден как-то выворачиваться, вспоминать то, что говорил. Тебе же это не надо, потому что ты лепишь все, что думаешь. И это людей напрягает. Более того, это их раздражает. Отсюда и идет вся эта инфраструктурная легенда, что со мной тяжело. Вот тебе тяжело со мной разговаривать?

Мир Звезд: Да не особенно… А ваше желание говорить всем правду-матку не является простым бунтом против общества?

Градский: Это только ты так назвала.

Мир Звезд: Не только я, но и многие называют Александра Градского бунтарем, возмутителем спокойствия.

Градский: Это их проблемы. Я никогда себя так не называю. Просто потому, что всегда находил контакт с начальниками.

Мир Звезд: Именно с этим связана такая любовь Лужкова к вам? Он дал вам студию в центре Москвы, помогает со строительством театра.

Градский: Это вы у него спросите. Наверное он, в отличие от телевидения, ценит мои творческие качества. Но эта любовь имеет границы. И было решено, что театр будет строиться не в ущерб каким-то необходимым городским программам, а постепенно.

Мир Звезд: Хорошо, если вы не бунтарь, кто тогда?

Градский: Да я не знаю, кто я такой. Мне на самом-то деле насрать на это. На свое значение наплевать с высокой колокольни. Вот ты меня спрашиваешь, адекватно ли я оценен. И я ответил: нет, не адекватно. Но дело не в том, как я оценен, а в том, как оценены другие. Если взять меня отдельно - то я оценен адекватно. Но очень много исполнителей возвеличены неадекватно, потому что по сути своей ничего из себя не представляют. И они повсюду выступают, их о чем-то спрашивают и, судя по всему, к их мнению даже кто-то прислушивается.

Мир Звезд: Такая позиция - это признак гениальности или, может быть, форма защиты?

Градский: Я не могу так о себе сказать… Я не самозащищаюсь, потому что на меня никто не нападает. И вообще, это глупый вопрос. То, как я себя веду, это то, как я себя веду. Я никому не наступаю на ноги. По крайней мере, стараюсь специально этого не делать. Я наступаю на ноги только фактом того, что работаю. Потому что все остальные незаслуженно получили свой успех.

На Западе я бы никому не наступал на ноги, потому что там могли бы меня любить или не любить, но там нет незаслуженного успеха. Я понимаю, в чем причина успеха западных звезд, потому что вижу, как они работают над собой, как они танцуют, как выкладываются на сцене. Я понимаю, откуда растут ноги успеха на Западе, в России же мне не понятно, откуда взялся успех у исполнителя Х или Y. Совсем не могу разобраться в том, что здесь происходит. Корни славы не ясны.

Мир Звезд: А может быть и нет никакой славы?

Градский: Не согласен. Слава или известность (называйте как хотите) есть. Если взять Аллу Пугачеву, то здесь слава подлинно народная. Но вот с чем она связана, я понять не могу. В принципе, мне где-то это ясно. Но не хочется в это верить… Что, они узнают сами себя? Поэтому? Но это ужасно и оскорбительно для людей, для исполнителей. Такого не должно быть. Мне не нравится такая оценка. Если бы я не знал, насколько одарена Алла, мне было бы на это наплевать. А так…

В нашей стране очень легко стать известным, паразитировать на этом, заработать, стать даже кому-то нужным. У меня сосед по даче - маленький мальчик Кирилл Толмацкий (Децл). Никто не ожидал, что он что-то запишет и толпы детей будут бегать на его концерты. Его отец, который всю жизнь был продюсером, изначально не верил в этот проект. И потом сам был удивлен той известности, которая обрушилась на его сына. Он, человек занимающийся профессионально шоу-бизнесом, так и не понял того, как его сын, ничего не сделавший, вдруг получил всероссийскую известность. Так что причинно-следственная связь успеха в России не понятна.

Мир Звезд: Кобзон в новогодней передаче спел с Децлом… Вы бы согласились на такой эксперимент?

Градский: Слава богу, я этого не видел.

Мир Звезд: А Гурченко поет рэпы…

Градский: Это возрастное… Русский рэп я придумал лет тридцать пять тому назад, когда даже такого слова в помине не было. Это была просто частушка на ритмической основе. (Александр Борисович начинает петь частушки, отчеканивая ритм пальцами на столе). Форма подачи обыкновенной народной попевки. Раньше на Руси скоморохи пели под бубен. Вспомни, например, фильм "Андрей Рублев", когда герой Ролана Быкова скоморошничает. Так что это не ново.

Мир Звезд: Но вы бы впустили в свою музыку такие эксперименты?

Градский: Ну это же слабая музыка! Это не эксперимент, это пройдено уже давным-давно. Такая музыка проста как два пальца. Вот сделать балет "Маугли" - это эксперимент, это сложно. А то, о чем ты говоришь, можно позволить себе как шутку, от нечего делать, потому что это делается левой ногой. Но такие "эксперименты" мне не интересны, это не более чем информационный повод для очередной болтовни. Разве можно на это тратить время?!

Конечно, журналисты так устроены, что им важнее эта пыль, эта мелочь, чем серьезный аспект. Я вот тебе показываю серьезный аспект (Александр Борисович указывает на диск "Маугли", который он подарил мне для развития моего общего, еще, конечно же, невысокого интеллектуального уровня), а ты меня про такую мишуру спрашиваешь! Вот на что мы настроены сегодня. И такими вот конфетти, такими мелкими всплесками мы хотим прельщать людей, привлечь их внимание к своему журналу. И люди покупают журнал именно потому, что в нем есть такая мишура. Сейчас прельщает это: факт из биографии, факт из творчества, забавный случай из жизни. Связь ясна. Пугачева это вовремя поняла и начала распространять сама про себя совершенно невероятные слухи, став из факта музыкального фактом социальной жизни. И в этом я ее не одобряю.

Мир Звезд: Хорошо, давайте поговорим не о мишуре… Несколько лет назад вы рассказывали, что у вас не пишется музыка. Это что: кризис творчества или кризис возраста?

Градский: Да нет, музыка пишется, но тяжело. Ведь человек так или иначе исписывается…. Но у меня нет никакого кризиса, просто я задумал большую работу - "Мастера и Маргариту". Она делается, но это очень тяжелая, очень ответственная вещь, сделать ее сразу не получилось. Больше двадцати пяти лет я работаю над "Мастером".

Мир Звезд: И на какой стадии находится эта работа?

Градский: На начальной. Но здесь проблема в другом: надо зайти в студию, сделать первые фонограммы. И как только я это сделаю, то не смогу уже оторваться и не выйду из студии до тех пор, пока не завершу работу. А это значит, что заброшу все: семью, концерты, перестану зарабатывать. И пока я не готов все это оставить, мне необходимо еще заработать какой-то потенциал, чтобы можно было отойти от всего. Моя личная жизнь сейчас складывается так, что возможно уже с лета у меня появится такая возможность.

Мир Звезд: Почему именно булгаковская тема?

Градский: Кто его знает, почему… Случайно попалось на глаза либретто одного моего друга на эту тему. Я начал его произведение мучить, кромсать, переделывать. И сначала ты занимаешься произведением, а потом уже оно занимается тобой. Но я знаю, что с этой темой надо обращаться поаккуратнее, руки должны быть абсолютно чистыми. В коммерческом отношении это будет минусовой проект. Но это меня успокаивает, потому что приближаться к "Мастеру и Маргарите" с каким-то меркантильными интересами нельзя. Только с чистыми руками. Я сам еще не очень-то уверен, что у меня это получится. Но там уже сейчас есть музыкальные темы, на мой взгляд, лучшие из всего того, что я написал.

© Copyright Данилова Ирина (freeira@mail.ru)


Предыдущая публикация 2002 года                         Следующая публикация 2002 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

...а прошедшей осенью вдруг увидела целую череду восторженных откликов на первые два выпуска «Голоса«, включила ОРТ и поняла, что вот теперь буду смотреть, не отрываясь. А то, что без Градского не было бы того «Голоса», который смотрели миллионы, — факт.... Подробнее




Яндекс.Метрика