Широка страна моя родная

ТОЛЬКО ГИМН НИКАК НЕ МОЖЕТ ОБРЕСТИ

Труд-7 №196 за 19.10.2000



Отсутствие у нашей страны полноценного государственного гимна справедливо осознается людьми как одна из серьезных проблем, некий момент державной ущербности. Парадокс, но у тех, кого это должно волновать, казалось бы, в первую очередь — у представителей власти, парламентской и исполнительной, долгие годы “не доходили до нее руки”. И вот на первом же собрании президиума Госсовета при президенте России обсуждался вопрос государственной символики. Думается, в таком оживлении интереса к теме сказалась и активность прессы, в том числе “Труда” (рассказавшего, в частности, о непростой судьбе прекрасной музыки гимна, созданной в свое время великим нашим современником Георгием Свиридовым). После наших публикаций возрос поток читательских высказываний о том, каким должен быть Гимн России. С нами делятся своими мыслями на этот счет и известные деятели культуры, и “просто” читатели.

ТИХОН ХРЕННИКОВ, КОМПОЗИТОР:

— Написать гимн — крайне трудная задача. Нужно сочетать в нем очень много качеств - не только напевность, но и жизнеутверждающую силу, решительность, устремленность, широту. На моих глазах прошли два конкурса, и ничего из того, что на них предлагалось, кроме принятого в 1944 году гимна Александрова на слова Михалкова и Эль-Регистана, нельзя было выбрать. Например, во время войны писали свои варианты Шостакович и Хачатурян — сперва отдельно, а потом Сталин предложил, чтобы они вместе поработали, но тоже ничего из этого не вышло. Во втором конкурсе участвовали братья Майборода, Свиридов, я... У кого-то получалось слишком лирично, у кого-то, наоборот, чересчур “железно”.

Сегодня предлагаются несколько проектов. И глинкинская “Патриотическая песня”, и “Широка страна моя родная” Дунаевского, и сочинение Александрова — все это изумительная музыка. Но вот сколько уж лет мы живем с гимном Глинки — а он как-то не приживается. Мелодия немножечко длинноватая для того, чтобы люди могли ее запомнить и спеть. “Широка страна моя родная” — гениальная, популярнейшая песня. Но именно песня. В ней нет всего того комплекса свойств, которые делают произведение государственным символом.

Этот комплекс есть только в мелодии Александрова. В ней и человечность, и энергия, и державная мощь. Народу нашему она хорошо известна, привычна. Я думаю, в наше время, когда утверждаются идеи государственности, патриотизма, нужен именно такой гимн.

Конечно, надо сочинить новые слова. Почему вновь не взяться за перо и Сергею Михалкову? Если ему трудно — другие поэты помогут...

ЮРИЙ КУБЛАНОВСКИЙ, ПОЭТ, ПУБЛИЦИСТ:

— Не уверен, что гимн современной России должен и может иметь слова. Нет сейчас в России людей, которые способны такие слова “придумать”. Ведь Государственный гимн — производное духа нации, его автор — лишь “медиум” этого национального духа. Но при нынешней всеобщей деморализации о каком духе может идти речь? Звучит сейчас музыка Глинки, сильная музыка — и пусть звучит. А новое изобретение слов для гимна — выглядит порой как хлопоты людей, желающих нажиться даже на этом. Слова гимна, его мелодия должны прорасти органично, в нужные сроки, и, Бог даст, прорастут. А пока нечего бессмысленно суетиться: неизбежно тут опростоволоситься и лишний раз скомпрометировать нынешнюю попытку выздоровления.

Особенно пугает меня идея возвращения гимна СССР и предложение поручить написать новый текст Сергею Михалкову. Большего надругательства трудно себе представить — надругательства над миллионами жертв коммунистического режима! Конечно, новые слова Михалкова взамен прежних, советских, будут выглядеть символично: отличная демонстрация нашей грошовой “декоммунизации”, в значительной степени блефовой, мнимой. Но нужна ли нам подобная “иллюстрация” в нашем сегодняшнем суровом и шатком положении?

Возобновление советского гимна на новые стихи Михалкова — такое же кощунство и глупость, как разговоры о восстановлении памятника Дзержинскому и караула у мавзолея. Таких ревнителей “красного проекта” надо бить по рукам, и бить больно. Ибо высвобождение из щупалец олигархии ни в коем случае не должно сопровождаться попытками коммунистического реванша, в какие бы патриотические маскхалаты он ни рядился.

ЮРИЙ ПОЛЯКОВ, ПРОЗАИК, ПУБЛИЦИСТ:

— Мне лично хотелось бы, чтобы вернулась музыка Александрова. В ней есть широта, ощущение евразийской сути России. Когда она звучит, возникает порыв встать. А когда звучит нынешний гимн, мне хочется обратиться к музыковедам, чтобы они разъяснили, в чем именно его величие, почему разысканное, если не ошибаюсь, где-то в черновиках недоделанное сочинение пусть и гениального композитора Глинки надо было спешно объявлять государственной эмблемой. Это — один из волюнтаристских актов ельцинской эпохи.

Кое-кто опасается, что музыка Александрова ассоциативно “потянет” в сталинскую пору. Но, думаю, этого не произойдет. Я родился в 1954 году — фактически на рубеже эпох. И “сталинского” текста как целого не помню. А те отдельные строки из него, которые остались в памяти, — например про союз народов, — они ведь актуальны и в сегодняшней многонациональной России. В каком-то виде эти мысли могли бы быть использованы и в новом тексте.

Вообще, в написании другого текста на ту же музыку я не вижу ничего предосудительного. Ведь в гимне важнее всего музыка. Гимнические тексты (во всяком случае в европейской традиции) обычно мало чем отличаются друг от друга: ну разве что где-то говорится о Боге, если государство религиозное, где-то — нет, если оно светское, но везде речь идет о нерушимости державы, о преданности ей граждан и т.п. Мы именно по музыке определяем, гимн какой страны исполняется, скажем, на Олимпиаде. Раньше я с первых звуков понимал, кто одержал спортивную победу, теперь же долго не могу взять в толк, кому улыбнулось счастье.

Мне кажется, чтобы решить вопрос о гимне, стоило бы прибегнуть и к интерактивному опросу, как это делается во многих телепрограммах: пустить по телевидению предлагаемые мелодии — и собирать телефонные звонки...

АЛЕКСАНДР ГРАДСКИЙ, КОМПОЗИТОР, ПОЭТ, ПЕВЕЦ:

— Советские символы не возродить. Нет уже породившей их страны. Россия не в ленинское или сталинское время зародилась, ей больше тысячи лет. Давайте же и символы брать соответствующие.

Гимн Александрова — прекрасное произведение. Только не надо лгать самим себе: ведь не вошло в обычай петь его, стоя, приложив руку к сердцу. Потому что обыкновенный человек, не профессионал-музыкант, не может это спеть: сложно. У меня интуиция на такие вещи, я сразу чувствую: тут “провал”, “дырка”. Еще большая “дырка” в сочинении Глинки: оно вообще не вокальное по природе. Я, правда, всякое певал (про меня даже Шнитке говорил: Градский и телефонную книгу споет), но гимн-то должны исполнять миллионы.

И вот года два назад я решил написать новый текст к гимну Алексея Львова “Боже, царя храни”. Шлифовал его три месяца — чтобы никаких “зазоров”, как говорят строители — бритву некуда просунуть. Вот что получилось (приведу хотя бы пару строф):
Боже, нас всех храни.
Сильной, державной
Будет вовеки Россия-мать...
Господи, Боже наш,
Дай нам спасенье,
веру, надежду, любовь и мир...

Сделал аранжировку на два оркестра — русский народный и симфонический, собрал хор в 300 человек. И исполнил 3 ноября прошлого года на своем юбилейном вечере в зале “Россия”.

С тех пор кому бы я ни показывал эту запись — реакция одинаковая, причем она состоит из двух частей. Первая: нет сомнений — вот он, Гимн России. Вторая: но он никогда не будет утвержден. Я понимаю скептиков: они знают, что наши чиновники страшно боятся обвинений в имперских амбициях. Хотя речь идет не о возрождении империи, а о естественной преемственности. Вернули же другие эмблемы. Да и не так уж изменилось у нас государственное устройство. Президент — тот же царь, только выборный (что, впрочем, тоже было уже в XVII веке).

Нет в тексте и однозначной православной направленности. Ведь Бог для всех един. Правда, стилистика некоторых выражений близка православию, но это, я думаю, не зазорно для страны, которую — не надо забывать — собрал воедино русский народ.

Не подумайте, что я использую популярную газету, чтобы “пихать” свой вариант. Пусть кто-нибудь другой напишет текст лучше. Но для меня Гимном России была, есть и будет музыка Львова.


Предыдущая публикация 2000 года                         Следующая публикация 2000 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем аппарат, аппарат для микроволновой терапии луч. скачать бесплатно CD online

Пожалуй, если к протестующему тогда против застоя применимо понятие «панк», то Градский был именно таким «панком» уже задолго до того, как это понятие стало всеобщим явлением. Он был своеобразным Джимом Морисоном или Миком Джагером на нашей сцене... Подробнее




Яндекс.Метрика