«Земля Санникова»

Ren-TV (Екатеринбург)
Апрель 2000 год
Расшифровка программы: Екатерина Никанорова


Земля Санникова - Александр Градский

Саунд-чек перед концертом, пустой зал, Градский на сцене.

«Мысли о прошлом морщины на бледные лица кладут

Мысли о будущем полны …»

(отрывается):

Да, вот так лучше, а зрительный зал выключите на секундочку. О! Все! Вот работаем точно так!

Досье:
    Александр Градский, композитор певец, педагог. Научил пению Марину Хлебникову. В отношениях стабилен и консервативен. Высоко ценит профессионализм. Комфортно чувствует себя в одиночестве. Из напитков отдает предпочтение виски. Спортивный телевизионный болельщик. Обладает своеобразным чувством юмора. Не пафосен. Потрясающе работоспособен.

Градский выходит на сцену, аплодисменты

(Градский):

Добрый вечер, ну все-все, хватит уже! Передразнивает: Ууу!! Там все равно остались пустые места, непроданные, поэтому вы потратьте еще две минуты, так сгрудьтесь в серединку, на более дорогие места (смеется)

(Фрагмент песни):

Оглянись, незнакомый прохожий,

Мне твой взгляд неподкупный знаком,

Может я это - только моложе,

не всегда мы себя узнаем

(Градский о днях рождения):

Очень часто приходили люди, которых я давно не видел или которые не звонили там сколько-то времени, а на день рождения все собирались. Вот так на 30-летие вообще совершенно невероятно, мы посчитали: 65 человек пришло в 26-метровую квартиру! Да!

Какие собаки пришли! Лена Коренева привела какого-то парня итальянского с огромной собакой, которую напоили шампанским. Большой-большой дог пятнистый, ходил заплетался, поэтому он всем мешал, его все дразнили, потом действительно он уже спился окончательно. А Лешка залез на диван, и на шкаф! Взял себе салатики такие, курицу, вино, и со шкафа за всем этим наблюдал. Через год моя бабушка почуяла какой-то запах неприятный, в ее комнате это было, в маленькой, он там так и оставил тарелку и в конце-концов это стало источать замечательный запах, ну все ржали конечно.

(Фрагмент песни):

И мы заслужили власть, беби, мы заслужили эту власть.

Ведь им на нас накласть, беби, ух, как им на нас накласть!

С молчанием и с покорностью не пережить, ни выжить

Кто с такой скоростью Обзавелся вдруг совестью, тот новую задницу лижет,

Ох, лижет! Новый зад к языку верноподданных ближе!

Все на лыжи! Новый лидер в пустыне лыжню проложил, все на лыжи!

(хохот в зале, Градский смеется): Я только сейчас понял!!

(продолжает):

Боюсь, им не сдохнуть, беби, а нам от них не продохнуть,

А может они - это мы, беби, и в этом вся соль и суть.

Но как нам уйти из тьмы, беби, и отыскать наш путь.

(Перенастройка во время концерта):

(Градский): А? понятно

(из зала): Тише звук!

(Градский хитро): Ни за что!

(из зала): Браво (аплодисменты)

(Градский о днях рождения):

Ниче не слушали, орало что-то где-то или пели все вместе. Макар, я и Миша Боярский что-то на три голоса пели, ну это вот скажем на 30-летие. Ну щаз таких дней рождения уже нет, как-то все это стало солидно. И собираются вобщем-то совсем не много людей. Хотя вот на последний раз было много, потому что был такой юбилейный день рождения, Вобщем, собрались все, кто должен был прийти. После концерта. Ну отметили, выпили и где-то в четыре, полпятого разошлись. Ну, это я после концерта уже, уставший, (усмехается) а так вобщем можно было и дольше. Так где-то несколько человек, с которым я близко общаюсь, они вобщем одни и те же. Ко мне приходят на День рождения люди, которые таскали у меня аппаратуру 25 лет томе назад. Так что… у нас никогда не было: я вот Градский, а он таскает аппаратуру. Всегда было уважительное отношение, поэтому видимо люди это сохранили.

(Градский о своем творчестве):

Я не думаю, что оно элитарно. Я не думаю, что элитарно. Оно рассчитано для.. Ну оно вообще не рассчитано, оно предназначено просто людям, которые разбираются в том, что такое хорошо и что такое плохо. Жаль, что таких людей как бы не так уж и много. Жаль, что очень многим нашим людям сумели промыть мозги в плохом смысле слова. И они как-то не очень разбираются, что достойно, а что не достойно. Что умело, а что не умело. Ну это вобщем-то на то жизнь и кладется, чтобы это доказывать.

(Фрагмент):

Мне несладок, неприятен дым сгоревшего Отечества

Но его золой и пеплом не посыплю я главу

Суть не в качестве лекарства, все равно недуг не лечится

Ни за плату, ни по блату, ни во сне, ни на яву

(Градский):

Специально никто ничего не делал, я ничего специально не популяризировал. Я вообще пою для себя, на самом деле, чтобы это было понятно до конца. Если не врать. Я пою, работаю, сочиняю для себя, и для двух-трех-пятерых может быть людей, которые меня окружают. Ну я знаю еще одну вещь, я не знаю, нужно ли это говорить, я знаю, что истинное понимание вот в таком жанре, значение того или иного умельца, оно приходит уже тогда, когда он уже ничего не может. Или когда он умер или когда у него нету сил или возможности это делать. Тогда начинают это ценить.

(Фрагмент):

Будь ты рокер или инок, ты в советской луже вымок

И прибудешь таковым ты, даже выйдя за порог

Знаю я, что эта песня не к погоде и не к месту

Мне из лестного-бы теста Вам пирожные печь

Ох ребята, это мука, да что-бы с голосом и слухом

Раздражать народу ухо, пробуждая дух и речь

(Градский):

Вобщем-то в задачу исполнителя грамотного входит – работать с аудиторией. И доказывать аудитории, где правое, где левое, где черное, где белое. Если я этого не буду делать, ну тогда кто вообще это будет делать.

(Фрагмент):

Первый тайм мы уже отыграли

И одно лишь сумели понять

Чтоб тебя на земле не теряли,

Постарайся себя не терять

Ничто на земле не проходит бесследно.

И юность ушедшая тоже бессмертна.

Как молоды мы были,

Как молоды мы были,

Как искренно любили,

Как верили в себя.


Предыдущая публикация 2000 года                         Следующая публикация 2000 года

Просто реклама и хотя музыка здесь не причем скачать бесплатно CD online

Проблема состоит не в Сталине, и не только в Сталине, а вообще, действительно, в национальных чертах нашего народа, а именно в мифологии, в мифологичности русского человека, в его любви к сказкам, к мифам. И это касается не только Сталина, это касается певцов, писателей, музыкантов, актеров, политических деятелей, спортсменов, всех. Мы создаем себе мифы, которые таковыми не являются, мы возводим их на пьедестал, потом начинаем им поклоняться, потом, когда через поколение, через два выясняется, что это просто никто, мы забываем его и так далее. Вот этим мы занимаемся 400 лет.... Подробнее




Яндекс.Метрика