И не оспоривай глупца


Травля Макаревича лично мне противна, как и те ничтожества, которые его травят.


Коротко о важномУдарим хард-роковым рифом, так как: Лидер популярной группы «Space» Дидье Маруани рассказал вчера о том, как развивался его конфликт с российским певцом Филиппом Киркоровым - подробности. - это разве не рок?!

«Я вообще–то не думал, что в Риге подхватят российскую травлю Андрея Макаревича. Но судя по постам, вижу, что некоторые точно поддались. Короче — вот моя точка зрения.

Травля Макаревича лично мне противна, как и те ничтожества, которые его травят. Обидно еще, что это — ничтожества. Говорят, калибр человека определяется калибром его врагов. You have no enemies, you say. Alas, my friend, the boast is poor, — это Байрон. Впрочем, стоит ли считать шавок врагами?

Еще больше меня удивляют мои знакомые, которые разделяют чувства этой своры. В семидесятых Макар давал концерты по подмосковным деревням, куда надо было ехать на электричке, потому что он стоял костью в горле брежневским ментам, — и нам это нравилось. Сегодня он опять в неформате перед нынешними властями, но нам это уже не нравится. Может, мы изменились?

Да, художнику можно или заниматься политикой, или творить. Каспаров был великим шахматистом, а стал лузером. Кличко резал апперкоты как Микеланджело, а стал посмешищем. Я сильно разлюбил Жанну Бичевскую, после того как она ударилась в сермяжное православие, и таки не пошел на ее концерт. Впрочем, скорее потому, что на концертах она уже не столько пела, сколько рассуждала о Боге. Говорили, крыша набекренилась.

Но, напомню, даже в школе, «проходя» каких–нибудь «Отцов и детей», сначала мы изучали «историческую обстановку», без которой произведение не имело смысла. Макар живет в сегодняшней России, в которой публично добровольно/принудительно разрешено ее только громогласно любить во всех проявлениях, а степень любви выражается только уровнем громкости. И ему не нравится, что ему затыкают рот. Шевчук еще мог орать «пусть кричат — уродина!» А теперь на это уже хмурят брови. Макар не может молчать. А эти, которые хмурят, — им много не надо, дай повод. Нет повода — создадим сами, те же «предвыборные технологии», тот же черный пиар.

Ни на секунду не сомневаюсь, что Макаревич любит Россию. Но, наверное, как–то не так, как нужно начальству. А может, и просто собратьям, террариуму единомышленников, где с наслаждением съедят конкурента и обсосут косточки.

Кого поставить рядом с Макаром по таланту, по вкладу в искусство? Градского, БГ? Я имею в виду — из живых. Высоцкий, Цой — их уже нет, и можно рассказывать о дружбе с ними сколько угодно, даже если при жизни душил. Булгаков своих душителей хоть в книгах упоминал, введя в историю. Кто б помнил Всеволода Вишневского, если бы не Мстислав Лаврович и лавровишневые капли? Спел бы Макар про своих «заклятых друзей» поименно…

А впрочем, не надо, это точно будет дурной тон. «Хвалу и клевету приемли равнодушно. И не оспоривай глупца».

Очень надеюсь, что Андрей не опустится до споров с «этими» в своем творчестве. Да, у него были и раньше какие–то полуфельетонные песни про Россию братков, очень уж сиюминутные, на мой взгляд, крайне неудачные. Ну да и фиг с ними. За Оркестр креольского танго все прощаю. За Разговор с Богом, за Душу, заложенную в ломбарде, за Утреннего Ангела пустых бутылок, за «Я возьму тебя с собой в небеса», которую без комка в горле слушать нельзя.

Еще надеюсь, что кончится это как с Данилко/Сердючкой. Его тоже вдруг чуть не загрызли непонятно за что, а теперь он опять в топе. Наверное, сходил куда надо, кому–то что–нибудь лизнул.

Только боюсь, что Андрей так не сможет.

Евгений ГОМБЕРГ, "Вести Сегодня" (Рига), 26.09.2014, №27 (27)

Тэги: Травля Макаревича, ничтожества

Страница сгенерирована за 0.003871 секунды