Рок Александра Лосева


На днях, после тяжелой операции, ушел Саша Лосев - бессменный солист группы 'Цветы'. Один из самых интеллигентных, красивых и в то же время болевых голосов нашей эстрады. По крайней мере, последней четверти прошлого века.


Коротко о важномУдарим хард-роковым рифом, так как: Совершить путешествие в Рованиеми можно, организовав самостоятельный тур в Финляндию. - подробности. - это разве не рок?!

Беседовала Раиса САЕД-ШАХ

Всю его судьбу определила одна песня

На днях, после тяжелой операции, ушел Саша Лосев - бессменный солист группы "Цветы". Один из самых интеллигентных, красивых и в то же время болевых голосов нашей эстрады. По крайней мере, последней четверти прошлого века.

В церкви, во время панихиды, кто-то негромко сказал: "Вот у Лосева снова полный аншлаг".

Это была не толпа поклонников, а вся музыкальная Москва.

После смерти единственного восемнадцатилетнего сына Саша почти не выступал: ведь на концертах всегда просили спеть "Звездочка моя ясная, как ты от меня далека...", а это было невыносимо.

Я видела, как обливалось потом и слезами его лицо, когда он пел:

Поздно мы с тобой поняли,

что вдвоем вдвойне веселей

даже проплывать по небу,

а не то что жить на земле.

Так получилось, что благодаря "Цветам" я впервые узнала, что настоящая жизнь артистов - совсем не цветочки и ягодки, а ежедневные репетиции, изнурительные гастроли, трехчасовые концерты "живьем" и только потом - серьезный успех, цветы и автографы.

Последние годы мы виделись редко. Но пару лет назад, при встрече, я сделала с ним небольшое предъюбилейное интервью.

Хочу поделиться им с читателями "Новой", ведь другого интервью с Александром Лосевым уже не будет. Как и другого юбилея...

- Саша, для нынешней молодежи ты - или легенда, или вообще несуществующая реальность, как, впрочем, и вся группа "Цветы". Не напомнишь историю создания и забвения группы?

- Я учился в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики. В то время было модно устраивать студенческие вечера, приглашать знакомых. На одном из них мы и познакомились со Стасом Наминым (в то время он учился в МГУ). Разговорились, оказалось, что мы любим примерно одну и ту же музыку, одинаково к ней относимся, и решили поиграть вместе. Сначала все было как у многих - обычным подражательством: играли и пели из "Битлов", "Роллингов". Репетировали в "Красном уголке" дома на Берсеньевской набережной, где тогда жил Стас.

- Когда началось что-то всерьез?

- С конкурса (в 1971 году) Ленинского района. Главным призом в каждой категории выигрыша была запись на профессиональной студии. Стас мечтал записать маленькую пластинку, издать ее тиражом в сто штук и раздарить друзьям. В это время мы знакомимся с Володей Семеновым и Сережей Дьячковым - двумя великолепными музыкантами.

Они-то и отговорили нас записываться с английскими песнями. Решили записать "Звездочку" и песню Дьячкова "Не надо". В это же время Оскар Фельцман предлагает спеть песню "Есть глаза у цветов", узнав, что группа называется "Цветы". За два года до этого ее спел Магомаев. Эти три песни объединили в пластинку-сорокапятку. Продалась она сразу тиражом около семи миллионов.

- Это очень много даже для тех лет!

- Песни сразу приобрели популярность, но почти все решили, что если руководитель группы - Намин, то и солист тоже, конечно, он. Ведь по "ящику" нас практически не показывали. Вскоре мы выпускаем вторую пластинку с песнями "Честно говоря", "Больше жизни" и "Колыбельная". Года два мы еще продолжали играть как самодеятельный коллектив.

- Где вы играли?

- Приглашали в какие-то клубы играть за 10 рублей, да еще аппаратуру на себе таскали.

- Вы были все такие симпатичные, молодые, да еще и музыканты. Мечта девчонок. Как обстояли дела на личном фронте?

- Ходили упорные слухи, что в то время мой номер телефона для поклонниц стоил 25 рублей на улице Горького. Мне ребята рассказывали, что сами так на пиво иногда подрабатывали.

- Как вы стали профессиональной группой?

- Когда появились эти пластинки, нам поступило предложение поработать в Московской областной филармонии уже в качестве профессиональных артистов. В группе появляются в это время не только начинавший с нами Юра Фокин, но еще Слизунов, Никольский Костя, Сережа Грачев, девочки с подпевками. В общем, мы стали профессионалами.

- Сегодняшняя попса и рок тебе близки по духу?

- Все дело в том, что в наше время не было такого понятия, как прикладная музыка. А сейчас появилась дискотека, куда люди приходят постучать ногами в пол, прочистить свои потовые железы и уйти с чувством выполненного долга. Для этого и музыка нужна соответствующая, чтобы голова не нагружалась. Я не могу сказать, что нет рока, нет музыки. Это и Шевчук, и "Алиса"... Есть много людей, занимающихся этим достаточно хорошо. Просто рок не так популярен в средствах массовой информации. ТВ не очень любит рок-н-ролльных исполнителей и отводит ночное время, очень неудобное для зрителя. ТВ, видимо, раздражает в рок-музыкантах другой подход к музыке, к жизни, раздражает даже менее красочная, не такая праздничная, как у эстрадных звезд, одежда.

- Ты всегда пел на хорошие тексты и стихи. Например, "Лошади в океане" на стихи Бориса Слуцкого. Какую роль в песне, на твой взгляд, играет слово?

- Очень важную. Значимость музыки и слов в песне можно сравнить с тем, какая рука главнее - правая или левая. В правой - ножик, в левой - вилка.

- Вы застали строгую цензуру, худсоветы. Хорошо, что ничего этого не стало?

- "Цензура" - это неприятное и даже дикое слово для свободной личности. А вот с отменой худсоветов явно поторопились. При всей унизительности того, что приходилось выслушивать, - зачастую совершенно некомпетентные мнения в адрес музыкантов - это все-таки было хорошее сито.

Сегодняшние наши модные исполнители могут петь только под фонограмму, а вживую и двух нот не смогут чисто взять. С новыми техническими возможностями звукозаписи записать песню может абсолютно любой бездельник. Художественный совет должен быть по типу хозяина в студии звукозаписи (как на Западе). Он никогда не выпустит песню, по каким-то параметрам не соответствующую его понятиям о музыке. Очень жалко, что у нас нет профсоюзов музыкантов. Такой профсоюз являлся бы определенным критерием.

- У тебя и у группы была всесоюзная слава, что произошло? Почему ты сошел с олимпа, выбрав забвение?

- С начала 80-х мы стали очень много ездить за границу и, естественно, меньше работать здесь. В любом рынке, если ты какое-то время упустишь, твое место кто-то займет. Нам пришлось выбирать: или мир поглядеть, или себя показывать. Мы выбрали первое. Я объездил практически весь мир, купался во всех океанах, которые существуют. Но... упустил время. Пока мы катались, мир переменился, наши почитатели засчитали нам наши "прогулки" как прогулы и отомстили очень простым способом - успели забыть.

- Была ли у тебя когда-либо попытка сольной карьеры?

- Нет. Мне это не интересно. Все равно со мной была бы эта же группа, эти же люди. У меня к ним нет музыкальных претензий. Мы были первой группой, которая увидела свой клип по американскому МТV ("Старый Новый год"). Вся искусственно созданная для Запада группа "Парк Горького" - это наши музыканты из группы Стаса Намина.

- Если оглянуться назад, ты не считаешь, что упустил какой-то важный шанс?

- Чувства неудовлетворенности абсолютно нет. Думаю, что за 25 лет работы сделал уже достаточно, чтобы меня помнили без особого шанса.

- У многих артистов, как правило, не складывается личная жизнь. Твоя, насколько я знаю, - не исключение.

- Всякий человек одинок. И разведенный, как я, и женатый. Хотя, конечно, друзей-приятелей полно. С возрастом происходит переоценка ценностей, а значит, меняется отношение и к жизни, и к песням. Например, песню 25-летней давности "Звездочка моя ясная" - раньше я пел с одним подтекстом, а сейчас исполняю в память о своем сыне: "Звездочка моя ясная, как ты от меня далека...". Необъяснимым образом главная песня в программе стала главной и в жизни.

- Как ты пережил эту трагедию?

- Да я, наверное, ее и не пережил. И вряд ли переживу. Скорее она переживет меня.

Стас НАМИН: "Есть люди, которые умеют совмещать бизнес, творчество, семейную жизнь... А Лосев умел только петь, и остановить его было невозможно. Достаточно одной только "Звездочки", чтобы сказать, что жизнь его прошла не напрасно.
Кстати, что касается "Звездочки" - в день записи Сашин отец достал ему билет на хоккей СССР - Канада и Саша сказал, что не может прийти на запись. Но запись отложить было невозможно - я запихнул его в студию насильно. Песня не получалась. Он плакал и уходил. Сделали 30 дублей. Лепили по слову.
На концертах он эту песню пел хуже, чем на пластинке. А запел ее лучше, чем на пластинке, только после смерти сына Коли".
Сергей ДЬЯЧКОВ, композитор: "С юным Сашей было легко работать, он меня уважал как старшего и слушался. И только один раз устроил демарш, непонятно почему категорически отказавшись петь "Звездочку", свой главный будущий хит. Чувствовал, что эта песня предопределит всю его дальнейшую судьбу? Может, я зря настоял на своем..."
Александр ГРАДСКИЙ: У меня часто совпадали гастроли с группой "Цветы". Она была невероятно популярна в 70-80-е годы, но мало кто ассоциировал ее успех с именем Саши Лосева. Вернее, мало кто знал, что проникновенный голос "Цветов" носит это имя. Обидно, но группа часто обезличивает индивидуальный талант. Наверное, поэтому сам я давно работаю один. Лосев был слишком скромным человеком.
В 83-м я пригласил Сашу спеть одну из главных партий в своем "Стадионе". Потому что, когда встал вопрос, кого звать, оказалось, что певцов-то и нет. С настоящим, чистым голосом да еще и поющих вживую.
После смерти сына Саша часто повторял, что не хочет жить.

"Новая газета" N 10, 12.02.2004

Тэги: Саша Лосев, солист, группы Цветы, Рок, Александра Лосева

Страница сгенерирована за 0.004211 секунды